Статья опубликована в № 3987 от 23.12.2015 под заголовком: Потери малого бизнеса

Что 2015 год обещал малому бизнесу – и что исполнил

Некоторые инициативы перечеркивают всю пользу от мер поддержки предпринимателей

В 2015 г. кто только не поддерживал малый бизнес: и президент, и правительство, и налоговики, и региональные власти. Специально была создана даже Корпорация развития малого и среднего предпринимательства под руководством Александра Бравермана. Были приняты десятки поправок в законы, призванных облегчить жизнь мелким предпринимателям. Однако оказалось, что некоторые позитивные инициативы вроде пересмотра правил учета доли малого и среднего бизнеса в госзакупках не дали большого эффекта, а негативные меры вроде торгового сбора помогли некоторым сэкономить на налоге на имущество. Есть и такие инициативы, которые много обсуждались – например, введение обязанности для ИП, нанимающих сотрудников, перерегистрироваться в ООО, – но так и остались на бумаге. Но в 2015 г. проявились и негативные последствия налоговых новшеств прошлого года – скажем, начисление страховых взносов для ИП, пожалуй, перечеркивает весь позитив прочих мер поддержки, говорит Илья Быковников, профессор института «Мирбис».

Власти обещали, что налоговая нагрузка на малый бизнес уменьшится или по крайней мере не будет расти, но на самом деле издержки малого бизнеса увеличиваются, говорит Дмитрий Несветов, член совета московского отделения «Опоры России». К примеру, растут все неналоговые сборы – в 2015 г. начал действовать торговый сбор, транспортные сборы системы «Платон», экологические сборы, перечисляет эксперт. «Ведомости» подвели итоги уходящего года и составили список событий, сильнее всего повлиявших на предпринимателей.

Ура, каникулы!

Среди нововведений, которые должны облегчить участь предпринимателей, налоговые каникулы, расширение списка тех, кто подпадает под льготную патентную систему налогообложения и льготы для предпринимателей, работающих по упрощенной системе налогообложения. Правительство дало больше самостоятельности регионам. К примеру, с 1 октября чиновники на местах сами стали устанавливать льготы для малого бизнеса. Для плательщиков упрощенной системы налогообложения теперь предусмотрена возможность снижения ставки с 6 до 1%. А для тех, кто применяет единый налог на вмененный доход, ставка по решению муниципального образования может быть снижена с 15 до 7,5%. В некоторых случаях разрешается снизить ставку даже до 0%.

С января 2016 г. применять патентную систему налогообложения смогут те, кто занимается производством молочных продуктов, изделий из кожи, хлеба и кондитерских изделий, переводами и др.

В этом году новые ИП, зарегистрированные с января 2015 г., были освобождены от уплаты налогов на срок до трех лет. Налоговые каникулы положены тем, кто работает в науке, производственной и социальной сфере. Правда, когда именно начнутся каникулы, решают регионы. Этими каникулами могут воспользоваться чуть более сотни ИП, в то время как в стране их миллионы, подсчитал Владимир Буев, вице-президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства. «Не очень понятно, почему все блага делаются для ИП, а бизнесы с двумя владельцами остаются в стороне», – рассуждает Ольга Промптова, совладелица компании DD-Shop. По ее словам, патентная система и налоговые каникулы ее фирму никак не затронули – ей восемь лет и она не ИП.

Непредсказуемый эффект

С 1 июля в Москве вступил в силу закон о торговом сборе, под действие которого подпали 130 000 торговых ИП. У закона, увеличившего нагрузку на маленькие фирмы, есть и позитивные моменты, замечает Быковников. В некоторых регионах – при условии, что фирма применяет традиционную (а не патентную) систему налогообложения, – торговый сбор освобождает от уплаты имущественного налога, объясняет профессор. Если компания владеет дорогим торговым оборудованием, то на этом можно даже сэкономить, уточняет Быковников.

Правительство выступило с позитивным начинанием, которое пока никак не облегчило участь предпринимателей. С 1 августа объявлен трехлетний мораторий на проверки контролирующих органов для всех предприятий, которые признаны малыми (оборот не более 60 млн руб. в год) и если в отношении их не ведется расследование, уголовное или административное. Но количество проверок в 2015 г. по сравнению с прошлым не уменьшилось, знает Несветов.

Долгожданный и полезный законопроект об увеличении доли малого и среднего бизнеса в госзакупках с нынешних 15 до 25%, который обсуждали весь год, и вовсе заморожен. Госкомпании и нынешнее-то 15%-ное ограничение обходят, замечают эксперты.

От ларьков до «Платона»

Предприниматели пострадали и от политических решений властей. В Москве в 2015 г. продолжился снос ларьков, что привело даже к акциям протеста. В апреле прошла акция протеста торговцев, работающих в подземных ларьках. Ларечники протестовали против «планомерного уничтожения тысяч рабочих мест» и хотели привлечь внимание властей и общества к проблемам мелкого бизнеса.

Не пользуются

73% представителей малого, среднего и микробизнеса Москвы за последний год не пользовались льготами и другими мерами поддержки, по данным опроса 2000 руководителей предприятий, проведенного РАНХиГС. Еще 15% не помнят, обращались ли они за помощью

В течение нескольких лет региональные и местные власти сворачивают сектор частной мелкорозничной торговли, констатировал Буев. Несколько лет назад в Москве было почти 20 000 предприятий мелкой розницы, к началу 2015 г. осталось меньше 8000. На то, чтобы судиться с чиновниками, у мелкого бизнеса нет средств, дела в основном проигрываются. Даже выигранные постфактум суды, в которых опротестовывались действия властей, не в состоянии вернуть утраченный бизнес. По данным Буева, после массового сноса объектов нестационарной торговли в 2011 г. работу в Москве потеряло почти 50 000 человек.

Введение системы «Платон», по мнению Павла Сигала, вице-президента «Опоры России», крайне негативно отразилось на малом и среднем бизнесе, который не имеет такого запаса прочности, как крупные транспортные компании. Предложение транспортных услуг уже сократилось на 7–10%, а тарифы на перевозку выросли в пределах 15%. Больше всего пострадали те предприниматели, у кого в хозяйстве одна-две фуры.

Ухудшившиеся отношения с Турцией тоже нанесли удар по малому бизнесу. Около $4 млрд в год, по оценке Nomura International, приносили экономике Турции российские предприниматели (малые и средние компании), закупающие в Турции одежду и другие товары для российского рынка. Это даже больше, чем годовой доход от организованных туристов из России, составляющий $2,7 млрд.

«Половина наших поставщиков тканей переполошилась и временно прекратила поставки, потом все успокоилось, – рассказывает Промптова. – Но вся эта нервотрепка уже поднадоела. Известные нам швейные фабрики говорят, что многие клиенты вроде DD-Shop, которые занимаются производством одежды, перестали планировать надолго вперед. Честно говоря, я не припомню более тяжелого года, чем этот».

Хотят выйти из игры

2015 год был скорее негативным для МСБ, считает большинство экспертов, опрошенных «Ведомостями». И это подтверждают разные исследования. Срок окупаемости инвестиций в малые предприятия в Москве увеличился с 1–1,8 года в 2013 г. до 4–9,4 года к маю 2015 г., говорится в исследовании консалтинговой компании «2Б диалог». В 2013 г. 0,4 руб., инвестированных, например, в автосервис, приносили 1 руб. дохода. Сейчас, чтобы получить этот же рубль, нужно инвестировать не менее 2,7–3,8 руб. В среднем обороты компаний упали как минимум на 40%. Как результат, число малых и средних предприятий, желающих продать бизнес, может резко возрасти.