Статья опубликована в № 2496 от 30.11.2009 под заголовком: Крупным планом: Горе от Кума

История провала: жизнь и бизнес Владимира Кумарина (Барсукова)

Не всякий выходец из петербургской элиты 1990-х становится сегодня президентом страны или крупной компании. Владимир Барсуков (Кумарин, Кум) 12 ноября был приговорен к 14 годам заключения в колонии строгого режима
  • Ольга Петрова,
  • Ирина Резник,
  • Юлия Говорун,
  • Анна Щербакова
Photoxpress

Вечером 22 августа 2007 г. в торгово-развлекательный комплекс «Золотая страна» на Владимирском проспекте в Петербурге ворвались бойцы СОБРа, а за ними сотрудники Генпрокуратуры. Они ринулись обыскивать номер «Красный принц», где часто останавливался и принимал гостей Владимир Барсуков. Но в этот раз его в номере не оказалось: Барсукова задержали в тот же день на его даче под Петербургом. «Операция по задержанию Барсукова проходила в строжайшей секретности, – рассказывает Ольга Чернышова, следователь Главного следственного управления Петербурга, входившая в спецгруппу по делу Барсукова. – Никто из сотрудников ГУВД Санкт-Петербурга не был допущен к этой информации. Операция разрабатывалась в Москве – были большие опасения, что произойдет утечка информации». Но если верить Барсукову, у него были основания ждать ареста: «Я дарил картину «Тайная вечеря» в монастырь, дорогостоящую. А за ней пришел [руководитель следственной группы по делу Барсукова Геннадий] Захаров и сказал, что в монастыре я прячу краденое. Потом Захаров через адвокатов передал мне, чтобы я уезжал из страны, все равно посадят» (Барсуков ответил на вопросы «Ведомостей» через адвоката Константина Кузьминых).

«Его предупреждали не раз. Но он почему-то ничего не предпринял, – удивляется знакомый с Барсуковым питерский бизнесмен. – Видно, был уверен, что быстро отпустят».

Вышибала

О молодости Барсукова – тогда его фамилия была Кумарин – «Ведомостям» рассказал его знакомый, журналист и автор «Бандитского Петербурга» Андрей Константинов. Кумарин родился в 1956 г. в с. Александровка (Тамбовская обл.). После армии приехал в Ленинград, поступил в Ленинградский институт точной механики и оптики. Он занимался боксом и устроился подрабатывать вышибалой в кафе «Роза ветров», потом барменом в кафе «Таллин»; за прогулы был отчислен из института. В 1985 г. получил первый срок за незаконное хранение оружия. Освободившись условно-досрочно в 1986 г., вернулся в Ленинград и начал формировать собственную команду, костяк которой составили его земляки – уроженцы Тамбовской области. «Кумарин – личность харизматичная, умел увлечь людей, – вспоминает один из его знакомых. – Многие из его людей работали практически за идею, он очень мало, например, платил своей охране. Очень основательный, всегда все продумывал, а эмоции проявлял только в кругу очень близких людей».

«Тамбовские поначалу крышевали наперсточников и цеховиков (тех, что подпольно джинсы шили), вспоминает другой знакомый Кумарина. – В основном долги вышибали. Наперсточники тогда огромными деньгами ворочали». С милиционерами у тамбовских был договор: их наперсточники с утра платили штраф за административное правонарушение, а потом спокойно шли работать на Апраксин двор. «Были дни, когда мы на всех зарабатывали до 10 000 руб. А в то время столько «Жигули» стоили», – рассказывал Кумарин Константинову.

Со временем цеховиков сменили уже легальные кооператоры, директора небольших магазинов – с них тамбовские собирали дань, взамен обещали защиту.

В 1990 г. за тамбовских взялись всерьез, рассказывает Константинов: к уголовной ответственности было привлечено около полусотни активных членов группировки. В том числе и сам Кумарин, которого за самоуправство приговорили к четырем годам (обвинялся в вымогательстве).

В 1993 г. Кумарин вышел на свободу, опять досрочно. Тамбовские начали окучивать уже руководителей заводов и фабрик.

1 июня 1994 г. «Мерседес» Кумарина изрешетили из автоматов – телохранитель Виктор Гольман погиб, Кумарин около месяца пробыл в коме, потерял руку. В середине лета его переправили на лечение в Германию, где, как он говорит, сделали более 10 операций. Конфликт вышел из-за парохода с вином, которое тамбовским и великолукским отдал на реализацию некий питерский предприниматель, рассказывает знакомый Кумарина. Великолукские с предпринимателем поругались, убили его и потребовали от тамбовских отдать выручку им. Но Кумарин широким жестом отдал выручку вдове бизнесмена. Великолукским он ее по-любому отдать не мог, это было бы несолидно, объясняет знакомый.

Пока Кумарин лечился в Германии, группировка великолукских была уничтожена. По оценке Константинова, жертвами разборок стало около 30 человек.

Инвестор

В начале 1996 г. Кумарин вернулся в Петербург и, как говорит Константинов, «переориентировался на инвестиции в легальную экономику – в городе и ряде районов области тамбовцы заняли ключевые позиции в топливно-энергетическом комплексе, кредитно-финансовой сфере, торговле недвижимостью». В газетах их стали называть не «тамбовской группировкой», а «тамбовской бизнес-группой». В 1999 г. Кумарин сменил фамилию на Барсуков (девичья фамилия матери). «Ему хотелось внимания, уважения, славы», – вспоминает петербургский предприниматель. А в конце 2000 г. во Всеволожский районный суд от гражданина Барсукова поступил иск о защите чести и достоинства. Ответчиком выступал отставной начальник ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области Анатолий Пониделко. «Я назвал его главой организованной преступной группировки, а он считал себя предпринимателем», – объясняет Пониделко. Суд закончился мировым соглашением.

«Я познакомился с Кумариным, когда еще он работал в «Таллине», – вспоминает петербургский адвокат Юрий Новолодский, один из защитников по второму делу Кумарина в 1990 г. – За эти годы он приобрел лоск и уверенность в себе. Кумарина принимали в коридорах высшей власти, что позволяло ему активно развивать свой бизнес в городе. Иметь такой серьезный бизнес в Петербурге без взаимодействия с властными структурами было невозможно».

«В 1990-х гг. офис Барсукова находился на ул. Восстания, 2/1, – вспоминает бывший сотрудник Петербургской топливной компании (ПТК). – Чтобы попасть туда, надо было пройти во двор, обнесенный забором, с вышкой как на зоне». Здание принадлежало ЗАО «Знаменская», в совет директоров которого Барсуков вошел в 1999 г. (следует из отчетности компании).

«Знаменская» была зарегистрирована в 1994 г. Ее гендиректором с 1995 г. был Владимир Смирнов (широкой публике известен как начальник дачного кооператива «Озеро», в числе учредителей которого были Владимир Путин, Ковальчук, Якунин, оба Фурсенко и другие знаменитые сегодня люди). Мэрия отдала компании комплекс из двух зданий и нескольких флигелей на углу Невского проспекта и ул. Восстания и участок земли под ними (около 10 000 кв. м). «Знаменская» должна была расселить проживавших там людей (664 человека) и перечислить администрации Центрального района 1,5 млрд руб.

«Чтобы получить такой участок, нужен был определенный административный ресурс, но в начале 90-х мэрия раздавала инвесторам много знаковых земельных участков и зданий», – комментирует Александр Григорьев, гендиректор фирмы «Григорьев и партнеры».

В 1995 г. «Знаменскую» приобрела St. Petersburg Immobilien und Beteiligungs AG (SPAG). SPAG согласно ее сайту учреждена в 1992 г. в Германии при участии мэрии Петербурга.

Директор SPAG Маркус Резе рассказывал Le Mond, что консультантом компании несколько лет работал Путин. «Правление SPAG сразу после учреждения компании заявило о формировании консультативного совета, куда вошли высокопоставленные чиновники администрации Петербурга: Путин (глава комитета мэрии по внешним связям), Михаил Маневич (комитет по управлению городским имуществом) и Олег Харченко (комитет по градостроительству и архитектуре)», – рассказывает бывший член правления SPAG Николай Максимов. По его словам, совет никогда не являлся органом управления, а был «рекламной конструкцией» – показывал, что SPAG поддерживается мэрией.

«Таких компаний, как SPAG, у Путина было более 1000, так как он обязательно визировал регистрацию этих компаний по роду своей должности», – замечает Барсуков.

Пресс-секретарю Путина Дмитрию Пескову ничего не известно о взаимоотношениях Путина со SPAG и Барсуковым. «Путин никогда не участвовал в управлении нашей компанией, не посещал офисы SPAG, не получал никаких вознаграждений», – утверждает Максимов.

По его словам, SPAG создавалась для привлечения иностранных инвестиций в реконструкцию зданий в историческом центре Петербурга. В «Знаменскую» она инвестировала 30 млн евро.

Появление в «Знаменской» Барсукова Максимов объясняет так. SPAG тогда искала инвесторов, а Барсуков долго лечился в Германии и знал ряд ее представителей: «С Барсуковым обсуждалась, в частности, тема инвестиций в «Знаменскую», и он был приглашен в совет директоров ЗАО «Знаменская», чтобы лучше узнать компанию. Но так как никакие инвестиции в проект при посредничестве Барсукова привлечены не были, очень скоро [в марте 2000 г.] он покинул совет».

А в 2001 г. немецкая прокуратура инициировала в отношении SPAG расследование, был арестован один из ее совладельцев – адвокат из Лихтенштейна Рудольф Риттер. Немцы подозревали, что русская мафия через SPAG приобретала недвижимость за границей.

Зимой 2004 г. в качестве свидетеля по делу об отмывании денег фирмой SPAG допрашивали Барсукова. «Да, – вспоминает он, – вызывали на допрос по SPAG, но я в этой компании появился в конце 90-х гг. Никакого отмывания или других противозаконных действий со стороны российских граждан не было. Иностранные граждане все оправданы судом – они привлекались по другим делам, ничего не имеющим общего со SPAG. А в Германии у меня никакого бизнеса нет».

По словам Максимова, которого тоже допрашивала немецкая прокуратура, разбирательство в отношении немецких партнеров SPAG длилось с 2003 г. и в начале июня этого года было завершено, обвинений никому не предъявлено.

В 2005 г. «Знаменская» была продана финской Stockmann. «Мы приобрели этот участок у немецкой SPAG, а о Барсукове слышу в первый раз», – говорит директор по развитию Stockmann Юсси Куутса. Эксперт по недвижимости Института проблем предпринимательства Алексей Шаскольский на момент сделки оценивал этот комплекс зданий в $40–60 млн.

Другой крупный проект SPAG – бизнес-центр «Информ-футуре» по адресу: ул. Тамбовская, 12, в 2007 г. был продан финской Sponda за 4 млн евро (данные компании).

Нефтяник

Летом 1999 г. пресс-служба ПТК настойчиво приглашала журналистов на открытие одной из своих АЗС. Среди них был будущий корреспондент «Ведомостей». Вокруг свежепокрашенной заправки на Петроградской набережной собирались люди. Но журналистов подвели не к президенту ПТК Андрею Степанову, а к неприметному мужчине с низким лбом. Держался он уверенно, принимал поздравления и подарки. Правый рукав пиджака у него был пустой, для приветствия он протягивал левую руку. Он протянул визитную карточку, где было написано: Барсуков Владимир Сергеевич, вице-президент ПТК, ул. Восстания, 2/1. Незадолго до того появились слухи, что Барсуков пытается стать «нормальным» предпринимателем, и его спросили, почему он стал появляться на публике и не часть ли это его новой PR-стратегии. Он недоуменно пожал плечами и вдруг стал рассказывать про убитого недавно главу Балтийской финансово-промышленной группы Павла Капыша, главного конкурента ПТК на топливном рынке Петербурга. Его автомобиль среди бела дня был расстрелян из гранатомета на мосту Лейтенанта Шмидта. У Капыша были серьезные проблемы в Чечне, где он пытался купить нефтяные скважины, говорил Барсуков (газеты тогда писали, что Капыша могли убрать тамбовские).

Согласно отчетности «Знаменской» в 1998–1999 гг. Барсуков был заместителем председателя совета директоров, вице-президентом ЗАО «ПТК».

ПТК появилась в сентябре 1994 г. Незадолго до этого Петербург пережил череду топливных кризисов – на АЗС выстраивались огромные очереди. После этого мэрия и предложила создать ПТК. Среди ее 21 учредителя (по 4,76%) – комитеты по управлению госимуществом Петербурга и Ленобласти, банк «Россия», Морской порт Санкт-Петербург, Пулково, ОЖД и т. д. В январе 1995 г. ПТК подписала с мэрией соглашение, по которому стала поставщиком топлива для предприятий городского хозяйства под гарантии мэрии.

У ПТК были хорошие связи в Смольном. В июне 1997 г. совет директоров возглавил Степанов, бывший председатель комитета по торговле в правительстве Собчака. В декабре 1998 г. в совет директоров компании вошел вице-губернатор Петербурга Юрий Антонов. В 2002 г. он стал вице-президентом, а с 2004 г. – президентом ПТК.

ПТК быстро завоевывала петербургскую розницу. Если к концу 1995 г. в аренде и собственности у нее было всего 12 АЗС, то к концу 1999 г. – почти 70 и две нефтебазы.

Розничная торговля нефтепродуктами в Петербурге была небезопасным бизнесом: в 1997 г. был застрелен вице-президент «Несте Санкт-Петербург» Валерий Мандрыкин, в 1999 г. – Капыш.

Назначение Барсукова вице-президентом ПТК плохо сказалось на имидже компании, некоторые партнеры стали отказываться от сотрудничества с ней, а после убийства Капыша давление усилилось, вспоминает источник, близкий к руководству ПТК. Поэтому Барсуков ушел со всех постов в ПТК, а компания стала яростно опровергать какую бы то ни было связь с ним. Хотя в центральном офисе ПТК у Барсукова по-прежнему был свой кабинет, рассказывают несколько петербургских бизнесменов.

Конечно, Барсуков контролирует ПТК, это почти полностью его бизнес, но это никак не оформлено, говорил «Ведомостям» в 2004 г. один из его близких знакомых. Сам Барсуков передал «Ведомостям», что был лишь вице-президентом ПТК, но ее совладельцем – никогда. Представитель ПТК также утверждает, что Барсукова среди ее акционеров никогда не было.

Одно документальное свидетельство, что Барсуков был в ПТК не только менеджером, все-таки есть. В 2004 г. структура ПТК выкупила на аукционе имущество обанкроченного аэропорта «Ржевка», в том числе взлетно-посадочную полосу и рулежные дорожки (о планах развития этой территории ПТК сообщала в своих отчетах). По данным ЕГРЮЛ, 17 ноября 2004 г. было зарегистрировано ОАО «Аэропорт «Ржевка», учредителями которого выступили ООО «Кортеж» (75%) и ООО «Персей» (25%). На 3 декабря 2004 г. владельцем 50% ООО «Кортеж» была Марина Геннадьевна Хаберлах – жена Барсукова. Согласно спискам аффилированных лиц ОАО «Аэропорт «Ржевка» «Кортеж» сохранял свою долю до сентября 2007 г., когда единственным владельцем аэропорта стал его гендиректор Анатолий Семенов.

В 2002 г. ПТК почувствовала конкуренцию со стороны «Лукойла», сеть которого неуклонно росла, говорит президент Нефтяного клуба Петербурга Олег Ашихмин. И компания начала искать инвестора. В августе 2006 г. Антонов объявил, что ПТК готова обсуждать продажу своего розничного бизнеса «Сургутнефтегазу».

«Сургут» был не единственным, кого заинтересовал бизнес ПТК: в ее главном офисе побывали представители почти всех крупных российских нефтяных компаний, вспоминает знакомый Барсукова. По его словам, сам Барсуков часто участвовал в переговорах; это подтверждает и бывший топ-менеджер одной из российских нефтяных компаний, участвовавший в переговорах. У собеседников «Ведомостей» было впечатление, что Барсуков не хотел продавать компанию, скорее прощупывал ситуацию на рынке. Он называл фантастическую цену, вспоминает один из переговорщиков.

Другая проблема была в том, что никто не хотел покупать компанию целиком. «Сургутнефтегаз» интересовал лишь нефтепродуктовый бизнес ПТК, но та не соглашалась продавать его отдельно и сделка не сложилась, рассказывает источник, близкий к руководству «Сургутнефтегаза». По этой же причине у ПТК сорвалась сделка и с «Газпром нефтью», говорит ее бывший президент Александр Рязанов: «Предварительный разговор был о возможном приобретении только заправочного бизнеса ПТК, а не акций самой компании – была важна юридическая чистота сделки». Официальные представители «Сургутнефтегаза» и «Газпром нефти» отказались от комментариев.

В 2007 г. незадолго до ареста Кумарин все-таки вышел из ПТК, рассказывает близкий к нему предприниматель. По его словам, деньги были переданы несколькими траншами наличными, ни в каких документах сделка не отражена, она была закреплена просто рукопожатием. Основными бенефициарами компании стали супруги Андрей и Ольга Голубевы, которые контролируют Петербургский городской банк (ПГБ). На сайте ПТК указано, что ПГБ владеет 77,5% компании. Голубева передала через помощника, что покупала долю в ПТК не у Барсукова. Цену она не называет. В 2008 г. выручка компании была $820 млн. Ее главные активы – порядка 150 АЗС, в том числе в Петербурге – около 90, две нефтебазы в Петербурге на 100 000 т топлива, Петербургская транспортная компания с парком в 750 автобусов и аэропорт «Ржевка»: около 200 га в 16 км от Петербурга.

В 2007 г. ПТК могла стоить $1,5 млрд, считает Дмитрий Кумановский, начальник аналитического отдела инвесткомпании «Ленмонтажстрой». Только земля под аэропортом до кризиса стоила $542 млн, отмечает он.

Ночной губернатор

«С 2000 г. Кумарин вел ночной, тусовочный образ жизни: к обеду просыпался, а вечером и ночью к нему на прием записывались, чтобы он помог решить вопросы, – рассказывает один его знакомый. – Назначал встречи, как правило, в «Золотой стране» и Grand Palace, считавшихся его резиденциями, держался там хозяином». «Последние годы он полюбил публичность: снялся в фильме Александра Невзорова в роли Людовика XIV, потом хвастался фотографиями в парике», – говорит другой.

Все сходятся в том, что Барсуков «демонстративно» занимался благотворительностью. «Выступая в суде, он говорил о своей благотворительной деятельности и уповал на волю бога, – вспоминает Чернышова. – Он мало комментировал предъявленные ему обвинения, рассуждал в основном о боге и вере: о том, что жизнь человека коротка, все мы будем на божьем суде».

«Зашел я как-то выпить чашку кофе в «Золотую страну», смотрю – народу там не протолкнуться, – рассказывает другой знакомый Барсукова. – Хотел уже назад повернуть, но увидел одного из охранников Барсукова. Спрашиваю, что происходит, а он мне: Сергеич ведет прием. Зашел я в ресторан и действительно увидел Барсукова. Он сидит в углу за столом. Весь в черном, как булгаковский Воланд. К нему по очереди подходят просители, жалуются, он слушает, обещает помочь, а кому-то деньги прямо пачками раздает». За эти ночные приемы его и прозвали «ночным губернатором», считает он. Барсуков относился к своему прозвищу иронично, вспоминает Константинов: у Барсукова был определенный ресурс влияния в городе, за ним стоял серьезный бизнес, но этого недостаточно, чтобы считаться теневым губернатором.

«Но из-за этих «ночных приемов» у Барсукова и начались проблемы, – считает его знакомый. – Он начал противопоставлять себя власти. Я его спрашивал: что же ты так вызывающе ведешь себя? Организуй фонд и тихо людям деньги давай, а не так. Тебя же посадят! Но никакой фонд ему не нужен был: ему нравилось лично деньги раздавать. Он так ощущал свою власть. Даже шутил: поменяю фамилию и буду баллотироваться в губернаторы». Впрочем, Барсуков это отрицает: «Никогда я не говорил, что хочу заниматься политикой и баллотироваться куда-либо, и не хотел этого делать никогда». «После прихода в 2003 г. команды Валентины Матвиенко взаимодействия с властями у Барсукова не было», – подтверждает знакомый с ним бизнесмен. Правда, Барсукова видели с сыном губернатора, но Барсуков называет это знакомство «шапочным». «Люди ему рассказывали о своих проблемах, – вспоминает петербургский знакомый Барсукова. – Он обещал помочь, но часто ничего не делал, никому не звонил – работала его репутация, им пугали врагов и конкурентов. К этому времени он жил старыми ресурсами».

Крестный отец

Судя по обвинительному заключению и приговору суда, этих ресурсов вполне хватало для рейдерства. «С середины 2000-х гг. на Невском половина магазинов была закрыта, – утверждает Чернышова. – Они были захвачены. Люди боялись заниматься бизнесом. Терпеть дальше это было невозможно». «В 2005–2006 гг. большинство ритейлеров искали помещения, флагманские магазины на Невском проспекте, битва за помещения была безжалостна, – соглашается партнер Агентства развития и исследований в недвижимости Игорь Горский. – Схемы рейдерства через налоговые инспекции, суды, фиктивные скупки акций были очень хорошо отлажены и приносили плоды».

Свои 14 лет Барсуков получил за два захвата – ресторана «Петербургский дворик» на углу Невского проспекта и Пушкинской улицы и магазина «Смольнинский» на Невском проспекте. Сценарий в обоих случаях классический: подделка документов, перерегистрация в налоговой, затем продажа и перепродажа недвижимости. Сейчас на месте «Смольнинского» три обувных магазина, а на месте «Петербургского уголка» – ресторан японской кухни «Васаби». Владелица «Петербургского дворика», приятельница Матвиенко Наталья Шпакова недавно умерла от инсульта, по данным ЕГРЮЛ, ООО «Пушкинская» теперь принадлежит Анне Шпаковой. Стоимость площади первого помещения исполнительный директор Praktis СВ Сергей Федоров оценивает в $5,6 млн, второго – максимум в $4,5 млн (по площади). В обоих случаях Барсуков проходит как организатор захватов (виновным он себя не признает). Но доказательная база основана преимущественно на показаниях одного человека – Бадри Шенгелии, который заявил на суде, что консультировал Барсукова по вопросам, связанным с легализацией захваченных предприятий, признает Чернышова. Шенгелия и его люди готовили все документы по смене собственников фирм, которые захватывались группой Барсукова.

Знакомые Барсукова не верят в то, что его посадили за рейдерство. «По закону ему надо было выносить приговор еще в 1990-е гг., – уверен один из них. – Сейчас его закрыли по понятиям».

По одной из версий, изолировать от общества «становившегося неуправляемым авторитета» убедил Путина его давний знакомый Геннадий Тимченко, рассказали «Ведомостям» два предпринимателя, знакомых и с Тимченко, и с Барсуковым. По словам собеседников «Ведомостей», Барсукову приглянулся Петербургский нефтяной терминал (ПНТ), занимавшийся перевалкой нефтепродуктов в петербургском порту. Считалось, что ПНТ неофициально контролировался не менее авторитетным бизнесменом Сергеем Васильевым. Через ПНТ экспортирует нефтепродукты, в частности, Transoil Тимченко. Договориться с Васильевым Барсуков не смог. А 4 мая 2006 г. в Петербурге было совершено покушение на Васильева. Его автомобиль расстреляли, охранник погиб, но Васильев выжил. Много месяцев Васильев лежал в больнице, а оправившись, попросил защиты у Тимченко, предложив взамен долю в терминале.

«Барсуков был арестован по обвинению в покушении на убийство петербургского бизнесмена Васильева, – говорит адвокат Барсукова Сергей Афанасьев. – Но пока это дело до суда не доведено. Доказательная база – показания Шенгелии, в присутствии которого Барсуков якобы давал указания убить того или иного человека». Про версию с Тимченко Афанасьев слышит впервые. Не известно о ней и Пескову. Представитель Тимченко отказался от комментариев, а связаться с Васильевым не удалось.

Барсуков отказался назвать размер своего личного состояния. В 2005 г. Константинову он говорил: «Точно не скажу, но $850 млн, наверное, есть». Петербургский банкир считает, что Кумарин входит в топ-5 богачей Петербурга с состоянием около $1 млрд. «Зачем человеку с такими деньгами лезть в криминал?» – недоумевает он.

На вопрос «Ведомостей», почему в отличие от других петербургских бизнесменов он не легализовался еще в 2000-х гг., чтобы быть менее уязвимым, Барсуков ответил: «У меня нет таких знакомых, которые бы легализовались в начале 2000-х гг. и были бы неуязвимы. И вы, думаю, тоже затруднились бы ответить, есть ли у вас такие знакомые. Если неуязвимы сегодня, то будут уязвимы завтра».

Показания

В июне Мосгорсуд приговорил по делу бывшего начальника Главного следственного управления СКП России Дмитрия Довгия, который за взятку в 750 000 евро получил девять лет колонии строгого режима. Глава СКП Александр Бастрыкин сообщил, что узнал из «посторонних источников» о переводе для «следственного эксперимента» Владимира Барсукова из московского сизо в петербургское, откуда он мог выйти на свободу. «И это при том, что была принципиальная позиция его не возвращать», – заявил Бастрыкин. Коммерсантъ, Ведомости

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать