Статья опубликована в № 2247 от 27.11.2008 под заголовком: Кризис: Пять правил выживания

Кризис: Пять правил выживания

  • Кирилл Дмитриев

Подобно нашим предкам, почувствовавшим первые холодные ветры ледникового периода, многие не до конца осознают, что кризис пришел надолго и фундаментально изменил правила игры. Ожидания, что вот-вот станет лучше, рынок рванет вверх «к реальным ценам», нефть подорожает, кредитование восстановится и падение спроса прекратится, – напрасны и опасны. В условиях резкого изменения климата выживали не те наши предки, которые ждали потепления, а те, кто, осознав новые реалии мира, наиболее быстро адаптировался к ним.

Есть как минимум три причины, по которым кризис будет крайне затяжным.

Во-первых, большинство мировых экономик уже попытались максимально использовать две основные возможности стимулирования роста – значительное ослабление денежной политики в сочетании с сильным увеличением государственных трат. Но беспрецедентные меры пока не принесли и, возможно, не принесут даже среднесрочных результатов. Подобный кошмар для экономиста был описан еще в 2003 г. Полом Кругманом в книге «Великий распад». За несколько лет до разразившегося кризиса Кругман резко критиковал экономическую политику Буша, напоминая о кризисе 90-х гг. в Японии, экономика которой не реагировала на одновременное колоссальное ослабление монетарной политики и масштабные государственные расходы на протяжении более чем 10 лет. Задав в 2003 г. вопрос, может ли подобное произойти в США или других странах, автор был осмеян, а спустя пять лет получил Нобелевскую премию по экономике.

Во-вторых, существуют системные институциональные и человеческие проблемы, связанные с развратом Эпохи Великого Взятия Рисков. Еще в 2001 г. Насим Талеб в книге «Обманутые случайностями» предсказывал коллапс экономик роста из-за доминирующей концепции принятия непросчитанных рисков. В момент всеобщего подъема по карьерной лестнице продвигаются люди, готовые максимально рисковать, – в период бурного роста максимальный риск почти всегда означает максимальный возврат. Необходимо значительное время на обуздание или замену элиты бизнеса, вскормленной на идеологии безумных рисков. Перестройка государственного регулирования и бизнес-подходов займет значительное время и будет крайне болезненной.

В-третьих, в мире почти не осталось спокойных гаваней, где действуют старые правила. Согласно теории хаоса незначительное изменение параметра иногда может определять разницу между стабильностью и полным хаосом. Такое изменение произошло в 2007–2008 гг., и теперь хаос угрожает даже святая святых – американским казначейским билетам, считавшимся наиболее безопасным инструментом для вложений. Всего этих облигаций выпущено на $3 трлн, а основными держателями являются Китай и Япония с суммой по $600 млрд, у России – $60 млрд. В мире, где множество стран вынуждены продавать казначейские билеты, а их дальнейший выпуск необходим в рамках мер спасения США, угроза потери стоимости даже исторически самых надежных инструментов реальна.

При этом Россия обладает уникальным позиционированием, позволяющим ей претендовать на значительные, если не доминирующие, позиции в мире в наступивший ледниковый период. Это не означает, что России будет легко: на пути преодоления последствий кризиса страна столкнется и с рекордно низкими ценами на нефть, и с растущей безработицей, и с сильно упавшим потребительским спросом, и с коллапсом ряда ключевых отраслей.

Как минимум три фактора позволят России пройти кризис и усилить свою позицию:

изначально заложенная модель активной роли государства и возможность быстрой мобилизации ресурсов;

благоприятное соотношение резервов и уровня внешнего долга;

гибкость российского менталитета, натренированная многочисленными кризисами и потрясениями.

Эти ключевые факторы могут быть сведены на нет коррупцией и замораживанием предпринимательского духа в новых моделях частно-государственного партнерства.

Государство уже объявило ряд беспрецедентных мер по поддержке бизнеса, осознав, что многочисленные вливания в финансовую систему часто не доходят до реального сектора. Именно отстроенная вертикальная система власти, если она будет правильно использована, позволит оказать реанимационную помощь ключевым отраслям страны. Когда рушится система, нельзя спасать только госкомпании и сильнейших лоббистов – необходимы жесткие меры, обеспечивающие выживание индустрии и уменьшение возможности социальных потрясений.

Значительные резервы России – весомое преимущество и доказательство правильности и дальновидности решения государства откладывать нефтяные сверхприбыли на черный день. Резервы быстро тают в результате политически понятного, но не оптимального экономически решения поддерживать плавную девальвацию рубля. Важно определить тот минимальный уровень резервов, который заставит задуматься о более резкой девальвации рубля с целью поддержания спроса на российские товары.

Легко недооценить гибкость российского менталитета, сформированного многочисленными кризисами и изменениями, как важной части потенциала России. В мире, привыкшем к стабильности и парализованном коллапсом основополагающих догм и институтов, умение совмещать несовместимое и находить новые варианты решения проблем может оказаться основополагающим аспектом выживания. «Суверенная демократия» может оказаться более живучей моделью, чем другие, и симбиоз государства и бизнеса может быть так же необходим, как былые ноу-хау Госплана и социализма с человеческим лицом.

Среди правил, которые помогут России выстоять и закрепить позиции в новой ледниковой эпохе, осмелюсь предложить следующие.

Правило 1. Не надеяться, что все будет хорошо

Мозг человека не может мгновенно подстроиться под новые реалии и продолжает надеяться, что скоро станет лучше. К сожалению, для улучшения нет даже среднесрочных предпосылок. Компаниям придется столкнуться с одновременным резким падением спроса цен на продукцию, невыполнением обязательств поставщиками, отсутствием кредитных возможностей и значительными валютными рисками. Государству придется поддерживать страну в условиях дальнейшего удешевления нефти, падения производства и растущего социального напряжения. Необходимо не тешить себя надеждами, а проанализировать реалистичный сценарий развития событий, после чего незамедлительно принять необходимые решения для выживания.

Правило 2. Не допустить тотальной безработицы

Безработица – основа социальных потрясений, потому что она лишает человека не только средств к существованию, но и надежды. Значительное увеличение государственных затрат и инвестиций в инфраструктурные проекты, более активная девальвация рубля, целевые программы поддержки ключевых отраслей и кредитования населения лежат в основе увеличения спроса и борьбы с безработицей.

Правило 3. Не убить предпринимательство

Государство должно осознавать, что оно необходимо как регулятор и кризис-менеджер, обладает значительными ресурсами и возможностями, но не является долгосрочным управленцем компаний. Государство должно помочь предпринимательству выжить, а не заменить его, предоставить предпринимателю ресурсы, а не начать управлять каждым его шагом. Полная национализация компаний менее эффективна, чем частно-государственное партнерство, а если уж национализация неминуема, то она может рассматриваться только как вынужденное краткосрочное действо с последующей приватизацией. Необходимо также привлекать немногочисленный оставшийся частный капитал для совместных инвестиций.

Правило 4. Не только защищаться, но и продвигаться на новые территории

За последние полгода капитализация мировых компаний упала в 5–10 раз. Обладая значительными финансовыми ресурсами, Россия может воспользоваться кризисом для расширения влияния на иностранных рынках. Существует уникальная возможность для продуманных приобретений, увеличивающих спрос на российскую продукцию и позволяющих повысить конкурентоспособность российских предприятий. Механизмы расширения влияния включают создание суверенных инвестиционных фондов, предоставление финансирования на иностранные приобретения, продуманную политику продвижения российских бизнес-интересов государственными и частными структурами.

Правило 5. Использовать силу влияния вместо прямой конфронтации

Восприятие России миром остается неоднозначным. Мировой кризис предоставляет России уникальную возможность усилить свою роль не только как критика провалов и ошибок других стран, но и как лидера, способного предложить сбалансированную модель выхода из кризиса. Сила уважения и влияния может укрепить роль России в мире, потерявшем старые ориентиры и идеалы.