Статья опубликована в № 4204 от 16.11.2016 под заголовком: Речное и озерное

В филармоническом исполнении оперы Массне «Вертер» слились речное и озерное

Слог Оссиана заиграл интонациями Тютчева

Зачем исполнять в абонементе «Оперные шедевры» произведение, которое поставлено и успешно идет в одном из московских театров – а именно в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко? Но филармонический цикл тем и занятен, что манифестирует ненужность театрального искусства, зато концентрирует внимание на музыкальном. Отменные солисты из разных стран и безукоризненный оркестр «Новая Россия» под управлением дирижера Лучано Акочеллы исполнили оперу «Вертер» так, что Зал Чайковского переполнился не только публикой, но и музыкально-поэтическим содержанием.

В этом сочинении Жюля Массне поздняя эпоха пересказывает раннюю, зрелость вспоминает молодость. Если роман в письмах Гете (1774) стоял на пороге романтизма, не ведая о будущем, то опера Массне (1892) проникнута поздним знанием, ей известно все о влюбленных поэтах, о невозможности примирить мечту и реальность, сердечную смуту и людские порядки. Опера открывается рождественской песенкой детей, которую начинают репетировать к Рождеству еще в разгар лета, ею же и заканчивается, когда на Рождество герой прощается с жизнью – но не с любовью – со смертельной пулей в груди.

Воплотить этот сюжет изначально должны были другие солисты, чего не произошло по разным причинам – от органолептических до геополитических. Но те, кто их заменил, спели так, будто проект был рассчитан именно на них. Сама фамилия Андрея Дунаева уже помещает артиста в галерею лишних речных людей, таких как Онегин или Печорин, строфы Оссиана в его устах добавляют озерной дымки, а привлекательный русский тип и кстати оказавшиеся страницы клавира в руках делают персонажа похожим на героев русской литературы. Крепкий лирический тенор Дунаева, вкус и опыт одинаково пошли на пользу партии. За те же достоинства хочется поблагодарить француженку Карин Дейе в партии Шарлотты, которая тоже вернула оссиановский дух на московскую филармоническую сцену, ведь она некогда пела здесь «Деву озера» Россини. Ее меццо звучало темпераментно и сильно. Очаровательный контраст гостье составила Ульяна Алексюк, чей легкий голос и стиль как нельзя лучше подошли партии юной Софи. Звучно и благородно провел партию Альберта баритон Жан-Люк Баллестра, на том же уровне выступили исполнители моржовых партий Дмитрий Скориков, Игорь Морозов и Денис Макаров, дети из Большого театра тоже заслужили по конфете. Благодаря оптимальному сложению исполнительских и организационных технологий трагический шедевр оперного романтизма прозвучал приподнято и даже жизнеутверждающе.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать