Статья опубликована в № 2873 от 15.06.2011 под заголовком: Бородинская панорама

Как зарабатывают на Банке Москвы

217 млрд руб. – столько займов Банк Москвы выдал компаниям, которые могут быть связаны с его бывшим владельцем Андреем Бородиным. Это больше капитала банка и более трети всех займов, выданных им небанковскому сектору
Цитата. Андрей Костин

президент ВТБ. «Как мы понимаем, значительная часть инвестиционного портфеля Банка Москвы объемом несколько миллиардов долларов была выдана [президенту Банка Москвы Андрею] Бородину и [его первому заместителю] Дмитрию Акулинину на покупку непрофильных активов. Сейчас начались проблемы с обслуживанием долга этими заемщиками. Мы усматриваем в этом нежелание собственников расплачиваться по долгам банку <...> К нам приходят бизнесмены, рассказывающие о том, что им поступают предложения о выкупе тех или иных активов, якобы уже очищенных каким-то образом от кредитов банка». «Ведомости», 16.05.2011

Семейный бизнес

Среди новых совладельцев «Чайки» «Ведомости» обнаружили Виктора Акулинина – отца бывшего первого вице-президента Банка Москвы Дмитрия Акулинина. Во времена СССР Виктор Акулинин был крупным госчиновником: работал заместителем управляющего делами Совета министров СССР, первым зампредседателя комитета СССР по закупкам продовольственных ресурсов. После развала Союза Акулинин-старший занялся бизнесом. Среди его предприятий – ОАО «Воронцовский завод регенерированного молока», продовольственная компания «Русбелагро» в Москве и ОАО «СОМ» в Тамбовской области (производитель молочной продукции). СОМ, по данным СПАРК, владеет 17% ООО «Внешторгреклама». Этому ООО напрямую принадлежит 1% акций «Чайки», а еще 9,4% – через ЗАО «Инвест-пищепром».

Вчера на официальном сайте Андрея Бородина появилось его письмо председателю ВТБ Андрею Костину. 3 июня заместитель Костина «проинформировал» «консультантов, представляющих группу российских и международных инвесторов», что ВТБ прекращает переговоры о покупке «активов в РФ и Европе, ранее кредитовавшихся в Банке Москвы», сообщает Бородин. «Концепция сделки, – уточняет он, – состояла в том, что все активы, при создании и деятельности которых были задействованы финансовые ресурсы Банка Москвы, переходили к группе ВТБ». Согласно оценкам, «большая часть которых сделана независимыми оценщиками», на конец марта стоимость этих активов составила 266 млрд руб., «в то время как общая сумма кредитов составляет 217 млрд руб.».

Дальше Бородин объясняет, почему решение ВТБ прекратить переговоры неправильное: ситуация в компаниях, «о которых идет речь выше, стала ухудшаться и в некоторых случаях подходит к кризисной». А значит, во-первых, активы обесцениваются (и ВТБ рискует потерять деньги), а во-вторых, возможны остановка крупных предприятий и «социальные потрясения» (копии письма – министру финансов и председателю ЦБ).

Чего хочет Бородин? Продолжения переговоров и исходя из логики письма 49 млрд руб. разницы между стоимостью активов и суммой кредитов. А если ВТБ не согласится? В комментарии Бородина, размещенном на том же сайте, банкир предупреждает: «Единственной альтернативой, которая поможет ВТБ закрыть искусственно создаваемую 217-миллиардную дыру в балансе, будет обращение за государственной помощью».

Ни Банк Москвы, ни ВТБ, ни Минфин, ни ЦБ вчера не прокомментировали это письмо официально.

Источник в ВТБ говорит, что никто не собирается отнимать у Бородина его активы. Единственное, что хочет ВТБ, это чтобы должники обслуживали кредиты. «Угроз нет – пусть обслуживает кредиты, и все», – согласен чиновник правительства. Он сомневается, что Бородин адекватно оценивает свои активы. Письмо – попытка Бородина пиариться и «уводить проблему», заключает он.

Названная Бородиным потенциальная дыра в балансе Банка Москвы в 217 млрд руб. существенно превышает размер собственного капитала банка (139 млрд руб. на 1 мая), указывает начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования Максим Осадчий. И составляет более трети кредитов Банка Москвы небанковскому сектору (638 млрд руб. без вычета резервов на 1 апреля, по данным «Интерфакс-ЦЭА»).

«Ведомости» решили поискать, на что могли пойти эти деньги, начав с недвижимости – как предмета, который представляет понятную всем ценность. Поскольку говорить об активах, которые Бородин оценил в 266 млрд руб., участники событий соглашаются только неофициально, их комментарии мы будем приписывать вымышленным персонажам – Новому хозяину Банка Москвы и Старому хозяину Банка Москвы.

Бассейн «Чайка»: концы в воду

Участок между Остоженкой и Пречистенской набережной Москвы-реки называют «золотой милей» – квартиры тут продаются за миллионы долларов. Минувшей осенью в Мюнхене дебютант выставки Expo Real компания «Чайка девелопмент» под руководством Александра Бартоша презентовала очередной «золотой» проект – редевелопмент территории знаменитого бассейна «Чайка» (в двух шагах от ст. м. «Парк культуры»). В Турчаниновом переулке, на участке, где находится сам бассейн, предлагалось создать универсальный культурно-спортивный центр на 3000 кв. м и аквапарк на 2500 кв. м, а на Пречистенской набережной, на узкой полоске земли между элитным жилым комплексом «Остоженка парк палас» и самой набережной, – отель и апартаменты. Оба участка ранее были закреплены за ОАО «Чайка». На первом, площадью около 1,9 га, находился бассейн, на втором, площадью около 0,6 га, были теннисные корты, которые сейчас снесены (см. фото).

Какое отношение имеет к бассейну и кортам Банк Москвы? Теперь, похоже, весьма отдаленное. Вот что восстанавливается по документам.

Фотогалерея "Здесь может быть Андрей Бородин (чтобы посмотреть, нажмите на фото)":

Крупнейшим акционером «Чайки» с долей в 49% было правительство Москвы (контрольный пакет разошелся по частникам еще в 1993 г.). В 2003 г. город передал свой пакет Московской страховой компании (МСК), оплатив им допэмиссию страховщика. 51% МСК тогда принадлежал Москве, а 49% – структуре Банка Москвы.

В октябре 2005 г. согласно ЕГРЮЛ Банк Москвы, МСК и «Чайка» учредили фонд «Будущее без наркотиков», который в отчетности банка значился почему-то как 100%-ная дочерняя компания, которая занимается «разработкой и реализацией программ, направленных на борьбу с наркотиками». Летом 2006 г. «Чайка» пожертвовала в фонд эти самые корты (по остаточной стоимости 366 836 руб.), после чего фонд немедленно мигрировал из квартальной отчетности Банка Москвы в списки аффилированных лиц. Там он сначала проходил как общество, в котором банк распоряжается более чем 20% голосов, а с октября 2007 г. – просто как принадлежащий «к той же группе лиц». Между тем в конце 2008 г. правительство Москвы, «принимая во внимание, что фонд является собственником» здания с теннисными кортами, распорядилось продать ему землю под ним – те самые 0,6 га – за 49,7 млн руб.

Что-то похожее, видимо, случилось и с долей МСК в самой «Чайке». С той только разницей, что в конце 2009 г. упоминание о 49% «Чайки» вовсе исчезло из отчетности страховой компании. Если считать документом список акционеров «Чайки», составленный Новым хозяином Банка Москвы, то сейчас почти все акции «Чайки» у десятка ООО и ЗАО, поиск учредителей которых приводит в офшоры.

В итоге Банк Москвы остался и без кортов, и без бассейна. Но руководит ими не чужой банку человек – Бартош: он гендиректор и «Чайки», где строится водноспортивное чудо, и «Чайки девелопмент», которая является заказчиком застройки территории кортов. До 2002 г. Бартош работал в правительстве Москвы, в 2002–2003 гг. – в Банке Москвы (начальником отдела спецпроектов), в «Чайке» он с 2008 г. Попытки связаться с ним через секретаря привели к тому, что Бартош попросил прислать «проект статьи», а комментариев не дал.

Если верить Новому хозяину Банка Москвы, ситуация для банка еще интереснее. Застройщикам кортов он ссудил порядка 450 млн руб., а «Чайке» – около 790 млн руб. Но это копейки, продолжает Новый хозяин, по сравнению с 4,2 млрд руб., которые были выданы Банком Москвы другим заемщикам под залог акций «Чайки». Да и это бы не беда, если бы эти акции в течение 2010 г. не были выведены из-под залогов. «В контуре банка остались должники с необеспеченными кредитами, а активы перешли в собственность офшоров», – осторожно резюмирует Новый хозяин. Проверить это выше газетных сил, а Старый хозяин историю «Чайки» не комментирует.

Причем активы могут отплыть еще дальше. Один девелопер рассказал «Ведомостям», что ему недавно предлагали купить участок, на котором были корты, за $60 млн (по $1 млн за сотку), но он отказался. Отпугнула не цена: «Вокруг компаний Бородина столько проблем, что я не готов туда лезть».

«Лизингбизнес»: займи, купи и сдай товарищу

Еще более странная история вышла с другим «кустом» недвижимого бизнеса Банка Москвы. Здесь он не только потерял контроль над компанией, но еще и платит ей, так как арендует у нее львиную долю своих помещений.

Речь идет о группе компаний во главе с ОАО «Лизинговая компания «Лизингбизнес», которое досталось Банку Москвы вместе с поглощенным им Мосбизнесбанком. В середине 2000 г. ЗАО «Финансовый ассистент», которое на 100% принадлежало Банку Москвы, владело почти 81% акций «Лизингбизнеса».

В отчетности этой компании и других открытых источниках говорится о серьезных девелоперских проектах группы. Например, ей принадлежит здание площадью 5949 кв. м на ул. Жуковского (ст. м. «Чистые пруды»), которое в 2006 г. она взялась перестроить в многофункциональный комплекс площадью 25 000 кв. м. В 2008 г. за 302 млн руб. было куплено бывшее здание «Мосгорломбарда» на Большой Спасской (район ст. м. «Сухаревская»). Группа реконструировала гостиницу «Сокольники» на Русаковской улице, превратив ее в отель Holiday Inn (см. фото).

Но главное, рассказывает Новый хозяин Банка Москвы, группа «Лизингбизнеса» стала крупнейшим арендодателем банка. В Москве банк снимает у нее около десятка помещений – от 476 кв. м на Тверской до 61 кв. м на ул. Стратонавтов. В подмосковных городах – еще около десятка: от 2429 кв. м в Коломне до 251 кв. м в Щелкове. А по России – еще более 40: от Калининграда (1382 кв. м) до Южно-Сахалинска (2292 кв. м). По площадям ситуация такая: около 40 000 кв. м в Москве и области и почти 44 000 кв. м в других регионах. На сайте Банка Москвы говорится, что всего у него 380 обособленных подразделений (правда, это включая операционные кассы). В 2010 г. банк потратил на аренду около 2,3 млрд руб., в том числе в Москве – более 1,5 млрд руб., рассказывает Новый хозяин.

И вот контроль в этой важной для себя компании Банк Москвы кому-то уступил. В 2006 г. согласно отчетности банка его доля в «Финансовом ассистенте» упала до символических 0,0008%, но через группу из шести «дочек» и «внучек» он остался опосредованным владельцем 51% «Финансового ассистента». А в 2008 г. упала уже доля «Финансового ассистента» в «Лизингбизнесе» – до менее чем 24% (согласно отчетности последнего). В общем у банка сохранилось порядка 12% «Лизингбизнеса» (эффективная доля). А ушедшие от него акции обеих компаний достались, как и в случае с «Чайкой», группе кипрских товарищей.

И, как и в случае с «Чайкой», Банк Москвы был кредитором «Лизингбизнеса», совокупную задолженность группы перед банком Новый хозяин оценивает примерно в 8 млрд руб.

В мае этого года Банк Москвы утратил большинство в совете «Лизингбизнеса», но возглавляет его Георгий Кудряев – начальник отдела собственности административного департамента Банка Москвы. Кудряев сказал «Ведомостям», что представляет в совете интересы Банка Москвы («в конечном счете» – ведь избран он от «Финансового ассистента»). «У меня нет информации о лицах, которые представляют интересы других акционеров, помимо «Финансового ассистента», – говорит Кудряев. – И я не готов обсуждать бенефициаров других акционеров». Как получилось, что банк утратил контроль над компанией, Кудряев не знает. «Я не очень давно в совете директоров «Лизингбизнеса», – объясняет он. Насколько «не очень»? Он не помнит. По отчетности компании видно, что четыре года.

Банк Москвы «арендует помещения у собственников, связанных с бывшим менеджментом», утверждает Новый хозяин, и «Лизингбизнес» – крупнейший арендодатель. «Помещения допофисов банка проходили реконструкцию, по результатам которой оказывались в собственности компаний, входящих в группу «Лизингбизнеса», а в дальнейшем сдавались в аренду банку. С потерей корпоративного контроля над головной компанией лизинговой группы были утрачены и права собственности на все помещения допофисов», – объясняет он. Забавно, что эксплуатацией и сдачей этих утраченных помещений, по его словам, занимался специальный отдел в департаменте инвестиционных активов Банка Москвы.

Киприоты Банка Москвы

Новый хозяин Банка Москвы говорит, что банк выдал компаниям-арендодателям, близким к его бывшим менеджерам, кредиты примерно на 25 млрд руб. Правда, успокаивает он, стоимость активов примерно такая же.

Старый хозяин Банка Москвы оценивает сумму кредитов, выданных арендодателям, в 15 млрд руб., а стоимость недвижимости – в 22 млрд руб. Как вообще могло получиться, что компании на кредиты банка покупали недвижимость и потом сдавали ее в аренду банку же? Это была вынужденная схема, говорит Старый хозяин: часто продавцы недвижимости не хотели показывать всю сумму сделки. Это были технические компании и технические кредиты. По такой схеме, говорит он, банк арендует не более 50% своих офисов.

«ВТБ заинтересован в том, чтобы те объекты недвижимости, которые сегодня используются для нужд Банка Москвы и специально оборудованы под эти цели, перешли на баланс банка с одновременным погашением кредитов под залог этих зданий. В отношении объектов коммерческой недвижимости, которые используются в других целях, мы заинтересованы либо в возврате кредитов, либо в получении объектов для последующей продажи и возврате задолженности» – такой официальный комментарий дал «Ведомостям» представитель ВТБ.

Если не будет достигнута договоренность с заемщиками, банк будет действовать через арбитражные суды, предупреждает он. Однако много ли у ВТБ шансов? Большую часть компаний, которые фигурируют на этой странице как владельцы недвижимости, связанной с Банком Москвы, контролирует одна и та же группа кипрских офшоров. Около десятка структур с созвучными названиями, начинающимися на «джаст», «сток» или «свэйн», являются совладельцами компаний группы «Лизингбизнеса», «Чайки», «Сибнефтегаза», СМУ ПГС-8 и т. д.

«Ведомости» попросили юристов оценить судебные перспективы только по одному эпизоду – сделке с 49% акций «Чайки».

«Банк Москвы как акционер МСК, продавшей акции, может подать иск об оспаривании этих сделок по одному из двух оснований, – рассуждает Рустам Курмаев, партнер международной юридической фирмы Goltsblat BLP. – Если это была сделка с заинтересованностью (в пользу организаций, аффилированных с акционерами или менеджментом МСК) или крупная сделка (стоимость 49% акций «Чайки» превышала 25% балансовой стоимости активов страховщика), то основанием для оспаривания могут быть нарушенные корпоративные процедуры. Однако даже если суд встанет на сторону банка, актив можно будет вернуть, только если будет доказано, что покупатель знал, что приобретает имущество в отсутствие корпоративного одобрения. В любом случае это будет сложный процесс. Другой вариант – доказывать, что руководство МСК действовало вопреки интересам общества, злоупотребило своими полномочиями и совершило убыточную для общества сделку: например, рыночная стоимость акций была выше цены продажи».

Партнер московской коллегии адвокатов «Яковлев и партнеры» Игорь Дубов считает, что у Банка Москвы больше шансов на втором пути. «Но судебная практика по таким искам неоднозначная, – отмечает он. – Если были соблюдены все корпоративные процедуры, акции были оценены и проданы по рыночной цене, расчет произведен полностью и денежным средствами, здесь не за что будет зацепиться. А если, например, в оплату акций были получены сомнительные активы, тогда шанс есть. Если Банк Москвы докажет, что для расчетов по сделке использовались занятые у него средства, это будет одним из доказательств злоупотребления».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать