Статья опубликована в № 4176 от 06.10.2016 под заголовком: Специалист по верхам

Профессия менеджеров по связям с госструктурами изменилась в кризис

Одного умения давать взятки чиновникам GR-менеджерам сегодня недостаточно

Летом этого года компании-грузовладельцы пожаловались правительству на сильный рост цен грузоперевозок при падении стоимости самого груза на мировом рынке. Их беспокоило, что всю прибыль производителей съедают транспортные расходы. ФАС по этой жалобе собрала грузоперевозчиков, пригласили и группу «Сумма», вспоминает Вячеслав Бакаев, вице-президент группы «Сумма» по взаимодействию с гос­органами. Первым делом Бакаев проанализировал транспортную цепочку, которую проходят грузы. Выяснилось, что цены на грузоперевозки подняли не только РЖД и порты, но и частные компании – владельцы вагонов. Результаты расследования Бакаев изложил на совещаниях в ФАС, где рассказал и о том, как формируется цена грузоперевозок в порту и почему выросла итоговая стоимость. По его словам, он предложил ФАС вместе с компанией разработать прозрачную политику ценообразования в порту и сейчас эти документы готовятся.

Подобные ситуации в работе Бакаева не редкость. Интересы работодателя ему приходится защищать, когда речь идет о ценообразовании, антимонопольном регулировании, работе с контрольно-надзорными органами и отраслевыми ассоциациями. «Главная моя обязанность – взаимодействие с властью, чтобы создать комфортные условия работы моей компании», – говорит он.

Защита интересов компании и создание ее положительного имиджа в госорганах стало сейчас главным в работе GR-специалиста, утверждает проректор РАНХиГС Александр Сафонов. По его мнению, прошли времена, когда GR-менеджер с личными связями на высоком уровне, например, в ФСБ или МВД добывал для бизнеса выгодные контракты и льготы, не гнушаясь и взятками.

Теперь компаниям нужен не одиночка со связями, а профессиональный специалист по коммуникациям, который выстраивает системные и законные отношения с профильной для компании госструктурой, говорит директор департамента компании Cornerstone Елена Гороховатская.

Не взяточники, а честные лоббисты

Руководитель по связям с органами госвласти «Камаза» Михаил Матасов вспоминает, что ушел с госслужбы в 2004 г. Сначала он налаживал связи с госструктурами в компании «Базовый элемент», а потом в «Роснано». В 2011 г. его позвали на должность руководителя GR-службы на «Камаз». «У меня не было ни опыта, ни связей в автомобильной отрасли. Я налаживал все контакты с нуля», – рассказывает он. Матасов считает, что знание отрасли и бизнеса – дело наживное, а главные качества GR-cпециалиста – умение анализировать ситуацию и договариваться. Именно эти качества помогают GR-специалисту добиваться принятия законов, благоприятных для компании и отрасли, говорит он. Минпромторг обычно советуется с «Камазом», когда речь идет о принятии нового отраслевого закона, уверяет Матасов. По его словам, министерство присылает документы на просмотр, а «Камаз» вносит правки. Потом компания вместе с чиновниками дорабатывает законопроект. Матасов гордится, что он лично разработал, например, дорожную карту для закона об утилизационном сборе.

В задачи GR-специалиста, по оценкам агентства «Юнити», входит организация совместных проектов с госучреждениями, работа над внесением изменений в федеральные законы и блокирование невыгодных компании действий власти. Однако без личных связей в госорганах по-прежнему мало чего можно добиться, признаются сами GR-специалисты. Так, если речь идет о лоббировании интересов компании на законодательном уровне, важны связи в администрации президента, министерствах или Госдуме, если нужно продвигать торговые интересы компании – то связи в ФАС, Минпромторге или Минэкономразвития, а для взаимодействия с надзорными органами – контакты в Роспотребнадзоре, Ростехнадзоре, Росприроднадзоре, Роснедрах, рассказывает Бакаев. Устойчивым спросом пользуются люди из Госдумы, отмечает консультант компании Antal Russia Екатерина Чепикова.

Спрос на GR-специалистов, знающих, с кем и за какое вознаграждение договориться, все равно остается. Но так как цена на их услуги взлетела в десятки раз вслед за средним размером взятки из-за антикоррупционных законов, многие компании предпочитают отказываться от рискованных шагов, горит Рустам Барноходжаев, директор департамента компании «Юнити». Лоббирование через серые схемы все больше уступает место политическому маркетингу, объясняет он.

Менеджер проектов

Бывший GR-директор Магнитогорского металлургического комбината, а ныне сотрудник иностранной компании Алексей Буряк работает в коммерческих структурах уже семь лет. Выпускник МГИМО, он 14 лет после окончания вуза проработал в МИДе. Разобраться в бизнес-процессах помогло дополнительное экономическое образование, но самым главным в работе Буряк считает навыки, которые он получил на госслужбе, – навыки общения и умение быстро решать проблемы. «Связи важны, но сегодня в госорганах начальство меняется очень быстро. Важно уметь грамотно налаживать новые связи и правильно доносить свою позицию», – говорит он.

Дорогие головы

537000 руб. в месяц в среднем зарабатывает руководитель GR-отдела, по данным Банка данных заработных плат HeadHunter. По оценкам агентства «Контакт», зарплаты GR-директоров могут доходить до 1 млн руб.
93000 руб. в месяц зарабатывает в среднем специалист GR-отдела, по данным Банка данных заработных плат HeadHunter

Акцент в работе GR-специалиста все больше смещается с работы с федеральными ведомствами и Госдумой к работе с региональными и муниципальными администрациями, рассказывает Барноходжаев. А директор департамента по работе с клиентами «Юнити» Ольга Горюнова добавляет, что предприятия ищут специалистов по сертификации новых продуктов, растаможиванию грузов, тендерной работе с бюджетными организациями. Все они в определенной мере связаны с GR и должны иметь профильные навыки, например, по использованию государственных электронных площадок.

В GR работает много бывших дипломатов, экономистов, историков, юристов по государственному праву, рассказывает Чепикова. Однако в последнее время компании все чаще ищут кандидатов из бизнеса, из компаний-конкурентов, замечает Гороховатская. Они хотят, чтобы кандидат знал бизнес и продукцию компании. GR – это руководитель проектов, он сотрудничает с разными специалистами компании: производственниками, менеджерами по продажам, закупщиками, говорит Олег Кузьмин, который прежде курировал GR-подразделение в «Евразе» в качестве вице-президента по корпоративным коммуникациям.

Меньше вакансий

До 2014 г. GR-специалистов чаще нанимали иностранные компании. Они искали людей со связями на высшем уровне, знающих, как принимаются решения в российских госорганах, и способных лоббировать интересы бизнеса в правительстве и профильных министерствах, рассказывает Барноходжаев. Однако в кризис многие западные компании ушли с рынка или же заморозили неперспективные проекты по взаимодействию с властью, добавляет Горюнова.

Меньше GR-директоров, по наблюдениям «Юнити», стали нанимать и российские компании. В условиях кризиса собственники больше заняты оптимизацией бизнеса и в меньшей степени полагаются на GR-директоров. По данным «Юнити», количество вакансий директоров GR-департаментов сократилось на 80% по сравнению с 2013 г.

По данным HeadHunter, в январе – сентябре 2014 г. по всей России было открыто 64 вакансии GR-cпециалистов, а в январе – сентябре 2016 г. – 39. В сентябре 2016 г. всего четыре компании искали таких специалистов, из них три в Москве и одна в Новосибирске.

Специалисты по связям с госструктурами теперь стали чаще менять место службы и даже возвращаться в госструктуры. Гороховатская вспоминает кандидата, который работал в GR-департаменте крупной международной компании из сферы потребительских товаров, потом перешел в госструктуру, затем снова вернулся в бизнес, на этот раз российский, но после западной компании не прижился в российской и опять ушел на госслужбу.

Падение спроса на GR объясняется еще и тем, что у компаний, которые работают с госзаказчиками, иссяк запас финансовой прочности. Госзаказчики платят с задержкой, а у компаний – исполнителей госконтрактов недостаточно капитала, чтобы финансировать работы авансом, из собственных средств. Многие компании сократили участие в государственных тендерах, считает гендиректор компании MaxCapital Management в странах СНГ Александр Жаманаков. «Свободные, дешевые и длинные деньги сейчас у бизнеса в дефиците, собственники не готовы рисковать», – говорит он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать