Банкротство для богатых

Закон о личном банкротстве вряд ли поможет решить проблемы обычных заемщиков, оказавшихся в сложных обстоятельствах. Зато его смогут использовать крупные должники, спрятавшие свои активы
  • Светлана Петрова,
  • Елена Виноградова
По новому закону несостоятельность смогут доказать прежде всего те, у кого есть деньги
А.Саенко / PhotoXPress

Россияне год за годом залезают в долги, которые многим становятся не по силам. Каждый пятый из обращающихся в банк за кредитом уже обслуживает не менее пяти займов, выяснили в июле эксперты «Связного банка», исследовав базы двух крупнейших кредитных бюро страны - НБКИ и «Эквифакса». Причем в среднем на такого «многостаночника» приходится долг в 500 000 руб. - эта сумма вдвое превышает годовой среднедушевой доход россиян. 1,5 года назад таких закредитованных заемщиков было втрое меньше.

По данным Центробанка и кредитных бюро, количество розничных заемщиков оценивается в 34 млн человек - это 45% экономически активного населения, которые на июль одолжили у банков 8,8 трлн руб. Доля проблемных кредитов (платежи по которым просрочены минимум на 90 дней) составила 427 млрд руб., или 4,8%; при этом доля плохих беззалоговых кредитов еще по итогам мая приблизилась к 14%.

А ведь у россиян есть еще и другие долги - например, по коммунальным платежам: примерно на 300 млрд руб., по подсчетам коллекторского агентства SRG-Collection.

К июлю у Федеральной службы судебных приставов (ФССП) было открыто 20,2 млн исполнительных производств в отношении физлиц на 1,44 трлн руб. Если поделить на число жителей страны, получится, что с каждого россиянина, включая младенцев и стариков, следовало бы взыскать по 10 000 руб. с копейками.

Чтобы заемщики, утратившие платежеспособность, могли выйти из положения, государство решило узаконить личное банкротство. Так появился правительственный проект «О внесении изменений в федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» <...> в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина-должника». Законопроект «существенно снижает социальную напряженность в этой сфере, которая возникает, поскольку часто граждане, которые не могут по каким-либо причинам вернуть долги, попадают в затруднительное положение и это толкает их подчас на безрассудные поступки», - объяснял спикер Госдумы Сергей Нарышкин.

Документ осенью 2012 г. прошел первое чтение в Госдуме. «Ведомости» изучили редакцию, которую думский комитет по собственности подготовил ко второму чтению (оно намечено на эту осень).

Как это придумано

Процедура кредитной реабилитации граждан выглядит так. Должник, кредитор или уполномоченный орган (к примеру, налоговая инспекция) подают в суд заявление о банкротстве.

Должник - в любой момент и при любой сумме долга. Даже если он только предполагает, что не сможет платить, «при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих, что он не в состоянии будет» исполнить обязательства в срок. А в случае если удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов сделает невозможным удовлетворение требований других, законопроект даже предписывает подать заявление.

Все остальные вправе подавать в суд, только если задолженность физлица перед ними превышает 300 000 руб. и не обслуживается в течение минимум трех месяцев.

Вести банкротство должен финансовый управляющий - истец указывает в заявлении его имя или саморегулируемую организацию, которая назначит кого-то из своих участников. Услуги управляющего обойдутся в 10 000 руб. - эту сумму необходимо внести на депозит суда.

Если суд посчитает заявление о банкротстве обоснованным, то начнется процедура реструктуризации долгов. С этого момента вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов, снимаются аресты на имущество, прекращается начисление процентов и неустоек, а также взыскание по исполнительным документам.

Финансовый управляющий должен в течение шести месяцев составить план реструктуризации, согласовать его с кредиторами и утвердить в суде. По завершении реструктуризации управляющий получает вознаграждение - те самые 10 000 руб. плюс премию в 2% от суммы выплаченных долгов.

На урегулирование долгов отводится не более трех лет. За это время могут предъявить требования те кредиторы, долги которых не попали в план. Потом будет поздно: гражданин, прошедший через процедуру реструктуризации, больше никому не должен.

Если должник, кредиторы либо суд не соглашаются на реструктуризацию, должник объявляется банкротом. И начинается процедура продажи его имущества, на которую отводится еще шесть месяцев (с одобрения суда - до года). За конкурсное производство управляющий получит еще 10 000 руб. и 3-7% выручки от реализации. Полученные деньги распределяются между кредиторами.

Должник после этого может начинать занимать с чистого листа, но в течение пяти лет обязан предупреждать, что прошел через реструктуризацию либо банкротство.

Сработает не для всех

Большинство неблагополучных заемщиков под действие этого закона вряд ли подпадут.

Банки и «уполномоченные» просто не смогут подать на их банкротство в суд, потому что размер долга далек от минимальных 300 000 руб. Средний размер банковской задолженности, переданной коллекторам, по итогам 2012 г. составил 65 200 руб., подсчитала Национальная служба взыскания. У ФССП 98% исполнительных производств о взыскании задолженности с физлиц - на сумму менее 300 000 руб.

А подать в суд на банкротство самостоятельно таким должникам скорее всего будет не по карману. Сейчас по закону арбитражные управляющие в ходе банкротства юрлиц получают не меньше 30 000 руб. в месяц. Длятся такие дела в среднем год, следовательно, фиксированный доход управляющего от одного дела - не менее 360 000 руб., говорит менеджер Связь-банка. Так и есть, подтверждает арбитражный управляющий Евгений Семченко. Процент вознаграждения за реструктуризацию долгов и продажу имущества при банкротстве физлиц предложен такой же, как и для юрлиц, но стоимость имущества, от которой берутся эти проценты, несопоставима, рассуждает он: «Тот, кто умеет управлять заводами, не захочет продавать стиральные машины».

То есть управляющим придется доплачивать. Правда, по законопроекту сделать это можно «за счет иных лиц, участвующих в деле о банкротстве, при наличии их письменного согласия». Но основные кредиторы - банки платить вряд ли захотят. «Зачем банку тратить деньги и оплачивать реструктуризацию либо освобождение заемщика от долгов, когда потенциальные риски учитываются в процентных ставках, а под проблемную задолженность создаются резервы, за счет которых списываются невозвращенные долги?» - недоумевает заместитель председателя правления, директор правового департамента банка «Ренессанс кредит» Сергей Королев.

«Это нормальная ситуация: нет денег - нет и банкротства. Нигде в мире эта процедура не является бесплатной» - так прокомментировал ситуацию один из разработчиков законопроекта.

Кому это выгодно

Человеку имеет смысл объявлять о банкротстве, если его долг больше 1 млн руб., сходятся собеседники «Ведомостей». По данным ФССП, на 1 июля у нее было 129 000 таких дел - это 0,6% от общего числа. У коллекторов на долги физлиц более чем в 1 млн руб. приходится больше - 7% дел, подсчитала Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств. Вот эти проценты и являются потенциальными бенефициарами нового закона.

Но поистине уникальный шанс он даст миллиардерам, которые не горят желанием платить по долгам (см. врезы). У этих людей найдутся деньги на управляющего. «Закон будут использовать небедствующие россияне с крупными долгами, у которых нет желания реально рассчитаться, активы спрятаны, имущество записано на близких и родственников, так что кредиторы не могут взыскать деньги», - опасается Королев. Он напоминает, что после кризиса 2008 г. крупнейшие банки страны предъявили миллиардные счета к руководителям и владельцам предприятий, поручавшимся по кредитам, полученным на развитие компаний. Но денег пока не дождались.

Нельзя писать закон исходя из того, что у нас слабая правоохранительная и судебная система, и решать за счет банкротства проблему поиска и наказания мошенников, возражает разработчик законопроекта, для этого есть Уголовный кодекс.

Состоятельные должники: Василий Урбан

Кредиторы почти отчаялись взыскать долги с бывшего вице-премьера Тувы Василия Урбана. Месяц назад совет директоров Связь-банка одобрил списание безнадежной к взысканию задолженности Урбана в 581 млн руб. - это эквивалентно половине прибыли банка за 2012 г. При этом Урбан не кажется бедным человеком - у его семьи есть недвижимость в Москве и Подмосковье, говорит менеджер Связь-банка. Но она оформлена на жену. Попытки банка отсудить долю Урбана в совместно нажитом имуществе не увенчались успехом: по брачному договору Урбана с супругой «все движимое и недвижимое имущество, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось, приобретенное и зарегистрированное во время брака на имя одного из супругов, является его личной собственностью во время брака и в случае его расторжения», а заключен договор был в 2003 г., задолго до возникновения долга, указано в судебных решениях. Банк выдал Урбану два годовых потребительских кредита на 380 млн руб. в конце 2007 г., как раз когда тот получил высокий пост в правительстве Тувы. Это было еще при прежнем руководстве Связь-банка во главе с Геннадием Мещеряковым. Через год банк чуть не обанкротился, и его санацией занялся ВЭБ. Урбан выплачивал проценты, но, когда пришло время погасить основной долг, деньги не вернул. В декабре 2008 г. банк обратился в суд. Как получилось, что столь крупные суммы были выданы Урбану без залога? По условиям кредитных договоров заемщик должен был в течение 45 дней после получения денег заложить банку дачный дом с хозпостройкой площадью более 1000 кв. м и земельным участком более 3000 кв. м в Одинцовском районе, собственником которого была его жена, но это обязательство не выполнил, объяснили «Ведомостям» в банке. Связь-банк попытался добиться возбуждения уголовного дела в отношении Урбана, но получил отказ. За 4,5 года в принудительном порядке кредитору удалось получить с экс-чиновника лишь около 1 млн руб. - приставы разыскали и продали два автомобиля и прицепы, принадлежавшие лично Урбану. А в декабре 2012 г. ФССП завершила исполнительное производство по делу Урбана и вернула исполнительный лист: приставы не нашли у должника другого имущества, на которое можно было бы обратить взыскание. Тем не менее полностью сдаваться банк не намерен - банкиры обещают вновь предъявить в ФССП исполнительный лист и продолжить поиск активов. «Кроме того, г-н Урбан не сможет выехать за пределы страны, пока полностью не расплатится по долгам», - говорит менеджер банка. Связь-банк - крупнейший, но не единственный кредитор Урбана. В базе данных ФССП России на его имя можно найти еще десяток исполнительных листов, выданных в 2010-2013 гг. (это долги по кредитам, налогам, госпошлине и т. п.), и четыре постановления о взыскании исполнительского сбора - всего на сумму более 400 млн руб. И даже это не полный список. Среди кредиторов Урбана, к примеру, был небольшой банк «Сибконтакт», обанкротившийся в 2009 г. Экс-вице-премьер был в нем членом совета директоров и акционером. И в 2004 г. получил там кредит без обеспечения под 9% на $1,054 млн, а через шесть лет его задолженность с учетом процентов и штрафов выросла в три с лишним раза, указывает АСВ. Взыскать в принудительном порядке удалось только 795 руб., других денег или активов приставы у Урбана не нашли. АСВ несколько раз пыталось продать этот долг, в последний раз - в конце 2010 г., выставив его по стартовой цене менее чем в 17 млн руб. Покупателей не нашлось. В феврале 2013 г. комитет кредиторов «Сибконтакта» решил списать долг. При этом экс-чиновник ни от кого не скрывается. В Связь-банк он приходил дважды за последние пару лет: при первой встрече сказал, что готов погасить долг, но не сейчас - мол, деньги брал для покупки компании «Тывасвязьинформ», но в результате неудачных сделок утратил контроль над средствами, рассказывает собеседник «Ведомостей» в банке. А во время второго визита, по его словам, Урбан сетовал, что преследования кредиторов не способствуют трудоустройству, а ведь нужно найти такую работу, чтобы и себя обеспечивать, и погашать долги. Так что пока кредиторам остается ждать его выхода на пенсию. Получить комментарии Урбана «Ведомостям» не удалось: на запрос он не ответил, а по телефону обсуждать долги не стал.

Состоятельные должники: Матвей Урин

Замоскворецкий суд Москвы 22 марта этого года приговорил экс-банкира Матвея Урина, на тот момент уже более двух лет отбывавшего срок за хулиганское нападение на иностранца Йоста Фаассена, в общей сложности к 7,5 года колонии общего режима. Урина признали виновным в мошенничестве почти на 16 млрд руб. Заключалось оно в покупке несуществующих ценных бумаг подконтрольными ему банками (деньги из одного банка выводились на покупку другого, из того - на покупку следующего и т. д.). ЦБ отозвал лицензии у всех банков «группы Урина» - «Славянского», Традо-банка, Уралфинпромбанка, «Монетного дома» и Донбанка. После их банкротства Агентству по страхованию вкладов (АСВ) пришлось выплатить вкладчикам страховое возмещение в 10,5 млрд руб. - в 2010 г. это была беспрецедентная сумма. А если прибавить к ней выплаты АСВ по банкротству Соцгорбанка, не попавшего в уголовное дело, то рекорд до сих пор не побит. Суды, по данным АСВ, удовлетворили гражданские иски Уралфинпромбанка, «Славянского», Традо-банка, «Монетного дома» и Донбанка о взыскании с Урина возмещения ущерба в сумме 7,1 млрд руб. - это также рекордная сумма. АСВ предъявило в ФССП пять исполнительных листов, производство по которым в итоге объединили. Теперь Урин - один из должников-рекордсменов в стране, говорит представитель службы. «Ведомостям» не удалось получить комментарии Урина по поводу его долга: в начале августа «рекордсмен», который до сих пор содержится в Бутырском следственном изоляторе, отказался от услуг адвокатов, и передать ему вопрос невозможно. В суде он не признал свою вину в мошенничестве и гражданские иски от банков. По данным АСВ, деньги от Урина в счет погашения долга не поступали. Экс-глава Традо-банка Елена Костенко, проходившая по тому же уголовному делу, свою вину признала и назвала Урина организатором хищений. В итоге она получила два года колонии-поселения, кроме того, по решению суда она должна была возместить АСВ ущерб на 1,67 млрд руб. Однако агентство получило немногим более 30 000 руб. - имущества на большую сумму приставы у нее не нашли и 2 июля 2013 г. закрыли исполнительное производство. Судя по всему, обнаружить выведенные из банков миллиарды пока не удалось.

Состоятельные должники: Вагиз Мингазов

Кредиторам, пострадавшим от банкротства одного из крупнейших производителей молока в России - татарского холдинга «Вамин», не позавидуешь. Совладелец предприятия сенатор Вагиз Мингазов лично ручался за возврат долгов, но, судя по всему, средств на это у него нет. Проблемы ОАО «Вамин Татарстан» начались в кризис, а три засушливых лета подряд окончательно его подкосили. В 2011 г. президент Татарстана Рустам Минниханов и президент ВТБ Андрей Костин договорились о реструктуризации долгов «Вамина» под личное имущественное поручительство Мингазова. Но уже в марте 2012 г. «Вамин» прекратил обслуживать кредиты. В октябре 2012 г. Арбитражный суд Татарстана ввел в компании внешнее наблюдение. Сейчас ее долги составляют около 19 млрд руб. По данным сайта ФССП, в отношении Мингазова возбуждено два десятка исполнительных производств примерно на 350 млн руб. Сумма, вероятно, будет расти. В этом году суды в Казани и Москве взыскали с Мингазова по кредитам, выданным под его поручительство, 123 млн руб. в пользу «Юникредит банка» и 426 млн руб. в пользу ВТБ. Аналогичный иск на 252 млн руб. был подан банком «Татарстан» Сбербанка. Судя по декларации о доходах Мингазова, много с него не возьмешь. Доход сенатора за 2012 г. - 1,9 млн руб., имущество (пять земельных участков, автомобиль, пара недостроенных домов, квартира) записано на супругу и сына. Связаться с Мингазовым не удалось. По информации «Ведомостей», сейчас ограничений на выезд сенатора из России нет.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать