Статья опубликована в № 2691 от 15.09.2010 под заголовком: «Воровайка» наносит ущерб мне лично», - Евгений Юрченко, генеральный директор «Связьинвеста»

"Либо это будет воровайка, либо пример прозрачной и успешной госкомпании"

По словам Юрченко, то, что он подал в отставку одновременно с Леонидом Рейманом, – чистая случайность
Д.Гришкин
1995

замуправляющего воронежским филиалом Промрадтехбанка

1998

член правления банка «Менатеп СПб», управляющий филиалом в Воронеже

2002

заместитель гендиректора «Связьинвеста»

2005

заместитель гендиректора «Комстар-ОТС»

2007

управлял отделением Центрально-Черноземного банка СБ РФ в Тамбове

2009

назначен генеральным директором «Связьинвеста»

«Никто не хотел говорить»

«Ведомости» предложили управляющему партнеру Marshall Capital Partners Константину Малофееву прокомментировать заявления Юрченко. Ознакомившись с ними, он сказал, что «не станет отвечать на голословные и беспочвенные обвинения от обиженного уволенного менеджера». А к министру связи Игорю Щеголеву «Ведомости» обратились за комментариями еще в прошлую пятницу, на следующий день после того, как стало известно об отставке гендиректора «Связьинвеста». Министр пока не воспользовался возможностью высказаться публично.

«Связьинвест»

управляющий холдинг. Акционеры – Росимущество (75% минус 1 акция), ОАО «Комстар-ОТС» (17,31% плюс 1 акция), MGTS Finance S.A (7,69%). Финансовые показатели (консолидированная управленческая отчетность, 2009 г.): Выручка – 269,4 млрд руб., чистая прибыль – 23,5 млрд руб. Контролирует семь межрегиональных компаний фиксированной связи и оператора дальней связи «Ростелеком», НИИ «Гипросвязь», а также 23,3% МГТС.

Доктор Юрченко

В апреле 2010 г. гендиректор «Связьинвеста» защитил докторскую диссертацию по экономике. «Я занимался научной деятельностью с 1992 г., выпустил 48 работ, а диссертация посвящена инновациям в управлении предприятиями», – рассказывает он.

ОПРОВЕРЖЕНИЕ

В ежедневной газете «Ведомости» в выпуске № 173 (2691) от 15 сентября 2010 г. была опубликована статья в форме интервью Юрченко Е. В. под названием «Воровайка» наносит ущерб мне лично". Решением Арбитражного суда г. Москвы признаны не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию компании «Маршал Кэпитал Партнерз Лимитед» (MARSHALL CAPITAL PARTNERS LIMITED) следующие сведения, содержащиеся в указанной публикации: «Вопрос «Ведомостей»: "И все-таки — почему вы называете Marshall рейдерами? Юрченко Е. В.: Потому что отъем денежных средств происходит незаконно. Это не бизнес, а рейдерство"; «Учитывая, что это компании, принадлежащие Marshall, и любое решение против них наказывается увольнением».

На российском телекоммуникационном рынке развернулась война под стать сражению за «Мегафон», длившемуся в 2003–2008 гг. Теперь на кону «Связьинвест», активы которого к марту 2011 г. должны быть объединены на базе «Ростелекома». В прошлый четверг гендиректор «Связьинвеста» Евгений Юрченко написал заявление об отставке, объяснив это принципиальным несогласием с методами управления холдингом. Государственным активом руководит не государство, а частный инвестфонд Marshall Capital Partners, считает он.

– Вы подали заявление об отставке, а на следующий день отозвали его. С чем связаны оба этих шага?

– С определенного момента функции принятия решений стали перемещаться из «Связьинвеста» в Marshall Capital Partners. Например, этим фондом и структурами, с ним аффилированными, были выкуплены контрольные пакеты таких компаний, как ЗАО «Регионстрой», ООО «Регионстрой-Сибирь», ОАО «Союз телефонстрой», Дальневосточная строительная компания и т. д. В 2009 г. эти компании стали основными подрядчиками предприятий «Связьинвеста» по всем строительно-монтажным работам во всех регионах. Компании были объединены в группу «Инфра инжиниринг», президентом которой был назначен выходец из Marshall Capital Сергей Огороднов.

Из начатых в 2010 г. работ более 80% объема заказов по инвестпрограмме «Связьинвеста» было передано на группу «Инфра». В денежном выражении это более 12 млрд руб. Но оказалось, что группа «Инфра» не располагает необходимым кадровым и производственным потенциалом. Как результат – план первого полугодия 2010 г. по проведению строительно-монтажных работ был провален, что, безусловно, отразится на финансово-экономических показателях межрегиональных компаний (МРК) и «Ростелекома». Например, только по вводу объектов широкополосного доступа «Центртелекома» план первого полугодия выполнен менее чем на 50%. Мириться с этим, на мой взгляд, нельзя. Такая же картина по передаче объемов и выполнению планов по закупке оборудования связи и по IT-проектам.

После назначения [гендиректором «Ростелекома»] Александра Провоторова, выходца из Marshall Capital, центр принятия решений полностью переместился к бывшим и настоящим менеджерам Marshall Capital. После этого начали приниматься решения, которые не согласовывались со мной. При проведении переговоров по сделкам M&A ни профильные подразделения «Связьинвеста», ни представители региональных компаний и «Ростелекома» в подготовке этих сделок не участвовали. Все переговоры и проработка документов велись только бывшими и настоящими работниками Marshall Capital. Фактически управление государственной компанией перешло в частные руки.

– Говорят, вы были не согласны с условиями покупки «Акадо»?

– Это было последним штрихом в развитии событий. Переговоры с собственниками «Акадо» велись только [управляющим партнером Marshall Capital Partners Константином] Малофеевым и Провоторовым. Представители «Связьинвеста» и «Центртелекома» (одна из МРК, которая должна выступить покупателем «Акадо». – «Ведомости») ни в переговорах, ни в проверках, ни в предварительной проработке документации участия не принимали. При этом цена сделки была определена переговорщиками на уровне гораздо более высоком, чем стоимость контрольного пакета самого «Центртелекома».

Такими действиями мне дали понять, что со мной и со «Связьинвестом» не считаются, центр принятия решений находится за пределами «Связьинвеста», при этом ответственность остается за «Связьинвестом» и за мной как его руководителем.

Я высказал несогласие участвовать в проведении такой сделки. Вечером перед советом директоров «Центртелекома» [на котором предстояло утверждать условия покупки «Акадо»] я был вызван к руководству, и мне было предложено написать заявление об отставке. Что я и сделал. На следующее утро после ряда консультаций я принял решение отозвать заявление и продолжить работу в соответствии с ранее заключенным контрактом. Кстати, в этот день «Центртелеком» получил от представителей собственников «Акадо» предложение о продаже оператора на существенно более выгодных условиях, чем те, что предлагались ранее. В итоге вопрос о приобретении «Акадо» был перенесен, так как возникла необходимость проработки нового предложения собственников.

Надеюсь, что меня поймут, ко мне прислушаются и дадут возможность работать над выполнением поставленных передо мной и «Связьинвестом» задач.

– Когда «руководство» потребовало от вас заявления об отставке, оно вам предложило что-то взамен?

– Нет.

– Написав это заявление, вы заявили о категорическом несогласии с тем, чтобы государственным активом управляло «одно физическое лицо», каким бы «великим рейдером России» этот человек ни был. Вы имели в виду владельца Marshall Capital?

– Да. Де-факто контрольные пакеты «Связьинвеста» и всех его дочерних компаний принадлежат Marshall Capital и Константину Малофееву. Когда я пришел в разрушенный «Связьинвест», то взялся увеличивать его капитализацию (в итоге капитализация МРК выросла в среднем на 400%), разработал ясную и понятную стратегию, сделал большую опционную программу: более 400 сотрудников «Связьинвеста» и его «дочек» стали их акционерами. Всем известно и о моих собственных инвестициях в акции компаний «Связьинвеста». Поэтому мне не все равно, каким образом это будет развиваться. Либо это будет «воровайка», либо пример прозрачной и успешной госкомпании.

– И все-таки – почему вы называете Marshall рейдерами?

– Потому что отъем денежных средств происходит незаконно. Это не бизнес, а рейдерство. Пример со строительными компаниями – самый яркий. Представьте, к тебе приходят и говорят: завтра твоя компания лишится всех заказов. Если не хочешь, чтобы она разорилась, отдай мне 70% [акций], а я со стороны государства гарантирую передачу тебе госзаказов. И это не единственный пример. Все сидят и боятся, потому что считают, что это позиция государства.

– Разве вы не могли, будучи гендиректором «Связьинвеста», например, расторгнуть контракты со строительными подрядчиками из «Инфра инжиниринга»? Или оштрафовать их за невыполнение плана?

– А вы сами ответьте на этот вопрос. Учитывая, что это компании, принадлежащие Marshall, и любое решение против них наказывается увольнением.

– А достучаться до чиновников не пробовали?

– Дело в том, что если подрядчик выполняет обязательство – никаких претензий к нему быть не может, кто бы ни стоял за этой компанией. А то, что обязательства не исполняются, стало понятно уже в этом году.

– Вы говорите – функции принятия решений стали перемещаться из «Связьинвеста» в Marshall «с определенного момента». С какого именно?

– Примерно с начала [2010] года.

– Но прежде вы не делали по этому поводу публичных заявлений. Почему?

– Решающим моментом стало назначение гендиректора «Ростелекома». Мои разговоры с министром [связи и массовых коммуникаций Игорем Щеголевым] до 12 июля сводились к тому, что руководить объединенным «Ростелекомом» буду я. А 13 июля было объявлено, что гендиректором «Ростелекома» назначен Провоторов. Он хороший, грамотный парень, я по-человечески хорошо к нему отношусь, но он юрист, который никогда не занимался управлением операционной компанией.

А с середины июля начались вопиющие вещи. Тебе приносят документы и говорят: тебе нужно списать $1,2 млрд [на покупку «Акадо»]. Не согласен – уходи. Если бы я был человек с улицы, я бы, может, и ушел. Но я акционер, и «воровайка» наносит ущерб лично мне и всем акционерам, в том числе и государству.

Кроме того, я не хочу потакать разворовыванию государственных средств и снижению капитализации компаний, в строительстве которых сам участвовал. В конце концов, у меня 16 правительственных наград, я в 21 год стал инвалидом войны, и я готов побороться.

– На днях Marshall Capital Partners договорился о покупке у Газпромбанка акций МРК и «Ростелекома», эквивалентных 7% создаваемой объединенной компании.

– Не хотел бы это комментировать. Чтобы не нагнетать лишние эмоции.

– На должность гендиректора «Связьинвеста» уже есть кандидат – Минкомсвязи выдвинуло Вадима Семенова, однокурсника президента. У вас нет ощущения, что битва уже проиграна?

– Я считаю, что этот вопрос пока не решенный, так как решение принимают акционеры.

Вадим Семенов хотя, как и Провоторов, очень приятный человек, но у него гражданство Канады. А гражданин Канады – страны НАТО – не может стоять во главе компании, имеющей доступ к государственной тайне.

– Кажется, закон предусматривает для лиц с двойным гражданством просто особый порядок доступа к гостайне.

– Давайте дождемся официального мнения ФСБ по этому поводу. Кстати, допуска к гостайне нет и у нынешнего гендиректора «Ростелекома».

– У «Связьинвеста» пока еще сохраняется миноритарий с блокирующим пакетом – АФК «Система». Обсуждали ли вы с ним ситуацию?

– Без комментариев.

– А с кем вы консультировались перед тем, как отозвали заявление об отставке?

– В прессе все сказано. (Смеется.) Зачем я буду подставлять людей?

– Давайте припомним истории, которые вам могут теперь попытаться вменить в вину. Вот, например, скупка акций МРК и «Ростелекома». Член совета директоров «Связьинвеста» Леонид Рейман предполагал, что вы приобретали их, пользуясь инсайдерской информацией о коэффициентах обмена...

– Самый важный аргумент здесь то, что я ни одной акции за этот период не продал.

– Но акции же все равно у вас имеются?

– Имеются, и я публично заявлял об этой собственности. Какие тогда могут быть вопросы? Какое преступление было совершено? Нельзя в нашей стране инвестировать в акции? Что касается инсайда – все мои сделки проверяла Федеральная служба по финансовым рынкам и никаких нарушений не выявила. Коэффициенты утверждал совет директоров «Связьинвеста», а не я.

– Но вы же их знали?

– Нет.

– А на какие деньги вы покупали акции?

– Часть на свои, часть на заемные. Я привлекал кредиты в Росбанке, «КИТ финанс» и еще в нескольких банках.

– Как вы будете с ними расплачиваться?

– Стоимость акций [компаний «Связьинвеста»] так быстро растет, что проблем с кредитованием не возникает. Под такие активы тебе пожизненно будут предоставлять денежные средства.

– То есть вы планируете и дальше реповать акции под кредиты?

– Конечно.

– А предложений о выкупе акций «дочек» «Связьинвеста» вы не получали? Например, от Marshall?

– Предложения были, но не от Marshall.

– А сейчас вы скупку продолжаете?

– Уже нет.

– Еще ваше имя связывали со скандальной сделкой по покупке компаниями «Связьинвеста» программных систем Oracle E-Business Suite за $153 млн. Договоры на внедрение этих систем были заключены в 2003 г., когда вы были финансовым директором «Связьинвеста»...

– Решение о сделке принималось на совете директоров «Связьинвеста». Я не подписывал ни одного документа, потому что договоры заключались между МРК и Oracle. На самом деле сделка была огромная. $153 млн – это лишь стоимость лицензий, а после этого только за сопровождение было заплачено более $1 млрд.

– Тот же Рейман обвинял вас в том, что условия реорганизации «дочек» «Связьинвеста» ведут к утрате госконтроля над объединенным «Ростелекомом». На том основании, что ВЭБ и Агентство по страхованию вкладов (АСВ) – госкорпорации и принадлежащая им собственность де-юре не считается государственной.

– Председатель наблюдательного совета ВЭБа – Владимир Владимирович Путин, АСВ – Алексей Леонидович Кудрин. Если Кудрин и Путин не являются лицами государства, то кто же является?

– А какие у вас сейчас отношения с Леонидом Рейманом?

– Очень хорошие. (Смеется.) Почему-то мне кажется, что на совете директоров [«Связьинвеста»] он не будет голосовать за мое увольнение.

– То, что Рейман ушел в отставку с поста советника президента в тот же день, когда вы подали заявление (а потом забрали его), – случайность?

– Чистая случайность.

– Вы верите в такие случайности?

– Никто не представлял, что я ночью [с 9 на 10 сентября] напишу заявление, так же как никто не представлял, что в этот день обнародуют приказ Медведева [об отставке Реймана], который был подписан еще раньше.

– Если вас все-таки снимут с должности, как вы планируете действовать?

– Повторюсь: я надеюсь, что ко мне прислушаются и дадут возможность работать над выполнением поставленных задач дальше. Я исхожу из оптимистического сценария. Дело в том, что я работаю в акционерном обществе и полностью подчиняюсь решению акционеров. Если правительство принимает решение уволить меня, я подчинюсь этому решению и спокойно уйду, тем более что мне уже поступило несколько предложений о работе. Но уходить по желанию одного человека не намерен.

– Как вы оцениваете развитие российского рынка телекоммуникаций и экономики в целом?

– Как очень динамичное. Телекоммуникации стоят перед настоящим взрывом по объемам инвестиций и доходов. Объем трафика год от года растет на сотни процентов. Только объем трафика, передаваемого по нашим сетям, в ближайшие три года вырастет более чем в 100 раз. Думаю, что экономика тоже быстро растет. И спрос со стороны наших клиентов будет расти.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать