Статья опубликована в № 3997 от 20.01.2016 под заголовком: Нужен частный адвокат

Как кризис перетряхнул юридическую отрасль

Адвокатские бюро и их клиенты пересматривают приоритеты, однако сами специалисты без работы не останутся
  • Михаил Малыхин

Эксперты и чиновники давно говорят об избыточности юристов в российской экономике. И в кризис эта категория специалистов чувствует себя чуть менее уверенно, чем рынок труда в целом, – такой вывод позволяют сделать данные рекрутинговых агентств.

В базе вакансий портала SuperJob заявок на юристов за прошлый год стало на 13% меньше (при общем снижении числа вакансий на 11%), а резюме прибавилось всего на 4% (при общем росте в 14%), говорит руководитель направления исследований SuperJob Павел Лебедев. На портале hh.ru сейчас опубликовано 3095 вакансий в юридической сфере – примерно на 14% меньше, чем в это же время годом ранее, отмечает руководитель службы исследований HeadHunter Мария Игнатова. В целом за 2015 г. портал разместил 41 000 вакансий для юристов – на 7% меньше, чем в 2014 г., а конкуренция среди соискателей выросла с 7–8 резюме на одну вакансию в 2014 г. до 10–11 в 2015 г.

Что поменялось

Некоторые специалисты стали более востребованными, свидетельствуют данные SuperJob: спрос на юрисконсультов по согласованиям и нормативному праву вырос в 2015 г. на 10%, рассказывает Лебедев. В то же время на юристов в сфере банковского и финансового права спрос снижается более чем на 30%.

«Когда денег в экономике мало, возникает искушение их отнять, поэтому по-прежнему актуальны судебная и уголовная защита и противодействие попыткам рейдерства», – говорит Дмитрий Афанасьев, председатель комитета партнеров адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». Как и прежде, в цене умение вести комплексные споры, часто в нескольких юрисдикциях, грамотно работать с доказательствами – это создает спрос на специалистов по международным арбитражным и судебным спорам. Экономические и политические санкции (особенно в отношении Турции и Украины) тоже формируют запрос на профильных специалистов. Но Афанасьева радует рост спроса на экспертов по корпоративной практике: например, у медиакомпаний в прошлом году были востребованы специалисты по реструктуризации (с января вступил в силу закон, ограничивающий долю иностранцев в российских СМИ 20%-ным порогом). У клиентов возникли новые сферы интереса: закупки, гособоронзаказ, тарифы и темы, связанные с Евразийской экономической комиссией, рассказывает Афанасьев. По наблюдениям Афанасьева, в России по-прежнему в дефиците хорошие судебные, налоговые, уголовные и антимонопольные юристы со свободным английским, экспертизой, пониманием работы регуляторов и умением предлагать практичные решения.

Представитель Goltsblat BLP отмечает, что изменения, внесенные в Уголовно-процессуальный кодекс в прошлом году, привели к росту спроса на юридическую поддержку клиентов, столкнувшихся с необоснованным привлечением топ-менеджмента к уголовной ответственности. В частности, правоохранительные органы вновь получили право самостоятельно возбуждать уголовные дела по налоговым преступлениям даже при отсутствии решения налоговых органов.

В кризис востребованы специалисты по банковской практике, продолжает представитель Goltsblat BLP. Многим крупным клиентам на российском и международном рынке компания оказывала правовую поддержку по вопросам санкций. Goltsblat также удалось поучаствовать в ряде сделок слияния-поглощения (M&A). Много запросов поступало на внутренний аудит с целью предотвратить нарушения антимонопольного законодательства, повышая цены. «Десятки крупнейших проектов» удалось реализовать и специалистам практики недвижимости и строительства.

Чем заняться иностранцам

Прямые иностранные инвестиции в Россию резко сократились, а с ними и заказы на юридическое сопровождение инвестиций, сетует управляющий партнер Dentons в России Флориан Шнайдер. В итоге самыми активными практиками Dentons в прошлом году оказались корпоративное право (M&A, private equity, конкурентное право, вопросы, связанные с санкциями), практики судебных споров и арбитража, налогового и таможенного права, интеллектуальной собственности, трудового права, банкротства и реструктуризации.

Юристы нужны

26% компаний, опрошенных PwC Legal, сократили численность штатных юристов в 2015 г. Почти половина (47%), наоборот, запланировали расширение юридического департамента, а 77% собирались либо сохранить бюджет юридического департамента на прежнем уровне, либо увеличить

Деятельность российских юридических фирм диверсифицирована, они более устойчивы финансово, считает управляющий партнер «Пепеляев групп» Сергей Пепеляев. Он ожидает в 2015-м году роста выручки своей компании на 10–12%, как и в позапрошлом. Управляющий партнер «Муранов, Черняков и партнеры» Александр Муранов ожидает роста выручки по итогам года «в пределах 15%» по каждому из направлений, включая валютные контракты с иностранными клиентами. На 34% роста выручки рассчитывает управляющий партнер Goltsblat BLP LLP Андрей Гольцблат.

Американская юридическая компания K&L Gates (один из сооснователей – отец Билла Гейтса) в декабре 2015 г. закрыла московский офис и прекратила работу в России, рассказал «Ведомостям» ее представитель Майк Рик, это было сделано «после тщательной оценки текущих экономических и геополитических условий в регионе, а также прогнозируемых потребностей клиентов».

Своими силами

Клиенты оптимизируют расходы на внешних юристов, рассказывает управляющий партнер офисов Baker & McKenzie в странах СНГ Сергей Войтишкин. В кризис заказчики стали больше работы делать силами собственных юридических департаментов, а сторонние фирмы привлекают «по точечным вопросам», подтверждает партнер Legal Search One Никита Прокофьев. Клиенты стали, по его словам, «различать ситуации, где сделка не пройдет без участия топовой юридической фирмы и где можно обратиться в фирмы менее статусные, а то и вовсе к знакомому юристу».

Результаты исследования PwC Legal подтверждают: спрос на услуги внешних консультантов в прошлом году сильно снизился. 58% респондентов сообщили, что стали реже обращаться к внешним юристам, 42% отметили сокращение расходов на них и 51% воспользовались скидками на их услуги (от 10 до 30%).

Например, «Мегафон» оптимизирует затраты на юридические услуги, рассказывает Елизавета Корягина, руководитель его корпоративной и M&A практики. А «Сибур» привлекает внешних юристов для вопросов, в которых требуется применение иностранного права, говорит Алексей Никифоров, его директор по юридической поддержке.

По наблюдениям Прокофьева из Legal Search One, сокращения в юридических компаниях коснулись прежде всего дорогих старших юристов, которых выгоднее заменять молодыми перспективными кадрами статусом пониже. «За последние 1,5 года на юристов-международников стало значительно больше заказов с формулировкой «хотим экономить на услугах», – говорит Прокофьев. На его взгляд, отчасти это происходит и потому, что глобальные юридические фирмы в России регулярно проводят сокращения и у корпораций появилась возможность нанимать сильных юристов за деньги, которые – с учетом падения рубля – меньше их заработков на предыдущем месте в 1,5, а то и в 2 раза. Например, в международной фирме старший юрист мог получать $140 000–160 000 и более в год, а расставшись с такой фирмой, готов рассматривать предложения на уровне 450 000–500 000 руб. в месяц, сказал Прокофьев.

В последнее время высвободилось много высококвалифицированных юристов, подтверждает партнер консалтинговой компании Egon Zehnder Владимир Кочуков. Часть уходит в инхаус, часть – во фриланс или открывает собственные частные практики, а значительное число профессионалов даже задумываются о смене профессии, говорит он.

В 2013 г. после 8,5 года работы в Akin Gump Strauss Hauer & Feld ее покинул Андрей Данилов, впоследствии открывший с Брайаном Кондради небольшую собственную фирму. Уход юристов в инхаус, фриланс или открытие собственного небольшого бизнеса Данилов считает трендом последнего времени – это ответ на нежелание бизнеса переплачивать за иностранный бренд.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать