Статья опубликована в № 2738 от 22.11.2010 под заголовком: Банк одного клиента

Как работал бизнес Сергея Пугачева?

Центробанк известил генпрокурора, что «видит в действиях руководящих сотрудников» Межпромбанка «наличие признаков уголовно наказуемых деяний». «Ведомости» отправились на охоту за признаками
Сергей Пугачев думает, что ответить Меликьяну
Д.Гришкин
Первая сделка

«В четыре года бабушка послала его в огород за помидорами. Спустя несколько часов она обнаружила внука, который на обочине бойко приторговывал свежесорванными помидорами. Моя мама, когда услышала эту историю, спросила Сергея: «На что вам нужны были деньги?» Он ответил: «Не знаю. Просто хотел проверить, могу ли я». Такой эпизод биографии Сергея Пугачева рассказала его гражданская жена Александра Толстая британскому Tatler.

Банкир на час

3 августа 2010 г. лицом, осуществляющим полномочия единоличного исполнительного органа ЗАО «Международный промышленный банк», стала Марина Илларионова, следует из списка аффилированных лиц банка на 30 сентября. Она стала врио председателя исполнительной дирекции (аналог правления банка), сменив Алексея Злобина, который уволился, рассказывает Сотрудник. До этого Илларионова работала первым зампредом правления Регионального корпоративного банка (Рекорбанк, до декабря 2008 г. – Майинский, по названию села в Республике Саха (Якутия), где он прежде был прописан) в Иванове. На 1 июля 2010 г. Рекорбанк занимал в рэнкинге «Интерфакс-ЦЭА» 918-е место по активам (243 млн руб.) и 971-е – по собственному капиталу (46,3 млн руб.), а его единственный филиал находится в Махачкале. Головокружительный взлет Илларионовой – на сотни пунктов банковского рэнкинга – продолжался недолго: уже 4 октября, в день отзыва лицензии, она написала заявление об увольнении, которое сама же и завизировала, говорит источник в ЦБ. Владельцу банка понадобился «более управляемый менеджмент», объясняет Сотрудник.

Надежда кредиторов

Меликьян успокоил: «Мы, кстати, и сейчас считаем, что у владельцев банка есть имущество, достаточное, чтобы вернуть долги его кредиторам». РИА Новости, ноябрь 2010

«Межпромбанк плюс»

Коммерческий банк. Акционеры: Международный промышленный банк – 100%. Финансовые показатели («Навигатор» «Траста», 1 сентября 2010 г.): активы – 4,4 млрд руб., капитал – 1,8 млрд руб., прибыль – 57 млн руб.

Кошки и мышки

В начале октября Центробанк отозвал у Межпромбанка лицензию, ввел в нем временную администрацию и подал иск о его банкротстве (Арбитражный суд Москвы рассмотрит его 30 ноября). С тех пор председатель ЦБ успел дважды написать генпрокурору о том, что усматривает в действиях руководящих сотрудников банка наличие признаков деяний, предусмотренных статьями 195 «Неправомерные действия при банкротстве» и 196 «Преднамеренное банкротство», рассказал в прошлую пятницу первый зампред ЦБ Геннадий Меликьян «РИА Новости».

Эта пятница была посвящена препирательствам ЦБ и Межпромбанка по поводу передачи документов. «Игра в кошки-мышки продолжается и сегодня: то компьютерный сбой, то еще что-то, и мы пока все материалы получить не можем», – жалуется Меликьян телеканалу «Россия 24». Все документы, которые Межпромбанк по закону должен передать представителям ЦБ, им переданы, парирует представитель Объединенной промышленной корпорации (ОПК Сергея Пугачева, в которую входит банк).

Оба правы. Данные за последние три месяца переданы в электронном виде, а все остальное – в бумажном, объясняют источники «Ведомостей» в ЦБ и ОПК. Электронную базу за другие периоды просто стерли, признается источник в ОПК. «Ничего об этом сказать не могу, но шредеры (измельчители бумаги) работали сутки напролет, – говорит его коллега. – За отсутствие бумажки предусмотрена административная ответственность, а при ее наличии – уголовная». Кто вообще может сейчас рассказать, что случилось в Межпромбанке? «Руководства банка уже нет», – говорит Меликьян. Временной администрации ЦБ, образно говоря, еще нет и – если она будет вынуждена входить в курс дела, перелопачивая бумажные горы, – еще очень и очень долго не будет. Поэтому официально о делах банка никто ничего не рассказывает.

Свою версию того, что произошло в Межпромбанке, «Ведомости» построили на рассказе бывшего сотрудника банка (который запретил называть его имя, поэтому мы будем называть его для краткости просто Сотрудник) и на интервью Меликьяна «РИА Новости» (в котором он умудрился не назвать ни одного имени). Все, что можно было проверить по открытым источникам и путем неофициальных разговоров с сотрудниками ЦБ, ОПК и госбанков, было проверено. Но это, конечно, все равно только версия.

Кошелек, а не банк

Проблемы Межпромбанка начались не сегодня. «Уже довольно давно мы не относили Межпромбанк к очень хорошим кредитным организациям», – признает Меликьян в интервью, напоминая, что в середине 2000-х ЦБ не пустил банк в систему страхования вкладов. Чтобы в чем-то разобраться, раскручивать цепочки надо с конца 1990-х, считает Сотрудник.

Межпромбанк вообще не был банком в нормальном смысле слова, т. е. кредитным учреждением, задача которого – привлечь деньги подешевле, а выдать подороже и заработать на разнице, говорит Сотрудник. Его функция была иная: привлечь деньги подешевле, выдать ОПК Пугачева, по сути, бесплатно и тем или иным способом покрыть убытки. Все олигархи строят бизнес одинаково: покупают активы, а потом продают их дороже, на эту разницу и живут. У кого-то источником денег является нефтяная компания, у кого-то – завод, а у Пугачева был банк, объясняет Сотрудник.

Меликьян мыслит в том же направлении: «Из всей ссудной задолженности лишь менее 6% (около 9 млрд руб.) может быть отнесено к кредитованию предприятий реального сектора экономики». Основная часть кредитов банка была предоставлена более чем сотне однотипных российских компаний, рассказывает он: минимальный уставный капитал, зарегистрированы по адресам массовой регистрации, платежи в бюджет и внебюджетные фонды незначительны. Операции этих компаний состояли главным образом в получении средств от банка и приобретении векселей самого банка. Каждой из них банк предоставлял формально обеспеченные кредиты в 1–2 млрд руб. В большинстве случаев активами этих компаний являлись векселя офшорной компании, зарегистрированной на Британских Виргинских островах. Эти же векселя выступали в качестве обеспечения по кредитам банка. Собственником офшорной компании являлось физическое лицо – нерезидент, член совета директоров и номинальный собственник банка, заключает Меликьян.

Меликьяна можно понять так, что на «своих» у Межпромбанка приходится 94% кредитов. Обычно, уточняет Сотрудник, было около 80%, но после того, как в 2009 г. были погашены последние рыночные кредиты, стало почти 100%. Деньги были фактически выведены из банковского оборота, доходов от таких кредитов банк не получал, объясняет он. Проценты по кредитам начислялись, но не выплачивались либо выплачивались за счет новых кредитов, а срок кредитов мог продлеваться столько, сколько нужно.

Следы этой схемы можно обнаружить в отчетности банка.

Вот про сроки. «Существенная часть кредитного портфеля банка» приходится на кредиты, предоставленные для финансирования инвестиций заемщиков в долевые ценные бумаги предприятий, контролируемых ОПК, сказано, например, в отчете по МСФО за 2009 г. Банк, заемщики и объекты инвестиций «находятся под общим контролем». Договорные сроки погашения этих кредитов варьируются с января по декабрь 2010 г., однако фактические – внимание! – зависят от стратегии финансирования деятельности ОПК, говорится в отчетности. Правда, написано это все лишь про небольшую часть кредитов: 13,15 млрд руб. (менее 10% портфеля). Аналогичная формулировка фигурирует в МСФО банка и за другие периоды. «Такие оговорки в отчетности – редкость», – говорит управляющий директор Fitch Ratings Джеймс Уотсон (он не смог навскидку вспомнить ни одного примера).

А вот про проценты. Согласно РСБУ за первые шесть месяцев 2010 г. Межпромбанк начислил себе процентный доход по ссудам клиентам почти в 11,5 млрд руб., а получил только 1 млрд руб. К сентябрю невыплаченные проценты достигли 14,7 млрд руб. При этом проценты не значились в отчетности как просроченные.

Как это работает

Рассмотрим конкретный пример: спекуляция с подмосковной землей, в ходе которой часть расходов по кредиту ОПК могла быть переложена на Межпромбанк.

Структуры ОПК в несколько приемов приобрели около 1200 га в районе Рублево-Успенского шоссе. Видимо, сначала скупку финансировал Межпромбанк: по итогам 2005 г. (самая ранняя доступная отчетность банка) объем кредитов, выданных компаниям ОПК для инвестиций в «землю в Московском регионе», составлял 7,93 млрд руб.

В 2006 г. земли были заложены в Сбербанке под кредит в $750 млн (срок – пять лет, ставка – 10% годовых). Деньги предполагалось пустить на дальнейшую скупку земель и строительство элитного поселка «Плещеево» (позже переименован в «Грибаново»). Возможно, часть денег Сбербанка получил и Межпромбанк: в 2006 г. объем земельных кредитов в отчетности снизился почти на 1 млрд руб., в 2007 г. – до 3,58 млрд руб.

В декабре 2007 г. ОПК удалось получить кредит больше и дешевле. ВТБ под залог 1200 га земли дал $2,135 млрд (на семь лет под 9% годовых с ежеквартальной выплатой процентов). Почти половина этих денег ушла в Сбербанк на погашение кредитов ($750 млн), покрытие набежавших за два года процентов (порядка $150 млн) и выплату за досрочный возврат кредита ($65 млн).

Остаток – примерно $1,2 млрд – положили в Межпромбанк в виде депозита «ОПК девелопмента» (головная компания ОПК по девелоперским проектам). Депозит на 28,81 млрд руб. со сроком погашения 19 июня 2011 г. появляется в отчетности банка во II квартале 2008 г. и исчезает в I квартале 2009 г.

Сотрудник говорит, что за счет этого депозита были выплачены проценты по кредиту ВТБ за пять кварталов – за счет процентов по депозиту, а потом и за счет основной суммы. Депозит был почти вдвое меньше кредита, поэтому, чтобы процентов хватало, по депозиту банк платил около 17% годовых, вспоминает Сотрудник. Теоретически банк мог еще и заработать на этом депозите – в кризис деньги были дороги. Но поскольку остатки кредита ВТБ предполагалось инвестировать в проекты ОПК, банк большую его часть держал в боевой готовности – вкладывал в высоколиквидные активы (т. е. в такие, которые можно быстро обратить назад в деньги), и это приносило всего 3–4% годовых, утверждает Сотрудник. В итоге депозит приносил Межпромбанку убытки.

А для Пугачева сделка с землями могла оказаться прибыльной. Случился кризис, земли забрал в уплату по кредиту ВТБ (причем сделка была закрыта только этим летом, когда закончились все суды по участкам). По словам Сотрудника, покупка 1200 га и оформление земель обошлись в $1 млрд. Если из кредита ВТБ в $2,135 млрд вычесть эту сумму, а также все выплаченные Сбербанку и ВТБ проценты и штрафы, останется больше $500 млн. Такой может быть прибыль Пугачева – даже без учета того, что часть расходов понес банк.

Ошибка инвестора

Пугачев не делал ничего такого, чего не делали бы все остальные, защищает его Сотрудник: купил в долг – подорожало – продавай и возвращай долги. «Проблема в том, что купленные активы не генерировали дохода, за счет которого можно было бы обслуживать долг, – объясняет он. – Это классическая ошибка инвестора: схема работает на растущем рынке за счет продажи активов дорого. Рискованная стратегия».

Плюс сам банк проедал деньги – где-то $300 млн в год, говорит Сотрудник. В 2009 г. по МСФО административные расходы, расходы по налогу на прибыль и процентные обязательства составили у Межпромбанка 15,34 млрд руб., в 2008 г. – 9,14 млрд руб., в 2007 г. – 7,25 млрд руб.

Чтобы схема работала, нужен был приток денег. Он возможен за счет двух источников: продажи подорожавших активов и привлечения новых денег. С обоими источниками к 2008 г. возникли проблемы.

Пугачеву уже давно не случалось что-нибудь выгодно продать. В 2008 г. были переговоры о продаже Енисейской промышленной компании (ЕПК, владеет лицензией на разработку Элегестского угольного месторождения с запасами около 1 млрд т), но сделка не состоялась, говорит Сотрудник. ОПК «Майнинг», в состав которой входит ЕПК, рассматривала возможность разместить свои акции на бирже, но этого тоже не произошло. В декабре 2008 г. сорвался амбициозный проект по строительству супергостиницы на Красной площади – реконструкция Средних торговых рядов. По словам представителя корпорации, это был «единственный крупный девелоперский проект ОПК, который кредитовал Межпромбанк еще начиная с 2004 г.». Но комплекс был неожиданно передан Федеральной службе охраны президента, а ОПК до сих пор добивается компенсации своих затрат, которые оценила в 12 млрд руб. Получается, единственный известный удачный проект Пугачева за последнее время – спекуляция с подмосковной землей.

С привлечением денег с рынка, как известно, в кризисном 2008 году тоже стало плохо. Без учета денег ВТБ (того самого депозита «ОПК-девелопмента») и антикризисной поддержки (беззалогового кредита ЦБ) за 2008 г. пассивы Межпромбанка снизились примерно на 40 млрд руб. То есть вместо притока пошел отток – преимущественно за счет остатков по счетам и депозитам корпоративных клиентов. Сотрудник объясняет отток «эффектом мирового кризиса». Кто именно вывел деньги из Межпромбанка, узнать не удалось (кстати, это мог быть и Пугачев, но никаких оснований считать эту версию предпочтительной у нас нет).

Не получилось занять денег и у компаний ОПК. В 2009 г. на собрания акционеров Балтийского завода и «Северной верфи» выносился вопрос о выпуске облигаций – по 24 млрд руб. на компанию. На Балтзаводе это решение заблокировало государство (воспользовавшись «золотой акцией»), на «Северной верфи» выпуск был одобрен, но облигации так и не были выпущены.

Крах Межпромбанка случился еще в 2008 г., признает Сотрудник. «Создать иллюзию баланса благополучия еще на полтора года» позволил беззалоговый кредит, который выдал банку ЦБ. Из отчетности видно, что более 29,7 млрд руб. Межпромбанк получил в октябре 2008 г., потом сумма менялась, пик пришелся на конец июля 2009 г. – 46,55 млрд руб. Банк брал все новые кредиты ЦБ, чтобы погасить старые долги, пока ЦБ не отказался его поддерживать в мае 2009 г., говорит Сотрудник. ЦБ добился обеспечения кредита, взяв в залог судостроительные активы ОПК, а потом отозвал лицензию. Меликьян оценил задолженность Межпромбанка перед ЦБ в 31,8 млрд руб.

С чем остались кредиторы

Дыра в балансе Межпромбанка составляет 50–60 млрд руб., говорит источник, близкий к ЦБ (это очень и очень предварительная оценка, настаивает он). Не все кредиторы еще дошли до суда: в пятницу «Ведомости» насчитали в базе данных Арбитражного суда Москвы 58 исков, поданных к Межпромбанку с начала года. Если сложить суммы (они не во всех исках есть), получается 10,5 млрд руб. и $45,9 млн. Еще есть три иска от ЦБ к структурам ОПК об обращении взыскания на заложенные по кредитам в 31,8 млрд руб. судостроительные активы (75,8% «Северной верфи», 64,8% КБ «Айсберг», 88,3% Балтийского завода); в них Межпромбанк выступает как третья сторона. Итого пока примерно 44 млрд руб.

На что могут рассчитывать кредиторы?

«Мы <...> считаем, что у владельцев банка есть имущество, достаточное, чтобы вернуть долги его кредиторам», – говорит Меликьян.

Но ОПК считает, что, отдав в залог ЦБ судостроительные активы, уже сделала «все возможное для поддержки банка». «Единственная официальная оценка этих активов, существующая в настоящее время и проведенная в соответствии с действующим соглашением между ЦБ и МПБ, – это оценка компании «БДО Юникон» на сумму 100,4 млрд руб. Очевидно, что <...> находящихся в залоге активов с избытком достаточно для исполнения всех обязательств МПБ перед всеми кредиторами», – указывает представитель ОПК.

Незадача в том, что единственный известный на сегодня кандидат в покупатели этих активов – государственная Объединенная судостроительная корпорация готова заплатить 23–25 млрд руб., т. е. в четыре раза меньше, а этого недостаточно даже для того, чтобы расплатиться с ЦБ.

ОПК предлагает государству самому разрешить эту дилемму: кто ему дороже – кредиторы Межпромбанка или госкомпания. «Очевидно, что кредиторы банка заинтересованы в продаже активов по максимальной цене, а потенциальные покупатели заинтересованы в занижении их стоимости, – рассуждает представитель ОПК. – Поскольку продавцом и покупателем в данном случае, скорее всего, является государство, то ОПК в этой ситуации реального влияния на происходящие процессы не имеет». В общем, ОПК умывает руки.

Могут ли кредиторы предъявить какие-то претензии Пугачеву лично? Меликьян описывает структуру собственности Межпромбанка: на 1-м уровне российские компании, на 2-м и 3-м уровнях иностранные, на 4-м уровне физическое лицо – нерезидент и только на 5-м конечный бенефициар – российский гражданин со статусом протектора траста, в котором с помощью МСФО банка можно узнать Пугачева.

В этом контексте не очень удивительным выглядит такой факт: ОПК уведомила временную администрацию ЦБ о расторжении договоров аренды с обоими своими рухнувшими банками – Межпромбанком и его розничной «дочкой» «Межпромбанк плюс» – и попросила освободить помещение головных офисов на Большой Дмитровке. Об этом рассказал источник, близкий к ЦБ. Представитель ОПК, правда, это категорически опровергает.

Что кроме судостроительных активов можно взять с Межпромбанка? Сотрудник рассказывает, что еще в середине этого года кредиты банка на 60 млрд руб. были обеспечены залогом ЕПК, а на 40 млрд руб. – как раз судостроительными активами. Но все эти активы были выведены из-под залога для передачи в качестве обеспечения по кредитам ЦБ (состоялось) и ВТБ (сорвалось). Источник, близкий к ЦБ, это подтверждает. Теоретически вывод активов из-под залога, если первый залогодержатель не давал на это письменного согласия, можно оспорить как сделку, заключенную в ущерб имущественным интересам кредиторов, считает Евгений Семченко, глава некоммерческого партнерства профессиональных арбитражных управляющих ЦФО.

С чем остался Пугачев

Меликьян утверждает, что «в период пользования кредитами Банка России» 25 млрд руб. Межпромбанк отправил «на весьма своеобразные цели». «Основная часть этой суммы была переведена в швейцарский банк <...> на счет компании-нерезидента, одним из директоров которой являлся сын российского резидента, протектора траста».

Была такая проводка, чуть больше чем на $710 млн, в швейцарский банк на счет лихтенштейнской компании, одним из директоров которой является сын Пугачева Александр, уточняет источник, близкий к ЦБ. Была, в I квартале 2009 г., подтверждает Сотрудник. Но, настаивает он, это были деньги не ЦБ, а Пугачева – остаток того самого кредита ВТБ, которым он имел право распоряжаться, как считает нужным. И часть этих денег Пугачев потратил на расчеты с иностранными партнерами по заглохшему проекту реконструкции Средних торговых рядов.

После денег самый дорогой актив Пугачева – ЕПК с ее уникальной угольной лицензией. ОПК ведет переговоры о продаже ЕПК; представитель ОПК говорит, что компания оценивает актив в $5 млрд. Аналитик «Ренессанс капитала» Борис Красноженов называет более скромные цифры: $1–1,5 млрд.

«Желающих на такой привлекательный угольный актив найдется много, только вот большой вопрос – разрешат ли Пугачеву продать Элегест, как и другие активы. Все зависит от государства, оно может и лицензию отобрать, – считает доцент Высшей школы экономики Виктор Шпрингель. – Долгое время Межпромбанк занимался всем, кроме банковской деятельности. Так что сейчас Межпромбанк – это площадка, на которой ЦБ хочет потренироваться расчищать банковскую систему от непонятных банков».

Мнение государства о ситуации в Межпромбанке месяц назад публично сформулировал премьер Владимир Путин. Глава ЦБ Сергей Игнатьев рассказал ему о застарелых проблемах в Межпромбанке. «Мы с этими проблемами были знакомы, надеялись на то, что менеджмент банка и его собственник постараются погасить свою задолженность, и я считаю до сих пор, что такие возможности были и есть, они этого не сделали, и поэтому мы отозвали лицензию», – как бы оправдался глава ЦБ. Глава правительства в ответ сказал (цитата по «РИА Новости»), что «проблемы возникли из-за рискованной экономической политики менеджмента Международного промышленного банка». Путин не выводил Пугачева за скобки, продолжает уверять пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков: премьер говорил о рисковой экономической политике самого банка и не разделял деятельность акционеров и менеджеров Межпромбанка.

Игрушки Пугачева

Самолет

У Пугачева есть личный самолет Falcon 2000 Ex Easy ($25 млн) и Gulfstream IIB ($10 млн), писал журнал «Финанс» в июне 2010 г. По словам Меликьяна, Межпромбанк «в период пользования кредитами Банка России» предоставил кредит, конечным получателем которого стала французская компания – производитель самолетов.

Гастроном

Осенью 2007 г. подконтрольная Пугачеву люксембургская компания Luxadvor сообщила о покупке 100% французского бакалейного дома Hediard у его владельца Мишеля Пастро. Hediard основана в 1854 г. во Франции, специализируется на кулинарии класса люкс. Под этим брендом работает около 300 магазинов и кафе по всему миру. Гендиректор Hediard Виталий Подольский на запрос «Ведомостей» не ответил. Его знакомый знает, что у Hediard около 30 собственных магазинов, остальные точки работают по франшизе. Годовая выручка материнской компании с учетом роялти не превышает 100 млн евро. Выручка российского ООО «Эдиар», по данным СПАРК, в 2009 г. составила 155,7 млн руб.

Дизайнерская

В 2008 г. структуры Пугачева приобрели половину компании Linley, специализирующейся на дизайне яхт, интерьеров и мебели. Продавцом был племянник английской королевы лорд Дэвид Линли. Пугачев и Линли дружны – лорд приезжал к Пугачеву в Туву на охоту и жил в лагере на Енисее, правда, медведя так и не взял, а Пугачев охотился на фазанов в Большом Виндзорском парке, писал Tatler.

Телеканал

В 2006 г. Сергей Пугачев стал совладельцем телеканала Luxe TV, сообщала люксембургская газета Tageblatt. Канал был создан в 2006 г. французским медиаменеджером Жаном Стоком. Сразу же после начала вещания Сток продал большую часть своей компании Пугачеву. Запуск русской версии канала состоялся 3 сентября 2007 г. К этому времени канал работал в 20 городах на четырех языках. Но с самого основания в 2006 г. компания терпела убытки. Арбитражный суд Люксембурга признал банкротом компанию DVL.TV.SA, управляющую телеканалом Luxe TV, сообщило в октябре люксембургское издание L’essentiel.

Газета

Сын Пугачева Александр в 2009 г. приобрел французскую газету France Soir. «Я уже вложил [в издание] 50 млн евро и собираюсь инвестировать еще 20 млн», – сообщил он недавно в интервью Figaro. По словам Пугачева, предполагается увеличить тираж газеты с 76 000 до 150 000 экземпляров.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать