Статья опубликована в № 2971 от 31.10.2011 под заголовком: Остаток от зарплаты

Остаток от зарплаты

Большинство негосударственных пенсионных фондов возникло около крупных корпораций. Это помогло им набрать большое количество клиентов. Однако эффективными пенсионными программами могут похвастаться не многие из них
Вместо пенсии

1. трлн руб. потенциальный объем рынка накопительного страхования жизни. Такую оценку приводил Сбербанк. Этот инструмент может выступать альтернативой или дополнением к пенсионной программе.

Рост количества пенсионеров до уровня работающего населения делает практически неизбежным повышение пенсионного возраста в России. Но даже если решение об этом и будет принято вскоре после президентских выборов, сбалансировать пенсионную систему так просто не удастся. Помочь в этом призваны корпоративные пенсионные программы.

ЗАМЕЩЕНИЕ ОТ РАБОТОДАТЕЛЯ

Среднестатистический работник РЖД получает около 24 000 руб. Его корпоративная пенсия – 4800 руб. в месяц, а с учетом государственной трудовой пенсии (сейчас ее средний размер – 8500 руб.) доходы пенсионера-железнодорожника превышают 55% от размера прежней зарплаты. И по этому соотношению (оно называется «коэффициент замещения») российские железнодорожники находятся на уровне западноевропейских пенсионеров.

Согласно рекомендациям Международной организации труда для сохранения привычного уровня жизни после выхода на пенсию доходы человека должны составлять не менее 40% от его прежней зарплаты. В предвыборные 2010–2011 гг. пенсии в России индексировались опережающими темпами – в результате коэффициент замещения вырос до 37,5% (при сравнении средней пенсии и средней зарплаты по стране), а дефицит пенсионной системы при этом составил почти 1 трлн руб. и в дальнейшем будет только увеличиваться. Если сохранять текущий уровень расходов на выплату пенсий, к середине 2020-х гг. коэффициент замещения опустится до 23%, подсчитал эксперт Института Гайдара Владимир Назаров.

И власти, и участники рынка рассчитывают, что восполнить недостающие доходы пенсионерам позволят индивидуальные и корпоративные пенсионные планы.

Почти за 20 лет, с тех пор как в России появились негосударственные пенсионные фонды (НПФ), объем их пенсионных резервов (из этих средств выплачиваются корпоративные пенсии) достиг 670 млрд руб., или около 2% ВВП. Подавляющая часть резервов сформирована за счет отчислений работодателя – солидарные схемы, когда работник и работодатель делают взносы наполовину, начали распространяться совсем недавно. Сейчас негосударственные пенсии формируются в пользу 6,6 млн россиян – это менее 10% от количества всех занятых в экономике. Уже получают эти выплаты 1,4 млн человек– 3,8% от общего числа российских пенсионеров.

Правда, до уровня пенсий РЖД большинству из них далеко. Даже у фондов, обслуживающих крупнейшие российские компании, средний размер корпоративной пенсии зачастую более чем скромный. Например, в НПФ «Лукойл-гарант» это 1410 руб. в месяц, в НПФ Электроэнергетики – 1780 руб., в НПФ «Сургутнефтегаз» – 1030 руб. (данные Минфина за 2010 г., см. таблицу на этой странице), в «Стальфонде» (обслуживает предприятия «Северстали») – 1140 руб. Самым щедрым является «Газфонд» – 6300 руб. Особая ситуация на вредных производствах: в НПФ «Норникель» средняя пенсия сейчас составляет 3200 руб. в месяц, но в Заполярье (Норильск, Мончегорск) достигает и 15 000 руб. Однако средний по рынку уровень выплат пока не позволяет говорить об эффективности частных пенсионных программ.

КОРПОРАТИВНЫЕ НЮАНСЫ

Представители НПФ уверены, что работодатели готовы нести нагрузку по формированию пенсионных выплат. Большинство крупных компаний-работодателей в своих пенсионных программах устанавливают некий порог, ниже которого размер корпоративной пенсии быть не может – как правило, это 20–30% от предпенсионного дохода работника», – говорит председатель совета НПФ «Европейский» Евгений Якушев. Например, корпоративная пенсионная система РЖД «нацелена на то, чтобы обеспечить 20% от размера утраченного заработка каждого конкретного работника», подтверждает представитель НПФ «Благосостояние».

«У большинства наших компаний-клиентов работодателем утверждается положение о пенсионном обеспечении, в котором базовым ориентиром для пенсии работника является коэффициент замещения в 40%», – рассказывает предправления НПФ «Первый национальный» Виталий Плотников. Это показатель по совокупной – и государственной, и корпоративной – пенсии. Пока правительство с опережением индексирует государственные пенсии, работодателю достаточно доплачивать лишь небольшую часть до уровня 40%, говорит Плотников. «Но как только государственная пенсия начнет отставать, работодатель обязан будет увеличить свою часть выплат – это предусмотрено условиями положения», – рассказывает он.

Чем больше стаж и заработок, тем больше будет пенсия. Плотников приводит в пример формулу начисления пенсии у одного из своих клиентов –НПО «Наука»: там на пенсию в 40%  от зарплаты могут рассчитывать работники со стажем от 25 лет, за каждый дополнительный год стажа работодатель увеличивает коэффициент замещения еще на 1%. «При выходе человека на пенсию работодатель смотрит, какой у человека стаж, какую государственную пенсию ему назначили, насколько она ниже 40% от предпенсионного дохода конкретно этого человека, и начисляет недостающую часть», – описывает Плотников. И если для рабочего эта надбавка может составлять 1000 руб., то для топ-менеджера – «и 30 000, и 40 000 руб.». Максимальная пенсия в НПФ «Райффайзен» – более 200 000 руб., при том что средняя – 3000 руб.

«Для высокооплачиваемых сотрудников участие в корпоративных программах является единственным способом в приемлемом размере компенсировать свои доходы после выхода на пенсию», – говорит Якушев. Он напоминает, что в государственной пенсионной системе на размер пенсии влияет только зарплата до 39 000 руб. в месяц (или свыше 463 000 в год) – с доходов, превышающих эту сумму, обязательные пенсионные отчисления работодатели не производят.

Некоторые компании уже пересматривают свои пенсионные планы, для того чтобы увеличить размер корпоративных пенсий. Так, в ТНК-ВР до 2008 г. действовала простая программа: за каждого сотрудника компания ежегодно вносила $153, а пенсия работника составляла в зависимости от стажа 296–2100 руб. в месяц, рассказывает член совета НПФ «ТНК-Владимир» Виктор Ершов. Однако из-за того, что такие выплаты были «слабым инструментом для мотивации сотрудников», в компании была разработана другая программа. Теперь работникам ТНК-ВР предлагается отчислять на будущую пенсию не менее 2% от зарплаты, такую же сумму (но не более 4%) за них вносит компания. В результате сотрудник с зарплатой, например, в $2000 получит пенсию около $200 в месяц при сроке участия в программе 8 лет и $600 – при сроке 15 лет, описывает Ершов. «Такая программа вызвала большой интерес – в первый же год в нее вступило 8000 сотрудников, а сейчас – уже около 15 000 человек», – радуется Ершов.

БАЛАНС ДЛЯ ПРОЧНОСТИ

Минфин рассчитал, каков «запас платежеспособности» НПФ, а именно: в течение какого периода фонды смогут выплачивать пенсии по всем сформированным обязательствам за счет накопленного к началу 2011 г. объема пенсионных резервов (без учета дохода от их инвестирования). Из крупных фондов наиболее устойчивыми оказались «Газфонд» и НПФ «Сургутнефтегаз» – они смогут выплачивать пенсии за счет имеющихся резервов 218 и 165 месяцев соответственно. Запас прочности большинства остальных фондов – 20–50 месяцев. «Минфин строит математическую модель, исходя из того, что будет, если получать пенсию из НПФ будут сразу все 8 млн человек, в отношении которых у фондов сейчас есть обязательства, – поясняет Якушев. – Но эта модель не учитывает того, что 80% этих людей находятся на этапе накопления, за них еще много лет будут поступать взносы». В отличие от государственной пенсионной системы, в которой страховые принципы действуют весьма ограниченно, корпоративные системы абсолютно сбалансированы – «все обязательства полностью покрыты резервами, дефицит им не грозит», говорит он.

Развитию частных пенсионных программ препятствует низкая финансовая грамотность россиян – население не приучено планировать свои расходы и доходы даже на 2–3 года, кроме того, «невозможно делать накопления при уровне дохода на грани выживания», говорит исполнительный директор НПФ «Райффайзен» Елена Горшкова. Руководители предприятий тоже недостаточно информированы о том, что пенсионная программа может служить эффективным кадровым инструментом, решая задачи «от снижения текучки до своевременной ротации кадров», добавляет президент НПФ «Норникель» Екатерина Акифьева. «Есть и финансовые выгоды для работодателей от внедрения подобных программ – например, с 2010 г. отчисления компаний на корпоративные пенсионные программы можно относить на себестоимость без уплаты страховых взносов», – продолжает начальник отдела корпоративных программ НПФ «Стальфонд» Елена Камынина.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать