Статья опубликована в № 3417 от 27.08.2013 под заголовком: Механизмы власти: Что происходит вокруг выборов мэра Москвы

Механизмы власти: Что происходит вокруг выборов мэра Москвы

  • Александр Пожалов,
  • Дмитрий Бадовский
  • / Ведомости
Социологам предстоит рассчитывать явку в неизвестных условиях, когда день голосования приходится на бабье лето и остаток дачного сезона
А.Астахова / Ведомости

Одна кампания - множество сценариев

Московские выборы запомнятся многократными переломами базового сценария кампании. По частоте таких «загогулин» эта кампания скоро оставит далеко позади выборы в Госдуму в 2011 г., которые начинались игрой «проведи правую партию в парламент», а завершились протестным голосованием за «любую партию, кроме «Единой России».

Отказ Михаила Прохорова и его партии участвовать в выборах в любой форме стал первой точкой перелома. Из конкуренции двух федеральных фигур и борьбы правящей городской элиты с контрэлитой кампания превращалась в референдум о доверии действующему мэру в условиях низкой явки.

Вторая точка перелома - призыв Сергея Собянина к депутатам поддержать выдвижение Алексея Навального, аргументированный желанием дать москвичам возможность самим оценить программы кандидатов. Референдум о доверии лично градоначальнику уступил место плебисциту по той стратегии развития Москвы, которую реализует столичное правительство.

История вокруг приговора Навальному внесла в кампанию новый нерв. Политически активной части москвичей предъявили смысл выборов в голосовании против реального срока заключения для Навального и за удержание его в публичной политике, куда оппозиционер впервые вошел после многих лет занятий политикой виртуальной и сразу - на замену Прохорову. Кировский суд, прокуратура и иностранные активы Прохорова дали Навальному шанс реанимировать свой политический капитал, растраченный на «марши миллионов» и полураспавшийся «координационный совет оппозиции». Быстро мобилизовав ядерный электорат, Навальный приступил к решению гораздо более тяжелой задачи - преодолению электорального потолка, работе с «чужим» избирателем.

Однако и эта стратегия прожила недолго. То ли испугавшись возможного роста своей популярности, то ли поддавшись на политтехнологии эсеров, уже сам Навальный решил сломать выгодный для себя сценарий выборов. Он превратился в «кандидата-киллера», задачей которого стало очернить фаворита (вплоть до исков о снятии с выборов) и придать кампании максимальный налет скандальности. Типичная судьба «киллеров» хорошо известна - это отторжение умеренного избирателя и неопределившихся, а то и вовсе лишение регистрации за агитационные нарушения. Едва ли этого не понимает глава штаба Навального Леонид Волков, сам пока еще действующий депутат думы Екатеринбурга. Тем более что в этой эпатажной нише Навального уже ждал конкурент - эсер Николай Левичев.

К чему не готова мэрия, или Сценарий игры на делегитимацию выборов

Сегодня кампания оппозиции ведется не столько на рост собственных рейтингов, сколько на обрушение рейтинга городской власти. Даже теледебаты на канале «Москва 24» Навальный посвятил не адресным попыткам расширить электоральную базу, а общему обличению коррупции. Бряцание миллиардами и громкими фамилиями выглядит эффектно для давних симпатизантов Навального, но, как известно, не очень убедительно для пенсионеров, бюджетников и деполитизированных избирателей с их приземленными проблемами. В этом сам Навальный мог лично убедиться во время неоднократных поездок на суд в Киров.

Столь невыгодная для Навального в плане личного рейтинга трансформация получает объяснение, если допустить, что конечной целью оппозиции стала делегитимация выборов, столичной системы власти и лично мэра как публичного политика.

Здесь стоить вспомнить подоплеку назначения выборов в Москве. Идя на досрочное голосование в благоприятных для себя условиях, мэрия, очевидно, страховалась от рисков снижения рейтингов власти к 2015 г. Неутешительные тренды по доходам региональных бюджетов, необходимость новых реформ в социалке, ожидаемо трудная кампания в Мосгордуму на фоне уже маячащих на горизонте выборов в Госдуму - все это в 2015 г., на плановых выборах, могло бы раскачать обстановку в столице.

Однако и у досрочных выборов неожиданно для мэрии обозначилась проблемная сторона, нарушающая уже федеральный внутриэлитный консенсус. Консенсус элит сегодня, насколько можно судить, состоит в том, чтобы как можно дольше держать паузу в вопросе о конфигурации власти после 2018 г. и не выказывать политических амбиций. Уверенная же победа в первом туре на спокойных выборах выводила бы «эффективного технократа» Собянина в высший круг популярных публичных политиков, да еще и без серьезных имиджевых рисков. Некоторые лидеры мнений среди либеральной интеллигенции (вроде Дмитрия Быкова) уже начали вслух делиться такими ожиданиями, оказывая градоначальнику медвежью услугу.

На внутриэлитный консенсус могли повлиять и хозяйственные шаги мэрии. Обычно на период выборов власти стремятся не планировать крупных сделок. Но в Москве на самый пик кампании пришлись торги по выбору главного генподрядчика строительства метро до 2020 г., аукцион по наружной рекламе на 10 лет вперед, приватизация МОЭК. В итоге столичная энергосистема, к примеру, целиком отошла к «Газпрому», который в случае покупки энергоактивов у Прохорова может затем монополизировать энергорынок во всем ЦФО. Такие сделки редко обходятся без недовольных бизнес-групп.

Навстречу 8 сентября: составляющие кризисного сценария

1. Снятие Навального как главный ресурс делегитимации выборов

Переход штаба Навального к тактике личной дискредитации мэра, как и нагнетаемые в либеральных СМИ и его советниками ожидания неизбежного второго тура, могут иметь иную цель - спровоцировать власти на лишение регистрации самого Навального. Иски о снятии кандидатов должен сначала рассматривать Мосгорсуд - орган городского уровня, а уже потом, в случае несогласия сторон с решением суда, федеральный орган - Верховный суд РФ.

Снятие Навального в любом случае создало бы для городской власти патовую ситуацию. Если бы вышестоящий суд затем вернул оппозиционера в избирательный бюллетень, то «гонимый» кандидат получал бы мощный драйвер для роста рейтинга, достигшего было потолка, по данным всех опросов. Если же фамилия Навального в итоге была бы вычеркнута из списка, то легитимность победы фаворита подрывалась бы или низкой явкой, или протестным голосованием по уже известному принципу «за кого угодно, кроме...».

2. Финальная порция «компромата»

Если ставка оппозиции на грязную кампанию сохранится, то основной эмоциональный удар по горожанам должен быть нанесен в начале сентября. В это время уже минимален риск снятия с выборов и, наоборот, максимальна вероятность достучаться до основной, инертной массы избирателей, мимо которых прошла августовская агитация.

Каналы для такого удара по городской власти уже имеются. С одной стороны, снова запущена «машина пропаганды» для популярных социальных сетей. С другой стороны, штаб Навального в августе успешно обкатал технологию доставки своей агитпродукции в подъезды и почтовые ящики. Этой же моделью смогут воспользоваться и другие силы. К примеру, «Демвыбор», столкнувшийся с противодействием своим кандидатам на местных выборах в «новой Москве», уже анонсировал распространение своего «доклада» об итогах работы мэрии.

3. Снижение явки: кому выгодно?

Известно, что грязная кампания часто снижает явку. Сегодня в Москве снижение явки выгодно именно сторонникам делегитимации выборов. Уже сама по себе победа Сергея Собянина при малой активности избирателей позволит скептикам поставить под сомнение политическое значение его успеха.

Однако в Москве низкая явка может дать и другой эффект, нетипичный для региональных выборов. По всем опросам, жители в целом удовлетворены и ситуацией в городе, и политикой столичных властей. Это значит, что, придя на участки, многие неопределившиеся москвичи отдали бы свой голос за действующего мэра хотя бы из рациональных соображений. Скандализация кампании эмоционально оттолкнет от «грязных выборов» именно этого, умеренного избирателя. А резервы «административной мобилизации» явки невысоки, так как мэрия справедливо отказалась от подобных технологий своих предшественников.

Наоборот, ядерный электорат основных оппонентов мэра уже выглядит отмобилизованным. Навальный и либеральные СМИ успешно решают задачу привода на участки своего избирателя, придавая выборам федеральную значимость. Электорат коммунистов традиционно весьма дисциплинирован. То есть при низкой явке проценты Навального и Мельникова окажутся выше, чем в нормальных условиях.

4. Война рейтингов и интерпретаций

Вокруг выборов уже развернулась классическая «война рейтингов», конечная цель которой - доказать или опровергнуть возможность второго тура. Оппозиции важно показать, что за неделю до выборов электоральный рейтинг мэра снизится до опасной отметки - около 55% от числа собирающихся голосовать.

Орудием делегитимации, видимо, станет даже не «волонтерская социология» и «волонтерские экзитполлы», выглядящие ангажированно хотя бы в силу принадлежности к штабу Навального. В качестве «золотой середины» уже преподносятся рейтинги агентства «Комкон», хотя интерпретаторы забывают о значимых нюансах методики, не скрываемых самими социологами.

Во-первых, рейтинги «Комкона» позволяют корректно отследить динамику предпочтений населения - ключевую в ходе выборов - только с шестого цикла. Лишь в середине августа анкета была максимально приближена к бюллетеню для голосования и в нее включили не только ФИО кандидатов, но и наименование выдвинувших их партий.

Во-вторых, в выборку «Комкона» могут попадать люди, временно находящиеся в Москве и не имеющие права голоса на городских выборах. Агентство включает вопросы на отношение к выборам в стандартную анкету для изучения потребительских настроений. Постоянно работающий и приобретающий товары и услуги в столице житель Подмосковья столь же важен для потребительского исследования, как и человек, зарегистрированный в Москве. Подтверждение этого можно видеть в одной из первых волн опроса «Комкона». В волне за 18-24 июля, отвечая на вопрос о причинах неучастия в выборах, около 10% указали, что не придут голосовать, «так как нет московской прописки». Это, кстати, объясняет и сниженный уровень известности Собянина респондентам «Комкона» - около 89% (замер проведен с 18 по 24 июля, опрошено 1200 москвичей, погрешность 2,5%).

Может статься так, что в этой «битве рейтингов» вовсе не окажется победителя. Впервые социологам предстоит рассчитывать явку - ключевой параметр для составления электорального прогноза - в неизвестных условиях, когда день голосования приходится на бабье лето и остаток дачного сезона. Как бы социологам не пришлось переквалифицироваться в гидрометеорологов...

5. Внешние вызовы для рейтингов власти

Объективные проблемы для рейтингов власти может преподнести социально-экономическая повестка первой недели сентября. Кандидаты левой оппозиции и «рассерженных горожан» будут отыгрывать в свою пользу целый ряд новых поводов. Тут и рост загруженности городских дорог с новыми штрафами за нарушения ПДД. И личное знакомство родителей и студентов с вступающим в силу ФЗ «Об образовании» и принятыми администрациями школ правилами по школьной форме. И оплата дисциплинированными московскими пенсионерами выросших платежек ЖКХ (в городе индексация тарифов была перенесена на 1 августа, и платежи должны быть внесены аккурат до 10 сентября). Правительство РФ, вероятно, объявит итоговые параметры пенсионной реформы, а научное сообщество возобновит спор с Минобрнауки по острой теме реформы РАН.

6. «Поиски фальсификаций»: в какой точке и в чью пользу?

Курс на делегитимацию выборов потребует от оппозиции предъявить политически активным горожанам явные признаки «массовых фальсификаций». Однако действия мэрии максимально сузили поле, на котором можно искать их следы. На выборах не будет избыточных открепительных и организованного подвоза избирателей. Ожидается массовое присутствие наблюдателей и онлайн-трансляция с участков. КОИБы будут установлены не только в проблемном ЦАО, но и в округах с традиционно высокой поддержкой власти и наибольшим числом избирателей - ЮАО и ЮВАО.

Основным направлением «поиска фальсификаций» станет, видимо, сравнение копий протоколов, полученных наблюдателями, с оригиналами, принятыми ТИКами. Стоит готовиться и к попыткам раздуть скандалы вокруг голосования «на дому» и хода голосования на отдельных участках в разных районах, имитации нарушений, присутствию на участках наблюдателей с элементами агитации за кандидатов, что повлечет их удаление и, соответственно, обвинения в адрес избирательных комиссий. Традиционно большое внимание общественность уделяет вердикту выборам, который выносит движение «Голос», однако в этот раз сам «Голос» окажется в зоне репутационных рисков, так как один из признанных экспертов движения, заявляющего о себе как о беспристрастном наблюдателе, официально представляет в МГИК именно штаб Навального.

Установка на «поиски фальсификаций» может иметь неожиданное последствие в виде конфликта либеральной оппозиции с КПРФ и «Яблоком». Скандальность кампании Навального и Левичева создает угрозу перетока голосов умеренно недовольных избирателей к Мельникову и Митрохину, избравшим более спокойную тактику (тот самый эффект «киллерства»). Будет ли объявлен более высокий результат КПРФ и «Яблока», чем хотелось бы сторонникам Навального и эсеров, фальсифицированным?

7. Состоится ли уличный «бунт волонтеров и наблюдателей»?

Сценарий делегитимации невозможен без организации массовых акций против итогов выборов. Нагнетание накала кампании и ожиданий второго тура, которое мы видим со стороны либеральных СМИ и оппозиционных кандидатов, готовят почву для отказа штаба Навального признать победу мэра в первом туре. Это само по себе спровоцирует его сторонников выйти на улицу.

Судя по заявлениям оппозиционера на встрече с избирателями в Сокольниках, сам Навальный допускает сценарий уличного давления на ТИКи в ходе подсчета голосов, хотя при этом создается угроза квалификации таких действий по ст. 141 УК РФ. Сайт «Новой газеты» приводит красноречивую цитату: «Ровно таким образом, как вы сейчас отбили наш генератор, мы будем и бороться с фальсификациями на выборах: толпа придет к начальнику комиссии и попросит поправить протокол обратно».

В 2011 г. прологом к многотысячной акции на Болотной площади стал стихийный «бунт» гражданских активистов в центре Москвы вечером 5 декабря. Таким образом, критично важными для оппозиции и власти становятся ночь с 8 на 9 сентября и следующий день. 5 декабря 2011 г. на Чистые пруды помимо политактивистов вышло несколько сотен москвичей, впервые ставших наблюдателями в УИКах. Сегодня у уличного протеста есть еще два кадровых резерва - те, кто вышел протестовать против приговора по делу «Кировлеса», а также не имеющие права голоса, но многочисленные волонтеры из регионов, привлеченные на кампанию Навального. Именно им придется защищать Навального и в случае попыток снять его с выборов в ближайшие дни. В ходе кампании его штаб создал и новый мобилизационный инструмент - dom.navalny.ru, имеющий все признаки закрытой социальной сети и насчитывающий уже свыше 20 000 человек.

Так что не исключено, что настоящая политическая борьба в Москве еще только начинается...

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать