Статья опубликована в № 4210 от 24.11.2016 под заголовком: Ангелы вечного Рима

Третьяковская галерея показывает 42 работы из Музеев Ватикана

«Roma Aeterna. Шедевры Пинакотеки Ватикана. Беллини, Рафаэль, Караваджо» – исключительная выставка

Ватиканская выставка в Москве – удивительное и счастливое событие. Музеи Ватикана очень редко дают на вывоз свои ценнейшие экспонаты, а в таком количестве – впервые. При этом «Roma Aeterna. Шедевры Пинакотеки Ватикана. Беллини, Рафаэль, Караваджо» – не только собрание работ высоких художественных достоинств, важных для истории искусства и радостных для публики, величественных и наивных, эффектных и нежных. Все шедевры складываются здесь в отрывочное, но логичное и торжественное высказывание о Roma Aeterna, вечном Риме как наиважнейшем для русской культуры идеальном городе, абсолютном духовном центре.

Куратор выставки Аркадий Ипполитов уверяет, что ни одна картина здесь не случайна, все они между собой и с Римом связаны. Можно, конечно, заложенные им параллели и рифмы между составившими экспозицию вещами не считывать и радоваться каждой из них непосредственно. Допустим, долго разглядывать сцены совершения пяти чудес святым Винченцо Феррером (исцеление роженицы, воскрешение богатого иудея, исцеление хромого, спасение ребенка из горящего дома, воскрешение ребенка, убитого безумной матерью), последовательно и с подробностями изображенные на двухметровой доске Эрколе де Роберти. Или наслаждаться видом трех прекраснейших музицирующих ангелов Мелоццо да Форли, поп-символов ватиканской пинакотеки, прелесть которых от многократного воспроизведения ничуть не пострадала. Но, начиная с встречающего зрителей образа Христа Благославляющего второй половины XII в. – сурового и торжественного, – чувство восхищения и величия не оставит смотрящего, как и ощущение духовного и культурного родства с увиденным.

Как попасть

На напрашивающиеся вопросы о работе выставки «Ведомостям» ответила директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова. Во-первых, отметила она, выставка проходит в Инженерном корпусе галереи, где фойе и гардероб намного меньше, чем в здании на Крымском Валу, потому что климатические условия для привезенных работ там благоприятнее. Во-вторых, интернет-продажа билетов на январь – февраль будет возобновлена (до декабря все билеты проданы) и они будут именные, хотя и эта мера не может полностью исключить деятельность спекулянтов. Естественно, можно будет встать в живую очередь, пускать на выставку будут по сеансам. «Но мы не собираемся бить рекорды, поставленные выставкой Айвазовского», – подчеркнула Трегулова.

В первом зале выставки, где собраны средневековые и ранние ренессансные вещи, за русско-римские связи прежде всего отвечают два сюжета из жития Николая Мирликийского, особо почитаемого у нас святого, – милого и наивного Джентиле да Фабриано и артистичного Фра Беато Анджелико. О том же, о близости, говорит и образ Франциска Ассизского Маргаритоне д’Ареццо, возможно лично святого знавшего, но все равно написавшего не портрет, но икону в нашем понимании – на доске с золотым фоном. Ну а величие задает здесь монументальное «Оплакивание Христа с Иосифом Аримафейским, Никодимом и Марией Магдалиной» Джованни Беллини, впечатляющее световыми контрастами, благородной мрачностью и неземной выразительностью лиц героев.

Главным же символом вселенского торжества папского Рима становится само по себе великое «Положение во гроб» Караваджо, показанное в Пушкинском музее пять лет назад и вновь поражающее своей мощью. Второй, полукруглый зал выставки, каким-то весьма приблизительным образом напоминающий о соборе Святого Петра, собрал караваджистов Джентилески и Сарачени, болонцев Лодовико Карраччи и Гвидо Рени, классициста Никола Пуссена – римлянина больше, чем француза. Его «Мученичество святого Эразма» и спорит яркостью и чистотой цвета с мрачной картиной Караваджо, и близко ей своим пафосом. Как написано в пресс-релизе, картина эта «вызывала восхищение многих русских художников, живших в Риме». И влияла на них, как и на всех живописцев имперского Петербурга, для которого Вечный город был таким же недостижимым идеалом, как и для Москвы времен Ивана Грозного.

Что же до Рафаэля, чье имя вынесено в название выставки, то его совершенство представлено на этот раз камерно – двумя небольшими гризайлями с аллегорическими изображениями христианских добродетелей. К нам привезли «Веру» и «Милосердие», «Надежда» осталась в Ватикане.

До 19 февраля

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать