Статья опубликована в № 3462 от 29.10.2013 под заголовком: Интеграция: Общество не справляется с притоком мигрантов

Интеграция: Общество не справляется с притоком мигрантов

Создание настоящей государственной границы на юге не означает, что приток рабочей силы прекратится, но людей, находящихся за пределами легального поля, станет меньше
PhotoXPress

У любого общества есть свой естественный темп интеграции приезжих, который оно может выдержать без отрицательных для себя последствий. Судя по многим признакам, в последние годы в России скорость прибытия людей другой культуры превысила этот естественный лимит и наше общество перестало справляться с этой задачей.

Когда я говорю о приезжих или о людях другой культуры, я имею в виду не формальные вопросы гражданства или религии. Разделение происходит не по национальным или религиозным признакам. Я бы определил это как две культуры: европейцы и неевропейцы (за неимением более точных или политкорректных терминов). Принадлежность к европейцам в первом приближении можно определить четырьмя признаками: способность общаться на общепринятом в социуме языке, в нашем случае - русском, равноправная роль женщины в обществе и семье, признание ценности образования и культуры, уважение к другой, отличной от твоей точке зрения и способность признать право другого человека быть отличным от тебя. Среди российских граждан сосуществуют европейцы и неевропейцы, при этом среди жителей Северного Кавказа доля неевропейцев значительно выше, чем в других регионах России. Прибывающие в Россию граждане стран Центральной Азии, которых больше всего среди нелегальных мигрантов (т. е. неграждан России, находящихся на ее территории длительное время, либо нарушая условия своего пребывания в стране, либо работая без должного разрешения), в подавляющем большинстве относятся к неевропейским культурам.

Не важно, гражданин какой страны убил Егора Щербакова в Западном Бирюлеве. Суть этой и других подобных трагедий - конфликт неевропейца, не уважающего право соседа делать то, что он хочет, и готового применять насилие, если считает, что останется безнаказанным, с европейской культурой.

Существуют общественные теории, которые постулируют равнозначность и равноценность для цивилизации различных культур и укладов. Мне ближе теория поступательного развития человечества, согласно которой с точки зрения общественной эволюции общества могут находиться на разных цивилизационных уровнях. Российское общество в течение столетий проходило эволюцию от клановости и общинности к современному состоянию, не слишком отличающемуся от состояния общества в европейских странах. Этим же путем идут сейчас народы Северного Кавказа и Центральной Азии, в значительной степени благодаря бесчисленным межличностным и межкультурным взаимодействиям между европейцами и неевропейцами. Постепенное превращение неевропейцев в европейцев - длительный, сложный и болезненный процесс, но ему нет альтернативы с точки зрения развития общества и страны. Кстати, в европейских странах также растет популярность тезиса о необходимости защиты европейских ценностей в противовес идеям мультикультурализма (см. пример Голландии в статье «Бирюлево как столкновение цивилизаций», «Ведомости» от 28.10.2013).

Когда общество ошеломлено, не может справляться с потоком приезжих и контроль над ситуацией потерян, оно начинает вести себя нездоровым, нерациональным образом. Чрезмерный приток мигрантов, помноженный на недееспособность государственных институтов в современной России, ведет к усилению присутствующих в любом обществе националистических и ксенофобских тенденций.

В этом случае необходимо принимать меры к тому, чтобы снизить приток неевропейцев до безопасного уровня, и введение визового режима со странами Центральной Азии (за исключением Казахстана, который дает пренебрежимо малый вклад в нелегальную миграцию) должно явиться ключевым шагом в этом направлении. Конечно, можно игнорировать проблему и некоторое время продержаться на самообмане. Но, вызревая в глубине организма общества, она неизбежно вырвется наружу в самых неуправляемых формах, что мы все чаще и наблюдаем.

Есть неевропейцы «наши» и «не наши». У России нет альтернативы в отношении интеграции в свое общество жителей Северного Кавказа. Это требует большого напряжения сил и ведет к значительным издержкам для страны и общества. Но именно поэтому необходимо уменьшить приток в Россию мигрантов из других культур неевропейского типа. Введение виз не решит проблему антагонизма россиян-европейцев с россиянами - представителями Северного Кавказа, но освободит силы общества для их интеграции. Если не ввести эти меры, то в раздраженном обществе будет расти поддержка тупиковой идеи отделения Северного Кавказа от России.

Полиция и другие правоохранительные структуры, которые призваны смягчить и нейтрализовать конфликты, неизбежные при столкновении разных культур, являются наиболее разложившимися частями нашего коррумпированного государства. Их глубокое реформирование и обновление может начаться лишь после того, как уйдет в прошлое нынешний режим политической и экономической коррупции, который руководство страны сделало основой своей системы управления. Такие реформы займут долгие годы. Да, если бы российская правоохранительная система была адекватной, то возможность европейской части общества интегрировать вновь прибывших была бы выше. Но вопросы культурных и цивилизационных различий никуда бы не делись и в этом случае. А в условиях прогнивших структур государства альтернативы резкому сокращению притока приезжих просто нет.

Нередко говорится о том, что в условиях тотальной коррупции введение виз не приведет к сокращению потока мигрантов, так как система выдачи виз будет немедленно коррумпирована. Я считаю, что введение виз неизбежно приведет к сокращению нелегальной миграции. Вот несколько соображений:

1. Для визы необходим заграничный паспорт, это уже определенный барьер на пути миграционных потоков. Сейчас к нам едут по внутреннему документу, который есть у всех.

2. Учитывать количество выданных виз легче, чем количество въехавших по внутренним документам, снимается проблема поддельных миграционных карт.

3. Виза может выдаваться только на период поездки, не превышающий, например, один месяц.

4. Обработка виз в консульстве ограничивает миграционный поток, в том числе за счет ограниченной пропускной способности консульства. Невозможна будет ситуация, как сейчас, когда 40% молодых мужчин - граждан Таджикистана находится в России.

5. Нарушения визового режима легче контролировать, чем сейчас отслеживать нарушения режима регистрации. При нарушении визового режима или совершении на территории России преступления повторный въезд для нарушителя станет невозможен.

Как замена сотрудника ГИБДД с жезлом на автоматический радар контроля скорости ведет к снижению коррупционности, так и упорядоченная система выдачи виз через консульство будет подвержена коррупции и злоупотреблениям гораздо меньше, чем нынешняя система контроля над приезжими внутри страны, осуществляемого прежде всего коррумпированными структурами МВД.

России нужна продуманная миграционная политика, которая предусматривала бы привлечение качественной рабочей силы, меры по интеграции приезжающих на длительный срок, просвещение против ксенофобии, недопущение создания этнических гетто и т. д. Но как нельзя изучать высшую математику, не овладев арифметикой, так нельзя проводить тонкую настройку миграционной политики, не подготовив базиса. То есть сначала надо резко сократить приток нелегальных мигрантов. Состояние наших государственных институтов настолько плачевно, что прежде чем говорить о комплексных мерах в области миграции, нам нужно по максимуму ввести ее в легальное русло за счет введения визового режима. Сегодняшняя ситуация, когда в Московской области, по данным ФМС, каждый седьмой иностранец незаконно пребывает в России, а каждый третий - незаконно работает, неприемлема и требует радикальных мер.

Визы - цивилизованная, а не ксенофобская мера. Она дает возможность желающим въехать в страну на короткое время. Но это и инструмент контроля за количеством приезжающих на продолжительный срок. Нет сомнений, что большинство мигрантов не являются преступниками или исламскими фундаменталистами. Но большая их часть исповедует другие, неевропейские ценности, а значит, европейское общество должно иметь возможность защищать собственный образ жизни путем ограничения долгосрочной миграции из данных стран.

Ограничение притока мигрантов позволит заниматься реальной политикой интеграции и ассимиляции, без этнических гетто, со специальными школами для детей мигрантов. Эти меры будут работать, только если темп приезда чужаков не будет чрезмерным.

Идут споры о том, совершают ли мигранты больше преступлений, чем россияне. Приводятся разные факты и мнения, но статистике преступлений, предоставляемой правоохранительными органами, сложно доверять. Нет объективных цифр, но можно быть уверенными в одном. Мигранты находятся в нелегальном поле, они либо незаконно проживают в России, либо незаконно работают. Человек, который уже находится вне правового поля, более склонен к совершению преступлений. Необходимо принять меры к тому, чтобы число иностранцев, которые не могут обратиться за защитой в правоохранительные органы в силу своего нелегального статуса, резко сократилось. Визы не панацея и не приведут к исчезновению этнической преступности, но они сократят количество людей в нелегальном поле.

Часто говорят, что россияне не хотят заниматься грязным, тяжелым, неквалифицированным трудом, работать в коммунальной сфере и строительстве. Но это утверждение трудно проверить. Россиянин, который, возможно, был бы не против работать в этих отраслях, вынужден конкурировать за вакансии с нелегальными мигрантами, которые согласны на значительно более низкую зарплату, на отсутствие социальных гарантий, на плохие, небезопасные условия труда, низкую автоматизацию. Следовательно, необходимо резко сократить предложение нелегальной рабочей силы на рынке труда. Если мигранты привлекаются легально, то надо сделать так, чтобы они не обходились бы работодателю дешевле, чем россияне такой же квалификации.

Такое положение также консервирует низкую производительность труда в этих областях. Экономическая наука доказывает, что если труд дешев, то мотивация инвестировать в более современные средства производства и технологии отсутствует. Производительность труда в коммунальном хозяйстве и строительстве, отраслях, которые являются основными потребителями неквалифицированного труда мигрантов, низка. Это происходит в значительной степени из-за того, что не используются современные механизмы и технологии, а работодатели делают вполне рациональный выбор в пользу большого количества дешевых гастарбайтеров.

Введение въездных виз не означает, что приток рабочей силы из-за рубежа прекратится. Но такая мера позволит обеспечить переход к цивилизованным механизмам рабочей миграции, когда работодатель обеспечивает получение рабочей визы и необходимые страховые платежи, в том числе покрывающие расходы на возможную депортацию. Причем это должно делаться до того, как работник пересек границу России. Введение виз не приведет к единовременному исчезновению мигрантов, процесс снижения нелегальной миграции будет постепенным. Но если, как предсказывают многие, наша экономика рухнет при исчезновении нелегальных, не платящих налоги мигрантов, то такая экономика никак не может быть признана здоровой.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать