Статья опубликована в № 2516 от 28.12.2009 под заголовком: «Я недооценивала ситуацию в Rambler», - Ольга Турищева, генеральный директор Rambler Media

"Упадническое настроение было одной из глубинных проблем Rambler"

После назначения гендиректором Rambler Ольга Турищева обнаружила, что в технологическом отношении эта компания застряла в конце 1990-х
  • Анастасия Голицына
1995

бренд-менеджер, директор по продажам и маркетингу в Восточной Европе, директор по маркетингу в странах СНГ и Балтии в представительстве Merloni Elettrodomestici S.p.A.

1998

директор отдела маркетинга в российском отделении Bosch & Siemens

2001

директор по маркетингу «Вымпелкома»

2009

генеральный директор группы компаний Rambler Media

Rambler Media

интернет-компания. Финансовые показатели (US GAAP, 2008 г.): выручка – $110 млн, прибыль – $16,2 млн. Основной акционер – «Проф-медиа» (88%). Капитализация на 25 декабря – $87 млн. Создана в 1996 г., разработала первый российский поисковик, в 2005 г. провела IPO в секции альтернативных инвестиций LSE.

Rambler, в течение пяти лет остававшийся единственной публичной компанией российского интернета, 31 декабря проведет делистинг с Лондонской фондовой биржи. Такое решение принял его основной акционер – медиахолдинг «Проф-медиа», недовольный непопулярностью акций Rambler у инвесторов и постоянно падающей капитализацией компании. С момента размещения стоимость Rambler снизилась вдвое, а доля на рынке поиска – в 10 раз, компания трижды меняла руководство. О новой жизни некогда самого популярного поисковика рунета «Ведомостям» рассказала ее гендиректор Ольга Турищева.

– 31 декабря Rambler уйдет с Лондонской фондовой биржи. Как вы думаете, правильное ли решение приняли акционеры? Вам не жаль вдруг оказаться в частной компании после того, как вы много лет проработали в компании публичной («Вымпелком»)?

– Эмоционально это может показаться слегка грустным событием, ведь Rambler – единственная российская интернет-компания, торгующаяся на зарубежных площадках. Но с рациональной точки зрения это абсолютно правильный шаг. Компания стоит на пороге перемен, и делистинг даст нам возможность сконцентрировать все ресурсы на операционной деятельности. В публичной же компании много усилий и времени уходит на взаимоотношения с инвесторами. К тому же денег сэкономим. AIM, конечно, не самая дорогая площадка, но отказ от публичности сохранит нам несколько сотен тысяч долларов в год. Для меня это абсолютно разумный, последовательный поступок акционеров: еще когда я обсуждала с руководством «Проф-медиа» предложение возглавить Rambler, Рафаэль Акопов подчеркивал: Rambler для «Проф-медиа» – ключевой, стратегический актив. Увеличение доли эту мысль вполне подтверждает. Каких-то особенных изменений я при этом не ожидаю: «Проф-медиа» и так наш контролирующий акционер, с которым мы активно поддерживаем рабочие взаимоотношения.

– Как изменится жизнь компании после делистинга? Будете ли в каком-то виде публиковать финансовую отчетность – например, в составе отчетности «Проф-медиа» после ее выхода на биржу?

– Есть ли жизнь после делистинга?! Если серьезно, то для большей части компании – наших разработчиков, продуктовиков – никак не изменится. У меня вот разве что освободится еще немного времени для моей команды. О планах «Проф-медиа» ничего конкретного сказать не могу, но если компания станет публичной, то, вероятно, наши цифры будут появляться в составе их отчетности. Мы же в любом случае будем продолжать готовить отчетность по МСФО, хотя вряд ли станем вывешивать ее в свободном доступе – только для акционеров компании.

– Вы пришли в Rambler из «Вымпелкома», это крупная, успешная на своем рынке компания. Почему решили сменить работу в сотовой компании на интернет?

– Решение принималось во многом интуитивно. У меня существует определенная модель выбора места работы: я выбираю отрасли с большим потенциалом развития. Например, я начала заниматься бытовой техникой в итальянской Merloni Elettrodomestici, когда этого рынка в России еще не было, а лозунг «Стиральную машину – в каждый дом» казался абсурдным. Сейчас стиральная машина есть в каждой квартире, и это считается нормой. В телеком я пришла в январе 2001 г., когда рынок только формировался и проникновение сотовой связи было всего 20%. И «Вымпелком» тогда переживал отнюдь не лучшие времена – как с точки зрения позиции на рынке, так и отношения к бренду. Сейчас это одна из самых динамичных отраслей.

В телекоме я проработала восемь лет и всегда задавалась вопросом – какая отрасль будет следующей? Медиа и интернет оказались тем направлением деятельности, которое мне было интересно. В России этот рынок еще окончательно не сформирован. Проникновение интернета в России составляет всего 36%, а уровень грамотности в этой области совсем начальный. В Европе и США большинство сервисов переместилось именно в интернет, и рано или поздно это произойдет и в России.

Реклама в рунете сейчас всего лишь 9% от всего рекламного пирога. Полностью переносить западную структуру, где доля интернета бывает больше 20–25%, в Россию бессмысленно, но уже очевидно, что интернет будет постепенно отъедать долю рынка, по крайней мере у прессы и радио, вероятно, и у ТВ. Поэтому возможность перейти в интернет-компанию показалась мне привлекательной: конечно, в последние годы Rambler терял долю рынка и риск велик, но на самом деле компаний уровня Rambler и с его потенциалом не так уж много.

– В этом году Rambler покинул практически весь топ-менеджмент во главе с гендиректором Марком Опзумером. С вашим приходом компания отметила уже третью смену команды за последние три года (в 2007 г. с поста гендиректора ушла Ирина Гофман). Чем вы объясняете столь частые перестановки? В каком состоянии вы получили компанию?

– Конечно, по факту я недооценивала ситуацию и происходящие в Rambler процессы, поскольку раньше была довольно далека от этого бизнеса. Когда я пришла сюда, то сразу поняла, что задача будет тяжелой и, чтобы вернуть лидерство, в компании необходима полная структурная перестройка. Первое, с чем я столкнулась, – люди здесь не верили в то, что ситуацию можно изменить. Все говорили: «Ничего не получится, потому что у Rambler плохая карма». Упадническое настроение было одной из глубинных структурных проблем Rambler, и я, честно говоря, не подозревала, что мне придется в такой мере столкнуться с проблемой мотивации сотрудников. Сейчас атмосфера меняется, «карма» явно становится лучше. Кроме того, Rambler довольно давно не инвестировал в развитие технологий, в частности в поиск, почту. Здесь было очень много сделано 10 лет назад, а потом все это поддерживалось на плаву, в то время как рынок шел вперед.

Было трудно: после ухода ряда ключевых людей старой команды все лето в Rambler практически отсутствовала первая линия топ-менеджеров: не было финансового, коммерческого директоров, директора по продуктам и т. п. Все это происходило на фоне падающего рынка.

– Не боитесь оказаться очередным временным менеджером на короткий срок?

– Совершенно искренне: я об этом даже не думаю. Мне интересно, и это моя главная мотивация. А так, поживем – увидим.

– Как вы расставались с прежней командой?

– Почти со всеми мы расстались без конфликтов: сложилась такая ситуация, что многие люди дальше развиваться в этой компании не могли – их ожидания и интересы Rambler не совпали. Например, весной от нас ушел директор по продуктам Аркадий Морейнис. Он человек с предпринимательской жилкой, а наша задача – создать большую компанию с понятной системой принятия решений, компанию, которая в течение 5–6 лет могла бы увеличить свою капитализацию в десятки раз. В результате он ушел заниматься собственными проектами.

– По каким критериям набирали новую команду?

– При подборе новой команды основным критерием с точки зрения человеческих качеств была любознательность и ориентация на результат: важно, чтобы при столкновении со сложностями сотрудники могли выстоять и двигаться к поставленной цели. С точки зрения профессиональной мы искали сотрудников в разных индустриях. Например, финансовый директор Андрей Терехов раньше работал в Philip Morris, а потом в X5 Retail Group – это хорошая, жесткая школа для финансистов. Коммерческий директор Сергей Хрусов занимался развитием бизнеса в Procter & Gamble. Там он много работал с корпоративным сегментом, а для нас это важно, поскольку Rambler не занимается прямыми продажами. Бренд-менеджер к нам пришел из Gillette, а в дирекции по продуктам у нас собрались как собственные сильные люди, так и выходцы из Google, Yandex.

– Как повлиял срыв сделки с Google (американская компания хотела купить «дочку» Rambler «Бегуна» и установить свой поиск на rambler.ru) на развитие компании? Планируете ли продавать «Бегуна»?

– С определенностью могу сказать только одно: «Бегуна» мы продавать не планируем. Наличие собственного монетизатора – большое преимущество для Rambler. Хотя «Бегун» сейчас все больше развивается как рекламное агентство: он активно растит свою партнерскую сеть, которая приносит ему большую часть выручки. Именно в этом мы видим будущее «Бегуна» – он будет развиваться как высокотехнологичное, инновационное рекламное агентство и когда-нибудь будет монетизировать трафик самых разных поисковых машин. Стратегия «Бегуна» – это создание «супермаркета» в интернете, который монетизирует большие объемы трафика. Так, недавно он начал монетизировать российский трафик Yahoo!, и, хотя он пока небольшой, здесь очень важен прецедент – «Бегун» уже работает как агент для различных поисковых машин.

– Ходят слухи, что «Бегун» ведет переговоры с Google о монетизации его российского трафика, это так?

– Комментировать переговоры «Бегуна» не могу. Но могу сказать, что доля рынка поиска Google в русскоязычном поиске – около 35%, а на рынке контекстной рекламы в прошлом году была не более 10%, так что ему есть куда расти.

– В прошлом году акционеры Rambler вдруг объявили, что компания перестает фокусироваться на поиске и становится медийной компанией. Но после неудачи со сделкой с Google стало понятно, что необходимо что-то делать с поиском, доля которого падает. Будет Rambler развивать свой поиск или ищет других партнеров?

– Поиск Rambler постоянно терял свою долю на рынке и особенно резко начиная с 2007 г. Мы, безусловно, потеряли время. Кроме того, команда была демотивирована происходящим в последний год в отношении поиска. Сначала моей основной задачей было остановить падение доли рынка, и это произошло – летом она стабилизировалась. Сейчас мы продолжаем инвестировать в развитие собственного поиска, тем не менее не исключаем и варианты партнерств. Поиск – это непростая история.

Важно отметить, что, даже если мы будем рассматривать варианты партнерств, мы будем продолжать работать и над собственным поиском. Что касается традиционного поиска по интернету, то нужно признать, что Rambler в свое время сделал стратегический просчет. Но технологии поиска постоянно развиваются, и у пользователей возникают новые потребности. Важна скорость и удобство решения их задач. Поэтому мы видим возможности роста для нашего поиска в принципиально новом подходе к организации информации и ориентируем нашу поисковую команду на эксперименты. Не говорю, что это наш путь, но посмотрите, например, на Cuil.com. Кроме того, наличие собственных поисковых технологий позволяет улучшить качество многих сервисов.

– А какие варианты партнерств рассматриваете? Пытаетесь опять договориться с Google или «Яндексом», Microsoft?

– Мы встречаемся с разными поисковиками, но рассказывать о каких-то договоренностях пока рано. Если мы пойдем на партнерство, то это должен быть качественный продукт, который сразу даст большой рывок для нашей аудитории. Я не исключаю, что Rambler, как и Mail.ru, будет сотрудничать с другим производителем поиска и параллельно развивать свой собственный. Если дойдет до конкретных договоренностей, выберем того, у кого условия лучше.

– Со следующего года поиск от Google появится на портале Mail.ru. Как вы относитесь к этой сделке, учитывая, что в прошлом году сделку между Rambler и Google заблокировала ФАС?

– Нужно подчеркнуть, что в прошлом году ФАС запретила продажу «Бегуна», это, в общем, не связано с установкой чьего-то поиска. Просто тогда, насколько я понимаю, из-за этого запрета не сложилась вся сделка. Но вообще, мне сложно комментировать – я в компании с весны 2009 г.

– На чем же теперь сфокусируется Rambler? Сколько и во что готова инвестировать компания?

– Мы поставили себе задачу расти быстрее, чем интернет, и увеличить долю аудитории портала. Для этого нам нужны активные пользователи, для которых интернет – это инструмент, позволяющий разнообразить каждодневную жизнь, делать ее легче и удобнее. Эти люди все время в авангарде событий, все время в движении. Привлечь эту аудиторию, как нам кажется, могут качественные и технологичные сервисы.

Именно с этой точки зрения мы и рассматриваем проекты. Мы инвестируем в те проекты, которые могут нам дать рост аудитории, а это прежде всего поиск и коммуникационные сервисы: почта и мессенджер, агрегатор социальных сетей, фото и видео. Так, за этот год мы модернизировали около 40% серверного парка. Сейчас мы работаем над улучшением почты, вводим новый функционал.

Следующий важнейший сервис – новости, портальные и проекта Lenta.ru, за которые мы в этом году получили премию рунета. Мы будем развивать их дальше, предоставляя читателям более глубокий и разносторонний обзор основных событий. Опять же – более качественный сервис.

Кроме того, мы перерабатываем ряд сервисных проектов – например, «Недвижимость»: теперь он будет ориентирован не только на покупку и продажу недвижимости как таковую, а будет помогать отвечать на вопрос, где лучше жить, с учетом особенностей инфраструктуры, природы и т. д.

– Как Rambler переживает кризис? Продолжает ли падение рынок интернет-рекламы, как ощущает себя Rambler на фоне остальных? Каковы ваши прогнозы на 2010 г.? Снижаете ли вы цены на рекламу?

– Рекламный рынок стабилизировался, и в 2010 г. в рублевом выражении мы, как и большинство экспертов, ожидаем небольшой рост рынка. У Rambler очень сбалансированный портфель доходов от контекстной и медийной рекламы – примерно 50 на 50, как и на рынке в целом, что обеспечивает нам устойчивое положение. Кроме того, важное преимущество Rambler – качественная аудитория портала. Эти факторы позволяют нам добиваться эффективной монетизации даже в условиях кризиса. Что касается цен, то сейчас ведутся активные переговоры по прайс-листам на следующий год. Надеемся, что у основных игроков хватит благоразумия направить свои усилия на развитие рынка.

– Вы проработали в Rambler девять месяцев, можно ли уже говорить о результатах?

– Да, первые результаты есть: в ноябре впервые мы росли быстрее, чем интернет в целом, и быстрее крупнейших порталов рунета. Конечно, когда ты на протяжении нескольких лет теряешь долю рынка, довольно сложно ее быстро восстановить, но мы надеемся, что это первые признаки разворота. Кроме того, мы провели ревизию проектов. Неперспективные проекты закрыли. Сфокусировались на главном: новостях, коммуникациях, поиске, сервисных проектах. Впрочем, важнее цифр – создать в компании атмосферу, которая способствовала бы генерации новых идей и новых продуктов.

Факты

Всего 3,7%

Столько поисковых запросов в русскоязычном интернете приходилось на Rambler в ноябре 2009 г. Лидерами этого рынка были «Яндекс» (58,7%) и Google (23,3%), еще 10% было у Mail.ru (использует поисковик «Яндекса»). Liveinternet.ru

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать