Статья опубликована в № 3852 от 16.06.2015 под заголовком: Достаточно проверить почту

Как новый менеджмент изменил «Почту России»

За два года выходец из «Tele2 Россия» Дмитрий Страшнов и его команда сделали то, что не удавалось никому из их предшественников
  • Юлиана Петрова

Еще в конце апреля 2013 г. из-за скандала, вызванного скоплением 500 т посылок в аэропорту «Шереметьево» и полным коллапсом международного почтового обмена, генеральный директор «Почты России» Александр Киселев был оправлен в отставку, а на его место был назначен бывший президент телекоммуникационной компании «Tele2 Россия» Дмитрий Страшнов. Новоявленный генеральный директор привел в почту нескольких бывших соратников из Tele2, а часть топ-менеджеров переманил из крупных компаний. В том числе и Алексея Скатина, бывшего директора по логистике пивоваренной компании «Балтика», а ныне директора по логистике «Почты России». «Я не понимал тогда, настолько запущена проблема. По Москве вовремя доставлялось лишь каждое 30-е письмо», – вспоминает Скатин. Задача менеджера была разобраться, почему почта доставляется так медленно.

Государства в государстве

«Первое мое впечатление от «Почты России» – разобщенность», – рассказывает Скатин. Ее филиалы – Главный центр магистральных перевозок почты (ГЦ МПП), Автоматизированный сортировочный центр (АСЦ) и компания экспресс-доставки EMS – между собой не общались. У каждого филиала были собственные бухгалтерия, кадры, IT, свои департаменты транспорта и сортировки. Первое совещание с руководителями филиалов состоялось, когда тонны посылок еще лежали чуть ли не на взлетно-посадочных полосах, вспоминает Скатин: «Мы входим в терминал в «Шереметьево», а там посылки на нас просто падали сверху. И вот руководители ГЦ МПП, АСЦ и центра в Подольске друг с другом при мне начали выяснять отношения, кто что не сделал. Я слушаю и понимаю, насколько разобщена цепочка». Задача нового топ-менеджмента была сделать так, чтобы филиалы поняли, что у них общая цель. Они начали проводить ежедневные планерки с филиалами. Страшнов первое время сам проводил эти совещания, слушал, кто что говорит. Сейчас в ежедневных селекторных совещаниях в 9 часов утра участвуют 70 руководителей ключевых объектов: аэропортов, вокзалов, сортировочных центров, ключевых транспортных узлов и автобаз. Когда всех начальников свели вместе, скрывать проблемы стало невозможно. Выяснили массу нюансов. Филиалы скрывали друг от друга информацию. Например, рассказали в «Почте России», в Подольске у почты большой сортировочный центр и там постоянно стояло 200 машин в очереди. Когда стали выяснять, почему они там все время стоят, оказалось, что на этом терминале в Подольске укомплектованность персоналом составляла 50%. Руководство центра скрывало этот факт, потому что независимо от численности персонала осваивало 100% фонда оплаты труда. При этом сортировщики получали по 20 000 руб. в месяц. В результате руководители филиалов начали уходить, а в ГЦ МПП и АСЦ руководство было сменено сразу же.

Таможня дает добро

Затем новая команда занялась нормализацией отношений с таможней, испортившихся во время коллапса 2013 г. А от таможни зависели сроки доставки. «Мы сказали таможенникам, что они невиновны в коллапсе, а сплоховала сама почта», – рассказывает Скатин. Затем «Почта России» постаралась создать рядовым таможенным инспекторам нормальные условия труда. В пунктах международной почты работают почти 400 таможенных инспекторов по всей стране. А инспекторы таможни воспринимали работу в Центре международной почты на Варшавке или на Казанском вокзале как ссылку, потому что условия труда там были плохими, не было комнат отдыха для инспекторов и прочего, рассказывает Скатин: «Мы прошли по всем объектам, заглянули в туалеты, они нас ужаснули, и мы оперативно их отремонтировали». Потом почта безвозмездно передала таможне для использования сканеры и другое современное оборудование. И произошел перелом. У ведомства объем международной почты по сравнению с 2012 г. вырос в 4 раза. В процентах вклад качественной работы таможни в рост международного потока составляет не меньше половины, уверен Скатин.

Арбуз вместо почты

Затем Страшнов и Скатин взялись за оптимизацию магистральных перевозок. Выяснилось, что всю почту обслуживали 8–9 автотранспортных компаний, при этом 80% потока забирали на себя пять компаний, у которых не было собственного автопарка. Это были «прокладки», которые нанимали перевозчиков по всей стране. То же самое касалось авиакомпаний – «Почта России» работала с агентами, у которых не было самолетов. Прямых контрактов с авиакомпаниями не было, при том что «Почта России» – один из крупнейших грузоотправителей в стране. Агенты (их было больше десятка) постоянно создавали управляемые коллапсы. Например, приходил агент и говорил, что такая-то авиакомпания подняла тарифы. И если ведомство не согласится на повышение тарифов, почта не будет доставлена. Это был своего рода шантаж. Самой парадоксальной была история с железнодорожными перевозками. С РЖД у «Почты России» вообще не было контракта, хотя письма и посылки по железной дороге возили (почтовые вагоны входят в состав пассажирских составов). Все платежи происходили на основании счетов. При этом почта часто оставалась лежать на станциях, а в почтовых вагонах ехали арбузы и ширпотреб, рассказали в «Почте России». Взаимодействие с Федеральной пассажирской компанией (ФПК) было испорчено. Как рассказали в «Почте России», с железнодорожниками почта работала через агента, который и занимался побочным бизнесом. Агента выгнали. На первой встрече с руководством ФПК Страшнов и Скатин начали с того, что заявили: «У нас цель возить почту». Руководители ФПК тогда им не поверили, но «Почта России» слово сдержала – арбузы возить перестала.

Без посредников

С последнего квартала 2013-го команда Страшнова начала снижать долю агентов и заключать прямые контракты. С крупными авиакомпаниями вроде «Ютэйр», «Трансаэро» или «Сибирь» были заключены прямые контракты. В результате за полгода доля агентов снизилась с 75,7 до 15%. При этом тарифы снизились примерно на 15% за счет маржи, которая была у агентов. С автомобильными перевозками экономический эффект получился еще более ощутимым. Так, при девяти контрагентах в 2013 г. тариф составлял 40,86 руб./км. В 2014 г. почта провела два тендера, и к концу года у нее появились 32 ключевых контрагента, а тариф снизился до 27,28 руб./км. Снижение получилось за счет отказа от непрямых договоров, пересмотра принципов оценки контрагентов и ввода механизма многолотовых закупок, говорит Скатин. В 2014 г. ведомство заключило прямой контракт с ФПК. В 2014 г. «Почта России», по данным самой компании, сэкономила на магистральной логистике 900 млн руб. – это около 11% бюджета магистральных перевозок (с учетом ремонтов).

Разгрузить Москву

Весь 2014 год у топ-менеджмента «Почты России» ушел на то, чтобы на базе опорного ГЦ МПП создать интегрированный блок логистики. В ГЦ МПП появились общеведомственные направления транспорта и сортировки, а также новые структуры: блок планирования и блок по работе с претензиями. В 2014 г. начался проект по созданию нового сортировочного центра во Внукове. Задача была разгрузить перегруженную Москву. «Мы купили складские помещения на 65 000 кв. м и в них установили итальянское оборудование – автоматизированную сортировку. На это оборудование почта потратила около 3 млрд руб.», – рассказал Константин Бугаев, замдиректора центра. Сейчас вся международная почта, приходящая в Москву, обрабатывается в центре во Внукове. В Москву прилетает около 70% почты (раньше было до 95%), а остальные 30% приходят в Казань, Екатеринбург и Владивосток.

«Почта России»

Выручка в 2014 г. – 140 млрд руб., Чистая прибыль – 1,2 млрд руб. Логистическая сеть – 83 региональных филиала, 760 почтамтов, 42 000 отделений связи Среднесписочная численность – 312 519 сотрудников.

Последняя миля

По данным «Почты России», в 2014 г. объем доставленных посылок вырос в 1,6 раза по сравнению с 2012 г., а средние сроки доставки за два года сократились с 90 до 14 дней. По словам директора департамента по работе с потребителями Аллы Бондаренко, в 2012 г. в «Почту России» ежемесячно приходило больше 250 000 только письменных жалоб, а сейчас число претензий составляет 20 000–40 000 в месяц. В этом году Страшнов собирается объединить всех управленцев филиалов (примерно 1000 человек) в единый аппарат – с сокращением 20% персонала, выполняющего дублирующиеся функции. В единый аппарат войдут блоки транспорта, сортировки, работы с претензиями, а также блоки развития, планирования, HR и IT. А теперь Страшнов думает об оптимизации «последней мили». Сейчас посылки доставляются гораздо быстрее, чем раньше, но потом залеживаются в отделениях. Поэтому основная задача этого года – устранение неэффективности в почтовых отделениях, говорит Страшнов.