Статья опубликована в № 4212 от 28.11.2016 под заголовком: Парад всех аттракционов

«Монтаж аттракционов» Сергея Эйзенштейна действует

Выставкой о режиссере Московский дом фотографии завершил Год кино и своего двадцатилетия

Выставка о Сергее Эйзенштейне в «Мультимедиа арт музее» названа как статья, напечатанная в журнале «Леф» в 1923 г., – «Монтаж аттракционов». Достаточно сумбурно, в полемике, описанный 25-летним театральным режиссером метод должен был воздействовать на зрителя благодаря «математически выверенному» соединению «первичных элементов конструкции спектакля», т. е. аттракционов. Выставка и сложилась в согласии с названием. Хотя она и выстроена хронологически – от ранних работ Эйзенштейна к монументальной громаде «Ивана Грозного», – но как раз и демонстрирует приемы воздействия Эйзенштейна на зрителя. Сначала разработанные подробнейшим образом в рисунках, потом перенесенные на экран.

По содержанию и форме музейный «Монтаж аттракционов» вполне традиционен, создан без креативных претензий. Рисунки Эйзенштейна на стенах и столах, немного личных вещей, несколько костюмов из Музея кино, фотографии актерских проб к фильмам из собрания Госфильмофонда и десятки маленьких и огромных экранов, бесперебойно транслирующих фрагменты хрестоматийных фильмов главного классика советского кинематографа.

Таким образом, фильмы Эйзенштейна и становятся самыми действенными аттракционами выставки. Сами по себе впечатляющие, они повторяются и множатся, мощно наступая на зрителя. Особенно во второй части экспозиции, когда с огромных экранов на публику то идут свиньей псы-рыцари, еще не побитые людьми русскими, вставшими «на славный бой, на смертный бой», то сверкает безумным глазом опирающийся на посох Николай Черкасов в роли обезумевшего от власти Ивана Грозного. Хорошо хоть каждый кадр не озвучен соответствующей музыкой Прокофьева, хотя и визуальные хоры не легкое испытание.

Удвоение Эйзенштейна

Сейчас в Москве идут две выставки, включающие рисунки Эйзенштейна и кадры из его фильмов, – в «Мультимедиа арт музее» и в «Гараже». Сделаны обе экспозиции на одном приеме – ритмической смене самых выразительных сцен из классических фильмов и рисунков к ним. В «Гараже», правда, Эйзенштейн смонтирован с гравюрами Гойи и картинами американца Роберта Лонго.

Самое интересное и наименее известное на выставке как раз не бросается в глаза с экрана, а покоится на стенах и лежит на столах. Это прежде всего блистательные рисунки Эйзенштейна, одареннейшего, виртуозного рисовальщика. Замечательно, что стиль их со временем не меняется: и в 30–40-е годы он так же изящно рисует, как и в двадцатые. И беглый рисунок святого Себастьяна кажется сделанным не накануне Второй, а после Первой мировой войны. Легкий, творческий, экспериментаторский дух первых революционных лет быстрее всего уступает место монументальному, тяжелому, выверенному монтажу аттракционов в кинематографе Эйзенштейна. Эпическое и мифотворческое содержание «Броненосца Потемкина» и «Октября» места для легкости не оставляло.

Выставка об Эйзенштейне выбрана директором «Мультимедиа арт музея» Ольгой Свибловой стратегически верно. Она завершает объявленный Министерством культуры Год кино и юбилейный год для музея – 20 лет назад открылся Московский дом фотографии, не так давно модно переименованный. Так что «Монтаж аттракционов» и подчеркивает верность музея идеалам авангарда (здесь проходит и ретроспектива Родченко), и проявляет уважение к инициативам начальства.

Кроме того, выставку «Сергей Эйзенштейн. Монтаж аттракционов» можно считать и глубоко патриотической, и раскрывающей вечный сюжет о художнике и власти. Хотя конфликт на этот раз точечно обозначен: показана бисерная сумочка, которую Эйзенштейн подарил своей студентке Марианне Рошаль с напутствием: «Не в пример учителю никогда не мечите!».

До 26 февраля

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать