«Chronometrie Ferdinand Berthoud будет стремиться производить такие часы, какие мог создать сам Фердинанд Берту»

Сопрезидент Chopard Карл-Фридрих Шойфеле рассказывает о новом проекте компании — марке сложных часов Chronometrie Ferdinand Berthoud, создавшей лучшие часы 2016 года

Марка Ferdinand Berthoud названа по имени одного из крупнейших конструкторов часов и теоретиков часовой механики Фердинанда Берту. Родившийся в кантоне Невшатель в 1727 году Берту по достижении совершеннолетия перебрался в Париж и имя сделал себе уже во Франции. В 1753 году он получил официальное звание «мастера-часовщика» (Берту заслужил его в более молодом возрасте, чем Абрам-Луи Бреге, подчеркивают современные биографы), а на следующий год представил свой первый морской хронометр.

В 1770 году Берту получил титул «королевского часовщика». Результаты своих исследований он изложил в нескольких трудах, в том числе в «Трактате о морских часах», «Эссе о часах» и «Истории измерения времени с помощью часов».

По словам Карла-Фридриха Шойфеле, сопрезидента Chopard, новый бренд будет стремиться производить такие модели часов, какие мог создать сам Фердинанд Берту, если бы он был нашим современником. Проект от задумки до реализации растянулся почти на 15 лет, первые серийные образцы часов Chronometrie Ferdinand Berthoud представила лишь в этом году. Главным часовщиком марки стал Жан-Марк Бейер, дизайн часов сделал главный дизайнер Chopard Ги Бов.

Первая модель под маркой Ferdinand Berthoud — хронометр FB 1. Конструкция механизма отсылает к эпохе Берту: платина и мосты соединены с помощью титановых колонн, дизайн вдохновлен морскими хронографами, размещавшимися в деревянных коробках с иллюминаторами по бокам. Завод — естественно, не автоматический, а ручной, передачу энергии обеспечивает механизм постоянной силы — фузея. Часы также оснащены турбийоном и — впервые в часах с турбийоном — центральной секундной стрелкой.

Но на интервью Шойфеле приходит не в Ferdinand Berthoud. У него на запястье — первые часы L.U.C, которые появились 20 лет назад: «Я был очень глубоко вовлечен в процесс создания дизайна тех часов, — говорит Шойфеле. — Тогда у меня было гораздо больше времени, чтобы заниматься дизайном». Шойфеле носит часы № 40, поскольку в 1996 г. отмечал свое 40-летие. В этом году по случаю юбилея Chopard переиздала ту модель, чуть увеличив размеры корпуса. Но говорим мы в этот раз только о Ferdinand Berthoud.

— Расскажите, почему вдруг вы решили создать новый бренд, Chronometrie Ferdinand Berthoud?

— Когда я начал комплектовать наш музей во Флерье, я узнал о Фердинанде Берту. Потому что в музее планировалась секция, посвященная морским хронометрам, и я осознал значимость Фердинанда Берту для этого раздела. К тому же он родился всего в 10 минутах от Флерье. Я решил по возможности сконцентрироваться на работах Берту, расширить его коллекцию. Это был, кажется, 2002 год. Потом я услышал, что у одного человека уже есть права на Ferdinand Berthoud. Я нашел его, чтобы поинтересоваться, что он собирается делать с этим именем. Он сказал, что хочет выпускать часы под этим именем, но к производству до сих пор не приступил. Так что, если я интересуюсь, он готов мне продать. У него уже были какие-то наработки, но гораздо более простых часов по сравнению с теми, что собирался делать я. Предыдущий владелец хотел делать часы с механизмом ЕТА, а это совсем не то, чего заслуживал Фердинанд Берту.

В 2006 году я купил имя Ferdinand Berthoud. Но тогда у меня еще тоже не было четкого плана, что я хочу выпускать под брендом Ferdinand Berthoud. Я отложил эту идею и всерьез занялся ею уже в 2009 году. Постепенно начало вырисовываться, какие именно часы я хочу видеть — технически и эстетически. Поначалу мы работали над ними в обстановке строгой секретности, вне компании.

— Позвольте уточнить, кто владеет брендом Ferdinand Berthoud — вы лично или ваша семейная компания?

— Владелец имени — группа Chopard, но по степени вовлеченности можно уверенно сказать, что это мой собственный персональный проект. Работа над ним шла с 2009 по 2015 год. Мы вдохновлялись работами прошлого, но Берту никогда не делал наручных часов, так что нам надо было быть креативными, чтобы представить, какие бы наручные часы Фердинанд Берту мог создать сегодня. И в механизме часов Ferdinand Berthoud нет ни единого винта, который был бы идентичен, например, механизму часов Chopard L. U.C. Это абсолютно новый, оригинальный механизм.

Лучшие в 2016 году

В ноябре первая модель под маркой Ferdinand Berthoud — хронометр FB 1, первый в мире турбийон с центральной секундной стрелкой — была признана лучшими часами 2016 г. на премии Grand Prix d'Horlogerie de Geneve. Часы выпущены ограниченным тиражом в нескольких вариантах корпуса: из титана и белого золота, из белого или розового золота. Цена модели из титана и белого золота составляет 212 000 швейцарских франков, указано на сайте премии

— Насколько первый дизайн часов отличался от того, что у вас получилось в итоге?

— Какие-то уточнения и технические изменения приходится вносить всегда. Но, по правде говоря, финальная версия часов очень близка к первоначальной. Фузею и сертификацию хронометра мы планировали изначально — ведь речь идет о Фердинанде Берту! Но следом нужно было все это реализовать. (Смеется.)

— Прототип часов вы показали еще в прошлом году. Какова была первая реакция? Производство часов уже началось?

— [По состоянию на конец марта] мы поставили двое часов — в Париж и в Дубай. Восемь ритейлеров уже с нами — в Париже, Лондоне, Дубае, Токио, Швейцарии, Гонконге, России. Теперь дело за нами — когда мы сможем поставить им часы. (Смеется.) В этом году мы сделаем восемь, максимум десять часов.

Лучшие часы 2016 года

— Ferdinand Berthoud будет отдельным брендом в группе Chopard?

— Да. Как, например, некоторые часовые бренды в Richemont Group — каждый из них имеет собственную идентичность, дистрибуцию, коммуникации и проч.

— Сколько новых моделей часов под маркой Ferdinand Berthoud у вас в разработке сегодня?

— Конечно, нам нужен еще как минимум один базовый механизм. Но на его создание понадобится еще по меньшей мере два года. Плюс расширение на базе существующего механизма. Идей у нас очень много, вопрос в том, какая из них будет реализована первой. У нас существует план на 5-10 лет вперед.

— И насколько большой может стать марка?

— В сравнении с Chopard я вижу ее камерной. 10-15 точек продаж, небольшое производство — 150, может быть 200 штук в год. Очень эксклюзивный продукт.

— Это значит, что отдельно стоящие бутики вряд ли появятся?

— Я очень в этом сомневаюсь. Может быть, один. Но точно не в ближайшем будущем.

— Фердинанд Берту был часовщиком, конструировавшим морские хронометры, не наручные часы. Вы можете представить современные напольные или яхтенные часы под брендом Ferdinand Berthoud?

— Могу. Но нам нужно придумать нечто особенное.

— А технически на своей мануфактуре во Флерье вы способны производить не только наручные, но напольные или настольные часы?

— Технически — можем. Это была бы очень интересная задача.

— Марка Chopard активна в маркетинге: вы спонсируете Каннский кинофестиваль, автогонки Mille Miglia. В каких мероприятиях, на ваш взгляд, имеет смысл светиться марке Ferdinand Berthoud?

— Это эксклюзивная марка, не думаю, что ей нужно активное продвижение. Лучшее для нее продвижение — знакомство с коллекционерами, которые способны понять замысел. Который очень широк, а исторический аспект — огромен. Так что не думаю, что нам надо спонсировать какие-то мероприятия.

— Прошлый год был непростым для швейцарской часовой индустрии.

— Да. Из-за Китая, России и некоторых других стран. Но мы закончили год с неплохими показателями. Этот год, я полагаю, будет похож на предыдущий — наша дорога будет с шиканами. Но пример Ferdinand Berthoud показывает, что, если вы создаете уникальный продукт, интерес к нему всегда будет.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать