Статья опубликована в № 3280 от 06.02.2013 под заголовком: «Компания стала жить по средствам», - Алексей Алякин, председатель правления компании Potok

Интервью - Алексей Алякин, председатель правления компании Potok

Покупатель компании Potok Алексей Алякин впервые рассказал обо всех подробностях сделки по покупке акций и планах развития Potok
  • Антон Филатов
Алексей Алякин, председатель правления компании Potok
А. Махонин / Ведомости
1994

основал собственную компанию «Реинвест»

2000

консультант, замруководителя департамента промышленности и связи в Министерстве имущественных отношений

2003

стал директором московского НИИ химических реактивов и химически чистых веществ

2008

генеральный директор НИФХИ им. Карпова

2012

занял пост председателя правления компании Potok

Potok

девелоперская компания. Акционеры – Сергей Полонский (около 75%), остальное у Владимира Голубева, Максима Темникова и романа Троценко (данные на осень 2012 г.). Финансовые показатели головной компании: Выручка (без НДС, 2011 г.) – $281 млн, прогноз на 2012 г. – $196 млн. Основной проект Potok – башня «Федерация» общей площадью 439000 кв.м. Башня «Запад» построена и продана, а «Восток» находится в стадии строительства. Кредитную линию на $373 млн на достройку «Востока» одобрил Сбербанк, из этой суммы на октябрь было выбрано более $130 млн. Другие проекты Potok: Paradise Living (300000 кв.м) в Кутузовском проезде, «Литературная газета» (30000 кв.м) в Костянском переулке, «Рублевская ривьера» (260000 кв.м) на Рублевском шоссе, «Мякинино» (250000 кв.м).

Mirax Group когда-то считалась одной из крупнейших российских девелоперских компаний: портфель ее проектов до кризиса составлял 12 млн кв.м различной недвижимости. Некоторые амбициозные проекты порой поражали воображение: то компания заявит о планах строительства вращающейся башни или объектов над железной дорогой, то захочет закопать ЛЭП, чтобы освободившуюся территорию использовать под застройку.

Особую известность компания приобрела благодаря эксцентричности своего основателя Сергея Полонского. В 2004 г. он захотел совершить космический полет в качестве туриста, но не попал в космос из-за высокого роста. В 2008 г. он пообещал съесть свой галстук, если цены на квартиры не вырастут более чем на 25% через 1,5 года. Цены не послушались Полонского – и тот в мае 2011 г. в эфире «Минаев Live» съел кусок своего галстука.

Сейчас Полонский находится в тюрьме в Камбодже. Его обвиняют в нападении на экипаж катера, перевозившего его на острова. Еще до этого приключения у Полонского скопилось множество проблем в России. Он никак не мог ужиться со своими партнерами. И в результате принял решение продать компанию. Покупателем выступил его давний знакомый – малоизвестный широкой общественности предприниматель Алексей Алякин. В конце прошлого года было заключено соглашение о продаже акций компании Potok (новое название Mirax Group) Алякину. У Алякина много небольших разнопрофильных активов. Есть опыт реализации девелоперских проектов, правда небольших: он строит два коттеджных поселка в Подмосковье. По словам предпринимателя, его компания «Реинвест» владеет компаниями «Строение» (инвестиции в недвижимость), «Экстолизинг» (лизинг грузовых и легковых автомобилей), торговым домом КСЕ, туристической компанией «Инна тур». Алякин также является акционером нескольких московских банков, включая банки «Пушкино» и «Кедр».

Формально Алякин не вступил в права собственности – расчеты по сделке не завершены. Но уже сейчас он в ранге председателя правления управляет компанией. Алякин рассказал «Ведомостям» о том, как давно партнерствует с Полонским, почему решил купить Potok и как планирует восстанавливать позиции компании на рынке.

– О вас мало известно. Расскажите, с чего начинали бизнес?

– Как любой человек, я хотел обеспечить себе и своей семье достойный уровень жизни. Все знания, которые я получил в науке и иных сферах, я использовал в бизнесе. В начале 90-х я преподавал экономику. Меня вообще больше интересовала наука, чем бизнес. Но просто наука на тот момент не сильно была кому-то нужна и, к сожалению, не решала финансовых вопросов. Поэтому параллельно занимался различными проектами – риэлторским бизнесом, инвестиционным и т.д. Потом была газета «Экономика и жизнь» и пять лет работы в Минимуществе. Занимался там управлением активами в департаменте промышленности и связи. Когда контракт закончился, ушел. Понял, что это не мое.

– Правда, что вы оказались в банковском бизнесе благодаря брату, который когда-то работал в ЦБ?

– У наc никогда с Андреем не было совместных бизнес-проектов. Брат около 20 лет работал в московском подразделении Центробанка. Каждый из нас всегда шел своим путем. Я уважаю его выбор, но тесной связи у нас нет и в личных отношениях. Мы слишком разные, а может, и наоборот.

– Вас еще называют специалистом по банкротствам...

– Банкротство – это разрушение, а я скорее антикризисный управляющий. Меня часто привлекают для досудебной санации компаний. Банкротство – это последняя стадия, когда я уже не нужен.

– Как вы познакомились с Полонским?

– Я знаком с Сергеем уже много лет. И его предложение войти в проект было для меня неожиданным, ведь до этого нас не связывали бизнес-отношения – только человеческие.

– Вы инвестировали и в другие проекты Mirax?

– Да, как частное лицо.

– Выкуп доли Полонского – это спасение ваших инвестиций?

– Я инвестировал небольшие суммы, которые было бы смешно спасать таким способом. Предложение Сергея стало для меня интересным с точки зрения бизнес-проекта.

– Первая часть сделки – выкуп около 75% акций ГК Potok у Полонского. Когда планируется закрыть эту сделку?

– На сегодняшний момент в рамках договоренностей с основным и миноритарными акционерами сделка полностью закрыта, осталось пройти консультации и при необходимости согласование с основными кредиторами. Все основные документы уже подписаны. Идут расчеты, которые должны завершиться в конце 2013 г.

– Правда ли, что сумма сделки с Полонским – $100 млн сразу, а $100 млн потом?

– Условия сделки конфиденциальны.

– C конца 2012 г. Полонский в тюрьме в Камбодже. Может это отразиться на сделке?

– Нет.

– Подписаны ли соглашения о выкупе долей с миноритарными акционерами – совладельцем группы «Адамант» Владимиром Голубевым, акционером Aeon Corporation Романом Троценко и давним партнером Полонского Максимом Темниковым?

– Мы достигли понимания о контроле в компании и общей стратегии развития. При этом мы ведем переговоры о возможном выходе из компании миноритарных акционеров. С Троценко мы пришли к данному соглашению еще в конце декабря и завершили все расчеты. При этом компания развивается, мы строим планы, в том числе и по вопросу взаимоотношений среди акционеров. В целом все очень позитивно. Если кто-то из акционеров изъявит желание выйти из состава компании, то это его право.

– Миноритарии могут полностью выйти из состава акционеров компании? Или у них останутся доли в отдельных проектах?

– Ну этого точно исключать нельзя. Они вносили свои проекты в компанию, были отдельные проекты, которые компания давала на реализацию конкретному акционеру. По каждому из проектов будет отдельное соглашение. Подробности пока раскрыть не могу.

– У Полонского были личные поручительства перед держателями CLN. Как будет решаться этот вопрос?

– Личное поручительство Полонского пока никто не отменял, но этот вопрос остро не стоит. С каждым держателем CLN мы ведем отдельные переговоры. Общей позиции по поручительству у них нет. Кого-то устраивает поручительство, кого-то нет. Кто-то настаивает на выкупе, кто-то готов ждать, причем без залога. Доходность 3% годовых, да еще и в рублях, может не устраивать держателей. Проект рассчитан до 2019 г., и что будет с рублем к этому времени – не знает никто. Но точно никто из них не сомневается, что мы отдадим эти деньги. Да там такие комфортные условия, что их трудно не выполнить.

– Правда ли, что часть долга по CLN скупили аффилированные с Potok структуры?

– Покупали ли мы свои долги? Нет. Но я допускаю, что кто-то из наших дружественных партнеров может быть владельцами бумаг.

– У Полонского останутся доли в проектах компании?

– Только в зарубежных. Например, проект в Швейцарии входит в сделку как отдельный проект и в случае нахождения финансирования на его развитие мы получим определенную долю в нем. Так что, несмотря на то что доля Сергея в нем остается, из группы этот проект не ушел.

– Инвестдоговоры на развитие проектов в Англии, Черногории и Москве («Кутузовская миля») фактически расторгнуты через суд. Что будет с этими спорными активами?

– Зарубежные проекты, несмотря на то что входят в группу, являются проектами акционеров. Я занимаюсь российскими проектами. Допускаю, что в перспективе мы сможем найти общие сферы интересов с акционерами по проектам за рубежом. По поводу «Кутузовской мили» – там есть инвестор. На сегодняшний момент будет правильнее просто нам красиво разойтись. И мы делаем все возможное для этого, при этом чтобы дольщиков это не коснулось. Если они получат квартиры или компенсацию, то все остальное мы уж точно урегулируем.

– В прошлом году было возбуждено уголовное дело по факту крупного мошенничества при строительстве «Кутузовской мили». По версии следствия, у дольщиков было похищено не менее 3,2 млрд руб., а комплекс так и не был сдан в эксплуатацию. Это уголовное дело мешает переговорам по урегулированию спора по проекту с новым инвестором, дольщиками?

– Так если все договорятся, то какие основания для уголовного дела? А желание договориться есть у всех сторон. Данное дело никак не влияет на развитие компании.

– Что сегодня собой представляет компания? Какова ее структура?

– Со времен Mirax Group структура не сильно изменилась. Конечно, количество проектов в активной стадии уменьшилось. Компания стала жить по средствам. Если до кризиса у компании было 37 проектов, то сейчас у нас их 10, которые мы намерены реализовать в ближайшей перспективе. Могу назвать основные: деловой комплекс «Башня «Федерация», жилой комплекс «Дубровская слобода», проект «Химки», состоящий из целого комплекса отдельных проектов; «Литературная газета». Возможно, какие-то проекты будем продавать, какие-то, наоборот, привлекать. У нас сейчас на рассмотрении находятся два объекта в центре Москвы и еще два на западе. Пока документы еще окончательно не подписаны, я не готов более подробно о них рассказывать. У некоторых проектов изменились параметры. Компания всегда работала в премиум-сегменте, поэтому даже при уменьшении проекта он становится дороже. К примеру, жилой комплекс «Дубровская слобода» мы закладывали до кризиса по одной цене, а продаем даже выше.

– Что собой представляет проект «Химки»?

– Это проект глобальной застройки на территориях около Ленинградского шоссе. На нескольких участках общей площадью в районе 200 га будет возводиться жилая, торговая и складская недвижимость.

– А куда вообще делись 27 проектов?

– Все они остались в группе, пока их реализация отложена. Сейчас мы проводим переоценку всех перспективных проектов. По ее итогам мы будем принимать решения по каждому проекту в отдельности.

– Сколько непроданных площадей в «Федерации»?

– Более 100000 кв.м. Правда, политика компании изменилась. Мы пришли к выводу, что большую непроданную часть площадей мы оставим за компанией и будем сдавать в аренду, а оставшуюся часть будем реализовывать тогда, когда сочтем это более эффективным.

– Если нет продаж, то за счет чего живет компания?

– Во-первых, продажи есть, во-вторых, мы имеем доход от продажи площадей, аренды, эксплуатации, от других направлений бизнеса. Мы отдали в управление 62-й этаж башни «Федерация» компании Ginza Project под ресторан Sixty, также мы получаем аренду с минусовых этажей небоскреба, где располагается торговая зона, сдаем коммерческие площади в наших жилых комплексах. Все это приносит стабильный доход. Более того, мы получаем доходы от не девелоперских подразделений компании – фармацевтической компании «Ильмикс групп», энергетической сбытовой компании, проектного бюро Rimax, проекта Technology. Также мы продолжаем реструктуризацию компании, оптимизируем расходы.

– Много людей пришлось уволить?

– Этот вопрос очень тяжелый и болезненный. Люди – основная ценность любой компании. Но в связи с тем, что часть функций перешла на аутсорсинг в рамках реструктуризации, мы были вынуждены расстаться с 20% персонала. Мы старались максимально аккуратно сделать этот шаг, учитывая интересы всех сторон.

– Что будет с непрофильными активами?

– Идет реструктуризация компании. Прибыльные и интересные нам проекты мы оставляем, оставшуюся часть мы реализовываем на рынке или закрываем. Бизнес – это прежде всего прибыль.

– «Миракс-фарма», к примеру, останется?

– Сейчас компания называется «Ильмикс групп». Кстати, недавно они подписали контракт со «Сколково». Очень интересный и масштабный проект. В целом «Ильмикс групп» развивается интенсивно, и я считаю ее очень перспективной компанией.

– Какие еще непрофильные активы есть у компании?

– С моей точки зрения, любой прибыльный проект является профильным для компании. Я человек рациональный. У компании Potok есть активы в энергетической отрасли, в сфере высоких технологий, также есть много стартапов. К примеру, лекарственные препараты «Ильмикс групп» или проект по компьютерной психодиагностике QUO, разработанный подразделением Technology.

– Правда, что общий долг группы, включая подрядчиков, дольщиков, составляет около $3 млрд?

– Даже близко не правда. Хотя что бы я ни ответил – вы мне не поверите. Я вошел в эту компанию, значит, я считаю ее прибыльной и перспективной. Касательно цифры долга – это вопрос к источнику информации и его обоснованию.

– Вы уже начали договариваться с подрядчиками по долгам перед ними?

– Как вы полагаете, если мы являемся одной из крупнейших частных компаний и имеем договоренности с ключевыми партнерами на рынке, неужели мы не решили и не решим вопросы с нашими подрядчиками, когда это одна из важнейших частей нашей работы?

– У Mirax было много амбициозных проектов, например строительство недвижимости над железнодорожным полотном на Поклонной горе или перекладка ЛЭП в Бибиреве и строительство на освобожденной территории жилья. Что с ними?

– Компания, как и прежде, не менее амбициозна, и надеюсь, что со временем мы все увидим наши новые проекты. Те проекты, которые построила группа, действительно лучшие в этой стране, а может быть, и в Европе. К проекту по перекладке ЛЭП мы сейчас возвращаемся. Может, он будет не в Бибиреве, но рядом. Проект на Поклонной горе тоже рассматриваем. Пока из всех проектов окончательно умер только проект на Болотной площади. Во многом по политическим причинам. Хотя сегодня, наверное, наоборот, имело бы смысл возродить этот проект.

– Полонский выкупил права на песню «Мы ждем перемен» Виктора Цоя. Вы эти права выкупили?

– Нет.

– Каковы сроки возврата инвестиций в Potok?

– Ни один из известных мне бизнесменов, имеющих длительные проекты, не будет оглашать точные сроки, так как есть прогнозы – есть реализация. Могу точно сказать, что в ближайшее время наши проекты будут приносить значительную прибыль. Мы и сейчас чувствуем себя уверенно.

– Переименовывать компанию не планируете?

– Планирую, но это не первоочередная задача на данном этапе.

– Правда, что вы инвестировали в проект Mirax в Черногории – курортный жилой комплекс Astra Montenegro?

– Да. Несколько лет назад я инвестировал в этот проект как частное лицо. Это никогда не было для меня бизнес-проектом.

– Эти деньги теперь потеряны?

– Это мои личные инвестиции, и я считаю, что они были правильными.

– Вы планируете переводить собственные девелоперские активы в Potok?

– Компании работают в разных сегментах, поэтому будут ли они переведены на единый бренд – мы пока не решили. Будет ли у них единое управление? Да, это логично с точки зрения сокращения издержек.

– У вас есть компания «Реинвест». Что в нее входит, какова стоимость компании?

– Я не планирую реализовывать группу «Реинвест», поэтому не оценивал ее. Ее доходность меня устраивает. «Реинвест» – это группа компаний, владеющая и управляющая активами в отраслях со значительным потенциалом роста. В нее входят девелоперские, финансовые, промышленные проекты, а также компании из сферы услуг. Например, инвестиционная компания «Строение», «Экстолизинг», банк «Кедр», торговый дом КСЕ, туристическая компания «Инна тур» и ряд других активов. Каждый из этих активов по-своему прибыльный. Взять хотя бы банковский бизнес. «Интеркапитал» был куплен в 1998 г., а продан в 2008 г. То есть группа держала его 10 лет. Два кризиса пережили. Окский банк был приобретен в 2003 г., а реализован в 2009 г. Маст-банк приобретен в 2006 г., а реализован в 2009 или 2010 гг. То есть мы чисто инвестиционная группа, поэтому смотрим, где есть недооцененный актив и как его можно использовать – либо получать дивиденды, либо капитализировать для дальнейшей продажи.

– Что за стекольный бизнес?

– Несколько заводов под единым брендом КСЕ. Очень сложный, но прибыльный актив.

– А журнал?

– Журнал «Медицина». Есть две типографии. Иногда тот или иной актив покупается не только для прямой прибыли, но и для обеспечения интересов группы в целом. Стекольный, издательский бизнес – это прежде всего инвестпроекты. Если поступят предложения о покупке, я буду готов продать их. Прежде всего я считаю себя инвестором.

– Так вы вышли из акционерного состава банка «Пушкино»?

– Я остаюсь акционером «Пушкино».

– Вы участвуете в девелоперских проектах Павла Фукса?

– Мы инвестировали во многие девелоперские проекты, в том числе и в проекты Павла Фукса. C Павлом нас вообще связывает не только бизнес, но и дружеские отношения. Он для меня является стратегическим партнером по многим вопросам.

– ЦБ вынес ряд предписаний в отношении банка «Пушкино»...

– Мне о таких проблемах банка «Пушкино» не известно.

– Есть ли еще доли в банках?

– Без комментариев.

– Вы рассматривали возможность приобретения банка «Абсолют»?

– Нет.

– Вы раньше говорили, что внутри группы есть инвестор. Кто это?

– У меня есть много бизнес-партнеров, которые мне доверяют. Это различные юридические и физические лица.

– В Potok они тоже будут инвестировать?

– Если мы найдем тех, кого заинтересует тот или иной проект, то мы обязательно предложим.

«Снимаю фильмы, собираю военную технику»

«Я счастлив, что мое хобби совпадает с моей профессиональной деятельностью. Также я увлекаюсь авиацией, монеты собираю, военную технику. Отдых люблю экстремальный: подводное плавание, горные лыжи. Снял и спродюсировал несколько фильмов – «Русское», «Долгое прощание», «Живой». Мне это в определенный момент стало настолько интересно, что я даже получил режиссерское образование. Недавно снял фильм «Дедлайн» и сериал «Пенсионеры». Надеюсь, скоро они выйдут на экран». Краткое описание фильма «Долгое прощание»: Популярная модная актриса театра Ляля – исполнительница всех главных ролей в спектаклях по пьесам популярного драматурга Смолянова. Ляля – его любовница, хотя она искренне любит своего мужа Гришу Реброва, талантливого литератора, но совершенно невезучего человека. Кто первым найдет в себе силы разорвать этот треугольник?.. Краткое описание фильма «Русское»: Переход из отроческого состояния во взрослое – период болезненный и сложный, особенно если тебя не понимают. Герой фильма «Русское» Эд Савенко переживает моральную ломку: чтобы повести любимую девушку в ресторан, он грабит столовую, напивается, а увидев подругу с соперником, режет себе вены. (Актеры – Михаил Ефремов, Дмитрий Дюжев, Галина Польских.) Краткое описание фильма «Живой»: Кир – вернувшийся с чеченской войны солдат. На войне он оставил полноги и потерял всех друзей-сослуживцев – они спасли его ценой собственной жизни. Здесь Кира ждет мать и любимая девушка. Но эхо войны все еще преследует парня. Пытаясь наладить жизнь, он не может избавиться от чувства вины. Призраки его погибших друзей ходят за ним по пятам. Что он должен сделать, чтобы они нашли покой? Может быть, ему просто стоит простить себя?.. (Актеры – Ольга Арнтгольц, Алексей Чадов.)

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать