Статья опубликована в № 4207 от 21.11.2016 под заголовком: Непотопляемый

В книге «Неизвестный Айвазовский» можно найти наиболее полный каталог картин художника

В ней же можно прочесть трезвые суждения о нем Джанни Кафьерро и Ивана Самарина

Книга коллекционера и поклонника Айвазовского Джанни Кафьерро и эксперта по русскому искусству Ивана Самарина, многие годы проработавшего в Sotheby’s, смотрится как роскошный альбом. Розовые восходы и серебристые закаты в море и на берегу, волшебно светящиеся лунные дорожки на черно-синей волне, облака всех видов и расцветок, плывущие на горизонте над парусниками, крейсерами, эскадрами и утлыми суденышками, ужасы смертельной опасности и восторг счастливого избавления на водах – все эти феерические картины свободно занимают книжные листы, часто выходя за их берега. Многие из них незнакомы даже поклонникам творчества мариниста.

Хрестоматийные, музейные картины Айвазовского в книге воспроизведены, но их, кажется, много меньше, чем находящихся в частных собраниях всего мира и в известных аукционных домах. Составление каталога-резоне является задачей авторов книги, к полному своду живописных произведений художника успешно приближающейся.

Текст, занимающий в «Неизвестном Айвазовском» скромное место, с первого взгляда кажется мало важным, поскольку эта книга, как представляют ее авторы, является адаптацией для русского читателя двух предыдущих сочинений тех же авторов на ту же тему. Так что экскурсы в русскую историю кажутся для нашего читателя необязательными. А когда начинаешь читать утвердившиеся в качестве факта выдумки, вроде стихотворения Уильяма Тернера, восхваляющего Айвазовского, то становится даже неловко.

Правда, авторы в сноске оговариваются, что «эта растиражированная курьезная история была известна от самого Айвазовского, о чем Каратыгин упоминает в журнале «Русская старина за 1878», но «в литературе о Тернере нигде не говорится, что художники встречались».Тогда зачем повторять, что великий английский живописец высоко ценил русского художника.

Зато авторы, воздавая должное феноменальному мастерству Айвазовского, не идеализируют его в отличие от российских биографов. Они описывают не только его художнические таланты, но и выдающиеся коммерческие. Не боясь замечать: «Вообще говоря, политика мало интересовала его, и, если того требовали коммерческие интересы, он был готов поступиться своим русским и армянским патриотизмом». А фрагменты воспоминаний внука художника о том, как тот принимал высоких гостей, обряжая всех феодосийских рыбаков в костюмы гондольеров, производит не менее сильное впечатление, чем «Девятый вал».

Необычно для нас авторы объясняют и необыкновенную популярность художника: «Для современников Айвазовский был чем-то вроде Стивена Спилберга – поставщиком фантастических визуальных образов, выполненных с потрясающим мастерством и спецэффектами» – напоминая, что кино тогда не существовало.

Джанни Кафьерро, Иван Самарин. Неизвестный Айвазовский. М.: Слово / Slovo, 2016. 440 с.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать