Статья опубликована в № 3452 от 15.10.2013 под заголовком: Налоги в сильной руке

Налоги в сильной руке

Президент Путин предлагает вернуть силовикам право самостоятельно возбуждать налоговые дела. Бизнес напуган
  • Маргарита Папченкова,
  • Сергей Титов,
  • Алексей Никольский
  • / Ведомости
Команда Владимира Путина вернула в российское законодательство многое из того, что отменила команда Дмитрия Медведева
Г.Сысоев / РИА Новости

Президент Владимир Путин внес в Госдуму проект поправок в Уголовно-процессуальный кодекс, которым возвращает следователям утраченное в 2011 г. право начинать расследование налоговых дел на основании материалов оперативно-розыскной деятельности. Поправки стали неожиданностью для экономических министерств - Минфин и Минэкономразвития даже не спросили, удивляются их сотрудники. Новостью внесение документа стало даже для людей, близких к Кремлю. Это резкий откат назад, удар по инвестиционному климату, по стабильности бизнеса в стране, сетует один из собеседников «Ведомостей».

Сейчас следователи не могут сами возбудить налоговое дело - инициатором обязательно выступает налоговая инспекция: она должна провести проверку и установить факт нарушения. Поправки, введшие такой порядок, были приняты при президенте Дмитрии Медведеве: они должны были снизить давление на бизнес и пресечь практику заказных дел. Но изменение процедуры стало одной из основных причин низкой эффективности раскрытия налоговых преступлений, говорится в пояснительной записке к президентскому законопроекту.

Были и организационные проблемы: расследование налоговых дел было передано из МВД в Следственный комитет России (СКР), но многие сотрудники МВД отказались от перевода и направление оголилось, рассказывает сотрудник полиции. Упала и эффективность следствия, продолжает он: оперативники не горели желанием участвовать в расследованиях СКР. По статистике МВД в 2012 г. СКР выявил всего 26 налоговых преступлений, а МВД - 5610, на 34% меньше, чем годом ранее. СКР нашел выход - дела возбуждались по другим статьям, например «мошенничество», говорит чиновник правительства.

Именно СКР настаивал на восстановлении прежнего порядка и даже подготовил проект, меняющий процедуру возбуждения уголовных дел. К нему отнеслись скептически, говорят чиновники, почему он все-таки внесен, не ясно. Одним из аргументов правоохранителей было существенное увеличение сроков расследования, говорит чиновник, знакомый с ходом дискуссии о поправках: пока-де налоговики вынесут решение, преступники скроются. Представители ФНС и МВД от комментариев отказались, получить комментарии СКР не удалось.

Рассмотрение материалов инспекции занимает до полугода, говорит Вадим Зарипов из «Пепеляев групп». Налогоплательщик успевает ознакомиться с результатами проверки, с доказательствами, отмечает Наталья Абрамова из «МЭФ-аудита», это позволяет и лучше подготовиться к защите, и уничтожить следы преступления.

Бизнес расстроен решением президента. Реформа Медведева лишила рейдеров важного инструмента для атаки, говорил вице-президент «Деловой России» Николай Остарков.

Уголовные дела нередко использовались для отъема бизнеса, вспоминает вице-президент «Опоры России» Владислав Корочкин. Большинство дел заканчивалось вымогательством, согласен сотрудник нефтяной компании, а основанием чаще всего были доносы, сами оперативники ничего не выявляли.

Возбуждение уголовного дела не страшно, говорит партнер KPMG Михаил Орлов, плохо, что правоохранители смогут вести следственные действия в организации и предъявлять обвинения ее руководителю или арестовать его. Бывали случаи, когда дела возбуждались, хотя налоговая нарушений не обнаруживала, вспоминает он.

«Кошмарить бизнес» не получится, настаивает сотрудник силового ведомства: чтобы начать прослушку налогового уклониста, надо получить разрешение суда - т. е. суду надо еще доказать, что есть веские основания для подозрений. За обоснованностью обвинений следят три инстанции - МВД, СКР и прокуратура, подчеркивает он.

Это исключительно коммерческий вопрос, говорит корпоративный юрист. Порядок такой, описывает он: «Оперативник приходит, возбуждает дело на основании любой информации - раскрывать ее он не обязан - и проводит следственные действия, т. е. изымает документы и обыскивает, берет под стражу руководителя». Тут и начинается торг - от $100 000 до $1 млн в зависимости от обеспеченности человека, вздыхает юрист.

Главным аргументом для властей стали большие выпадающие доходы бюджета, полагает сотрудник силового ведомства. Никаких содержательных оснований для возврата нет, спорит сотрудник экономического ведомства: ФНС доказала свою эффективность. Значит, превалирует точка зрения силовиков, беспокоится он, они такие инициативы понимают четко - как сигнал к усилению давления и укреплению своей власти.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать