Статья опубликована в № 4022 от 25.02.2016 под заголовком: Ищут стабильности

Соискателям все меньше важны зарплата и международный бренд работодателя

Предел мечтаний – устроиться на устойчивое предприятие, которое не разорится
  • Мария Подцероб,
  • Оксана Гончарова

Сегодня многие российские топ-менеджеры делают акцент при трудоустройстве именно на стабильность компании на рынке, даже перспективы карьерного и профессионального роста отошли на второй план, показал опрос руководителей высшего уровня, проведенный в январе 2016 г. кадровым агентством «Юнити». Стабильность на первое место в 2016 г. поставили 40% топ-менеджеров против 20% в 2014–2015 гг. Второе место заняла гарантированная белая зарплата (30% респондентов в 2016 г. против 20% в 2014–2015 гг.).

По мнению Рустама Барноходжаева, директора департамента по работе с ключевыми клиентами «Юнити», именно опасения за свою безопасность и ощущение нестабильности заставляют кандидатов затягивать переговоры. Они пытаются во всех подробностях изучить компанию, где им предложили работать, и узнать, достаточно ли у нее денег для развития. Более всего топ-менеджеры опасаются общего недостатка финансирования. Ведь если у предприятия иссякнут деньги, именно на них ляжет ответственность по решению проблем, а неуспех, весьма вероятный в условиях дефицита финансирования, поставит под сомнение их компетентность. Отчасти это объясняет высокий интерес управленцев к вакансиям госкомпаний, где с финансированием проблем значительно меньше. Этим же привлекает их и реальный сектор экономики, в первую очередь экспортные производства и пищевая промышленность.

Хотят надежности

Тяга к стабильности вызвана неверием специалистов в перспективы частного бизнеса в России, который становится все более зависимым от государства или вовсе срастается с ним и пронизан местничеством и кумовством, полагает Святослав Бирюлин, гендиректор компании Sapiens Consulting. Поэтому-то кандидаты с каждым кризисным годом все больше мечтают устроиться в компании, которые заведомо не разорятся и не закроются в обозримом будущем.

Виталий Макаров, управляющий партнер компании Dale Carnegie Training Russia, считает, что у нынешних топ-менеджеров накопилась сильная усталость от постоянных кризисов, изменений и преобразований. Они сделали уже столько новых проектов и запустили столько новых компаний, что теперь хотят безопасности и комфорта. Они часто охотнее идут в крупные или в госкомпании, потому что там все бизнес-процессы уже отлажены и не нужно никаких прорывов. «Топ-менеджеры воспринимают это как заслуженную пенсию. Проблема в том, что компании хотят другого», – говорит Макаров.

Островки стабильности исчезают

Еще недавно самыми стабильными работодателями считались иностранные компании, говорят многие опрошенные «Ведомостями» эксперты. Там соискателя ждали и белая зарплата, и хороший карьерный рост, и прекрасные условия труда с полным соблюдением трудового законодательства. Желающих устроиться в иностранные компании привлекали щедрые инвестиции в производства в России, по словам Ольги Суворовой, управляющего партнера Suvorova & Partners Executive Search, а также возможность переезда на работу в международные офисы.

До кризиса такими прекрасными условиями труда могли похвастаться многие иностранные компании в России. Беда в том, что в 2014–2015 гг. многие иностранные компании стали либо закрывать офисы в России, либо сильно сокращать штат. Так, в 2015 г. General Motors полностью остановила все работы на российском заводе в Санкт-Петербурге, уволив 583 работника. О сокращениях объявляли в 2015 г. также финская Valio, французский Societe Generale и многие другие иностранные компании. И вера в иностранных работодателей как в оплот стабильности пошатнулась.

«Еще в начале 2014 г. среди наших вакансий 50% приходилось на иностранные компании и 50% на российские. А с весны 2014 г. перевес оказался на стороне российского бизнеса – только 30% вакансий теперь приходится на иностранных работодателей», – делится наблюдениями Галина Спасенова из «Агентства Контакт». И это объясняется тем, что некоторые иностранные компании сворачивают бизнес в России.

Интересное дело

С другой стороны, российские работодатели берут интересным фронтом работ. «У нас очень много высококвалифицированных кандидатов с высоким уровнем образования. В иностранных компаниях им не могли предложить ничего, кроме продажи продуктов или в крайнем случае адаптации иностранных продуктов под наш рынок», – объясняет Спасенова. В условиях импортозамещения российские компании теперь могут предложить кандидатам интересные задачи по разработке новых продуктов.

Национальность важна

Последний опрос SuperJoв показал, что 25% экономически активных россиян при выборе работы обращают внимание на национальную принадлежность компании.

Недаром последний опрос SuperJoв показал, что 25% экономически активных россиян при выборе работы обращают внимание на национальную принадлежность компании. При этом 21% этих респондентов хотят работать именно в российской компании и только 2% – в иностранной. Правда, те, что выбирают работу в международных компаниях, по-прежнему объясняют свой выбор лучшими условиями труда – хорошим компенсационным пакетом, соблюдением Трудового кодекса и прав работников.

Однако у иностранных работодателей есть и недостатки. Сергей Соколов, бывший директор по связям с государственными органами компании «Найк», ушел из компании по семейным обстоятельствам и ищет работу четыре месяца. За это время он рассмотрел четыре предложения от работодателей, но пока ни одно из них не принял. В одной из компаний не стали скрывать, что у них жесткая вертикаль власти. «Требование согласовывать каждый шаг со штаб-квартирой, находящейся за три-пять часовых поясов, говорит лишь о том, что профессионализму местных руководителей в этой компании не очень доверяют», – поясняет Соколов. Успешные руководители все чаще ищут динамичные компании, пусть менее комфортные, но с интересной работой, говорит Дмитрий Дереляк, управляющий партнер First (Ward Howell Group). Он рассказывает, что теперь к нему часто приходят в поисках работы менеджеры, которые еще два года назад считались незаменимыми и не искали никакой работы. А сейчас они чувствуют, что засиделись, говорит эксперт.

Сегодня многие российские работодатели активизировались, отмечает Барноходжаев. Они размораживают проекты и ищут для них управленцев. В январе 2016 г., по его наблюдениям, спрос на топов вырос в 2,5 раза по сравнению с январем 2015 г. Проблема в том, что быстро развивающиеся российские компании ищут рискованных топ-менеджеров, способных совершить быстрый прорыв в бизнесе, но на рынке таких немного, сожалеет Макаров.

Белый бизнес

Однако стабильность соискатели и рекрутеры понимают по-разному. Для одних это постоянство финансовых показателей и инвестиций, для других – надежность бизнес-модели. «В моей работе важнее всего, чтобы в компании не было коррупции, не практиковались откаты и взятки, не заключались нечистоплотные сделки», – говорит Соколов. Одному из потенциальных работодателей бывший директор по GR отказал именно по этой причине. Вопрос зарплаты для него не стоит на первом месте, но в то же время он не готов рассматривать предложения работодателей, которые в рублевом выражении предлагают зарплату ниже той, что была у кандидата на прежнем месте работы. А таких на рынке много, говорит топ-менеджер.

При переходе на новое место работы топ-менеджер может рассчитывать на повышение базовой зарплаты на 10–15%, в исключительных случаях – на 20% и больше. Но это касается тех, кого переманивают, говорит Суворова. Тем, кто находится без работы, часто предлагают зарплату, которая у них была на последнем месте работы, или даже на 10% ниже прежней. Кандидаты, которые интересуются прежде всего предлагаемой зарплатой, вызывают недоверие как у агентств, так и у работодателей. Финансовая мотивация самая слабая из всех видов мотивации и новая зарплата радует человека первые три месяца, после чего эффект ослабевает, считает Суворова.