Статья опубликована в № 4209 от 23.11.2016 под заголовком: Дух Бежара вернулся

В Петербурге открылся фестиваль «Дягилев. P.S.»

Он начался с балетов Мориса Бежара

Несмотря на международный статус – судя по представленным в афише артистическим именам, оркестрам и балетным труппам, – фестиваль «Дягилев. P. S.» тем не менее типично петербургский. Он проходит уже в 7-й раз и давно стал важной частью того, что мы привычно называем «петербургским текстом». Организаторы фестиваля ненавязчиво эксплуатируют не только дух города и магию места, но и образ Дягилева как гениального русского антрепренера и патетичную архитектуру Петербурга; даже слякотная петербургская погода вносит свою томительную ноту в фестивальную эстетику.

Как правило, главные события проходят на самых красивых исторических площадках города: балетные спектакли идут в Александринском театре и БДТ. Постоянный гость фестиваля, оркестр Теодора Курентзиса MusicAeterna второй год выступает в Большом зале филармонии; в этом году оркестр сыграет музыку балета Прокофьева «Ромео и Джульетта». Экспозиция фотовыставки «Застывшее движение» Луис Гринфилд разместилась в Шереметевском дворце, а, предваряя фестиваль, в KGallery открылась выставка знаменитого французского фотографа Франсуа Паолини Chorégraphismes. Во время фестиваля уже состоялся круглый стол на увлекательную тему «Скандал как инструмент PR», на очереди научная конференция «В круге Дягилевом. PR как секрет успеха».

Однако же главную ставку устроители фестиваля с самого его основания сделали на репрезентацию работ знаменитых хореографов Джона Ноймайера, Анжелена Прельжокажа, Сиди Ларби Шеркауи, Акрама Хана. В этом году фестиваль открылся выступлением труппы «Балет Бежара» из Лозанны (Bejart Ballet Lausanne); труппы поистине легендарной, которую основал Морис Бежар в 1987 г. и вел до самой кончины в 2007 г.

Для Петербурга, да и для Москвы имя Бежара стало почти нарицательным, эдаким символом прогресса в искусстве, глотком свободы, свежим ветерком, прилетевшим из Европы в мрачные годы застоя.

История балета Мориса Бежара в России началась с памятных трехдневных гастролей первой его брюссельской труппы «Балет ХХ век» в Большом театре в 1978 г. Именно тогда все мы с изумлением открыли для себя его «Весну священную», «Петрушку» и «Жар-птицу» – три балета Стравинского. После этого в стране началось повальное увлечение современной хореографией, приведшей к возникновению отечественного направления contemporary dance. В частности, на волне увлечения Бежаром в недрах «Ленконцерта» появился «Новый балет» Бориса Эйфмана, который поначалу явно вдохновлялся стилистикой Бежара. И одним из самых запоминающихся спектаклей «раннего периода» Эйфмана стал его «Чудесный мандарин» («Под покровом ночи», 1977), в котором танцевала пара Алла Осипенко и Джон Марковский.

Морис Бежар поставил своего «Чудесного мандарина» уже в Лозанне в 1993 г., находясь под впечатлением от жестко-экспрессивной эстетики фильмов Фрица Ланга. Главный персонаж – андрогинный: то ли девушка, то ли мужчина, переодетый женщиной. Девушка завлекает и соблазняет клиентов, с которыми потом жестоко разделывается уличная банда. Первым попадает в сети наивный дикарь Зигфрид – тот самый Зигфрид, лохматый блондин с мечом Нотунгом, могучий герой из «Кольца нибелунгов», который воплощает в спектакле девственно-природное, арийское начало, составляя эдакий культурно-этнический противовес таинственному азиату со стертыми личностными характеристиками, кроме одной: его не берет ни нож, ни петля. Мандарина невозможно убить, пока он не получит обещанного наслаждения; его живучесть пугает даже видавших виды бандитов.

«Чудесный мандарин» завершил программу балетного вечера, составленную из трех аутентичных балетов Бежара: «Бхакти III», полного восточных аллюзий и отсылок к пластике йоги и тантрическим практикам; поэтичнейшего, воздушного, подчеркнуто классичного по балетной лексике «Этюда для дамы с камелиями» на музыку Шопена и Чилеа. Открывал же вечер Anuma Blues, поставленный Жилем Романом, нынешним руководителем «Балета Бежара», который перенял руководство труппой после смерти отца-основателя. Именно благодаря Роману труппа не утратила своих ведущих позиций на международном рынке: «Балет Бежара» много гастролирует, сохраняет наследие Бежара, и, судя по тому, как точно, истово, предельно аккуратно «доворачивая» красиво удлиненные графичные линии танца, выступали солисты, да и весь кордебалет, труппа находится в отличной форме.

Фестиваль продолжился тремя балетами «Белого театра Танца» Изадоры Вайс: «Девушка и смерть» на музыку Шуберта, «Федра» на музыку Малера и «Тристан и Изольда» на музыку Пендерецкого. Музыкальную композицию из произведений польского классика разных лет составила сама Изадора Вайс.

Завершит балетную программу фестиваля спектакль Екатеринбургского театра оперы и балета «Ромео и Джульетта» в постановке Вячеслава Самодурова.

Санкт-Петербург

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать