Статья опубликована в № 3900 от 21.08.2015 под заголовком: Кризис – время для слежки

Как заработать на слежке за недобросовестными сотрудниками

Выпускник Донецкого технического университета создал IT- программу, которая вызывает много споров
  • Светлана Романова

Когда выпускник Донецкого национального технического университета Михаил Яхимович работал бизнес-консультантом в компании «Интрон», он обратил внимание, что большинство неудач происходит из-за персонала, который пьет чай и сидит в социальных сетях в рабочее время. Ему в голову пришла идея создать IT-продукт, который записывает, чем именно занимаются сотрудники на компьютере, и анализирует их действия, показывая эффективность потраченного времени. Знакомый программист Сергей Шамшин согласился взять на себя разработку софта. Сам Яхимович занялся брендингом, придумал название, заплатил знакомому дизайнеру несколько тысяч рублей за создание логотипа (это были первоначальные инвестиции).

В 2008 г. компания Шамшина и Яхимовича (оба имели 50%-ные доли), получившая название «Стахановец», выпустила первую версию софта.

На тот момент программа позволяла делать скриншоты, определяла, какие сайты посещал сотрудник и какой текст он печатал. Стартап приносил несколько тысяч долларов в месяц, но его не удалось масштабировать на украинском рынке.

Самое дешевое рабочее время

По данным Организации экономического сотрудничества и развития за 2014 г., в России самая низкая производительность труда в Европе. За один час российский работник производит продукта на эквивалент $25,9. Это меньше, чем у наиболее низкопроизводительных европейцев – латвийцев ($27,6 в час) и поляков ($29,7).

Компании удалось прийти в Россию осенью 2014 г. – благодаря инвестициям фонда Softline Ventures Partner. Инвестор выкупил 45%-ную долю за 8 млн руб., а у Шамшина и Яхимовича осталось по 27,5%-ной доле. За год в России, по данным Яхимовича, «Стахановец» смог увеличить выручку вдвое. В 2014 г. она составила $440 000, в нынешнем приближается к $1 млн. Число компаний, использующих решение «Стахановца», насчитывает 2000. Среди крупных – газовая и нефтяная, водоканал, коллекторское агентство, банки, ресторанный холдинг, автомобильный завод. Кроме того, программу приобрело несколько городских администраций, сообщает Яхимович.

За пределами России «Стахановцу» вряд ли удалось бы достичь таких показателей. Сейчас, по данным Яхимовича, только 10% российских компаний используют программы контроля за сотрудниками, в других странах этот показатель существенно выше, а в США, например, он достигает 70%. Успеху способствует кризис: компании пытаются оптимизировать расходы на фонд оплаты труда. Продажи «Стахановца» в январе – феврале были самыми высокими за все время существования компании.

Шпионаж только начинается

Бизнес-ниша для разработчиков шпионского софта только формируется, говорит Александр Бочкин, основатель саранской системы учета и анализа рабочего времени сотрудника Crocotime (клиенты – «Тестур», Ecco, Экспобанк, администрация Хабаровского края). Компаний, которые выпускают похожие IT-решения, не так много: например, Staffcop от Atom Park Software, «Большой брат» от Edison. А потенциальный оборот рынка, по данным Бочкина, достигает 300 млрд руб. в год.

Директор по продажам компании Edison Software Development Centre Артем Карюкин подтверждает: рынок слежки за сотрудниками быстро формируется, игроки ощущают рост спроса, продажи «Большого брата» растут на 35% в год.

Виноватый менеджер

«Стахановец» никогда не тратился на маркетинг, но это сыграло положительную роль в развитии бизнеса. Яхимович говорит, что функции программы на 90% сформированы исходя из задач клиентов, которые сами обратились в «Стахановец». Основатель вспоминает, как в одной из компаний программа сначала обнаружила, а потом оповестила службу безопасности, что менеджер по продажам отправил письмо с оскорблением постоянному клиенту. Началось расследование, виноватый отрицал свою причастность. Выявить злоумышленника помогла функция распознавания «клавиатурного почерка». Программа выстроила алгоритм на основе подсчета длины и количества пауз между ударами пальцев по клавишам, а также зафиксировала типичные опечатки, характерные для пользователя. Нарушителю пришлось написать заявление об увольнении.

«Стахановец» усовершенствовал эту функцию, пока никто из конкурентов не вышел на рынок с аналогичным решением. Сейчас софт позволяет фотографировать и снимать на видео человека во время работы, анализировать его активность в сети и подсчитывать соотношение рабочего и нерабочего времени, проведенного пользователем в рабочих и развлекательных программах. В случае превышения временного лимита система оповещает службу безопасности. А при попытке отправить ценную информацию конкурентам специальная DLP-система (Data Leak Prevention, предупреждение информационных утечек), использующая ключевые слова, заблокирует попытку отправки. Такой вид софта особенно востребован при контроле сотрудников колл-центров, банковских операционистов, продавцов и др.

Нет выхода

Первыми клиентами «Стахановца» стали знакомые Яхимовича по бизнесу. Но их круг быстро закончился, ему пришлось продвигать «Стахановца» самому. Денег на маркетинг, как и опыта продаж, у него не было. Яхимович обзванивал потенциальных клиентов. Ему удалось заключить договор с «1С-Украина» в 2009 г. Предприниматель целенаправленно выходил на компанию, рассчитывая войти в их сеть франчайзи и таким образом масштабироваться.

Договор был заключен, но больших денег он не принес: удалось продать софт только 50 некрупным компаниям. Однако этот момент, по словам Яхимовича, стал переломным, «Стахановец» вышел на рынок.

Сейчас среди клиентов «Стахановца» есть маленькие и крупные компании. Если крупный бизнес обычно выходит на компанию через рекомендации, то с малым и средним бизнесом выстроить отношения по-прежнему трудно. По словам Яхимовича, всегда было сложно связаться с гендиректором компании, а рядовым сотрудникам идея о его бизнесе не всегда нравилась, персонал старался не заметить его коммерческие предложения. Он вспоминает, как предложил другу, гендиректору, провести эксперимент: позвонил его секретарю и после разговора отправил по факсу предложение о внедрении софта. Через несколько минут руководитель наблюдал за тем, как секретарь прочитала сообщение, скомкала его и выбросила в мусорку.

Кнут без пряника

Яхимович уверен, что кризис меняет менталитет сотрудников и тот, кто вчера не хотел, чтобы за ним следили, сегодня сам попросит руководство внедрить систему. Он приводит в пример случай, когда руководство розничной компании по продаже оргтехники объявило о введении системы контроля. Часть бухгалтерии реагировала положительно и увидела в этом возможность получить прибавку к зарплате, а также возможность избавиться от коллег-бездельников (компания как раз планировала сокращение штата на 30%).

В планах «Стахановца» – экспансия, в частности, выход в Прибалтику. Для этого софт перевели на английский язык. Однако у экспертов есть сомнения, что софт, осуществляющий тотальную слежку за сотрудником, востребован. Они не соглашаются с тем, что такой контроль – это панацея от всех бед бизнеса. По словам Олега Бусыгина, гендиректора Intake-Consult, отношение к использованию софта зависит от компетентности сотрудника. Чем выше уровень его компетентности и должностной статус, тем больше вероятность того, что он воспримет внедрение как недоверие со стороны начальства, а это ухудшит результаты работы.

Технологии могут помочь персоналу, который занят рутиной, но только в том случае, если руководство грамотно выстроило задачи. «Влияние софта на мотивацию сотрудника зависит и от корпоративной культуры. Если в компании процветает безответственность, а руководители не тянут свой функционал, топрограмма усугубит проблемы и приведет к люмпенизации сотрудников», – уверен Бусыгин.

Бочкин согласен, что тотальная слежка демотивирует. Поэтому его компания отказалась от использования видеосъемки, анализа переписки и речи, создания скриншотов и др. Crocotime сконцентрировалась на учете времени работы и простоя и написала софт для анализа эффективности исходя из особенностей профессии.

«Большой брат» тоже не устраивает тотальной слежки. Компания рассчитывает на рост числа фрилансеров и развивает софт для сотрудников, которые трудятся в удаленных офисах.