Статья опубликована в № 3477 от 20.11.2013 под заголовком: РВК открывает посевную

РВК открывает посевную

У Российской венчурной компании (РВК) новая стратегия. Она хочет увеличить посевные инвестиции, т. е. вкладываться скорее в идеи, чем в проекты, и привести на венчурный рынок пенсионные и страховые деньги. Правда, для этого придется поменять российское законодательство
РВК

«Ведомости» ознакомились с «Направлениями работы ОАО «РВК» на 2014-2016 гг.», утвержденными советом директоров компании. Фактически это ее обновленная стратегия. Когда утверждалась предыдущая (на 2011-2013 гг.), российский рынок венчурных инвестиций был еще незрелый, и тогда основной задачей РВК было содействовать его развитию. Но за последние три года рынок как минимум утроился: в 2012 г. венчурные инвесторы вложили в России, по оценке РВК, 30-32 млрд руб., Россия заняла 4-е место в Европе по венчурным инвестициям в высокотехнологичные отрасли (данные Dow Jones VentureSource), а доля капитала РВК в общем объеме венчурных сделок снизилась с 25% (в 2010 г.) до 5-7% (в 2013 г.).

Рынок развивается, но диспропорционально, считает РВК и теперешнюю свою цель видит в том, чтобы сбалансировать структуру предложения венчурных денег.

Во-первых, компания считает необходимым увеличить финансирование проектов, находящихся на самых ранних стадиях развития - посевной (seed, когда у компании разработан только прототип продукта) и предпосевной (pre-seed, идея без прототипа). К середине 2013 г., по статистике РВК, в России было совершено всего 60 сделок по поддержке инновационных компаний посевной стадии. К концу 2016 г. фонды РВК должны инвестировать еще хотя бы в 40 таких проектов, так чтобы инвестиции в компании ранних стадий составляли не менее 25% от общей суммы средств, вложенных всеми фондами с участием РВК (в 2012 г. этот показатель составлял 10%). Специально для таких инвестиций компания намерена создать 4-6 фондов общим объемом 3-4 млрд руб.

Во-вторых, многие венчурные инвесторы увлечены интернет-проектами (особенно в сфере электронной коммерции), а в других отраслях профинансированных проектов явно недостаточно, считает РВК. Поэтому она планирует создать не менее 4-6 отраслевых фондов с общим капиталом 5-6 млрд руб. для инвестиций в проекты, связанные с авиацией и космонавтикой, энергоэффективностью и энергосбережением, технологиями для повышения качества жизни и здоровья, интеллектуальными и информационными системами.

В результате количество компаний, профинансированных фондами РВК, должно увеличиться с нынешних 53 до 100-120 (без учета портфельных компаний «дочек»), а их совокупная выручка - с прошлогодних 3 млрд руб. до 4,5 млрд в 2016 г.

Seed-фонды требуют привлечения серьезных ресурсов, чтобы понять, как помочь стартапу реализовать идею, а результат обычно скромный: успешными оказываются не более 10% профинансированных проектов, говорит управляющий партнер Almaz Capital Partners Александр Галицкий. Поэтому если в фонде есть государственные средства, то у регулирующих органов могут возникать вопросы по поводу эффективности их расходования (так уже было и со «Сколково», и с «Роснано», и с РВК). Но даже Almaz, будучи частным фондом, инвестирует в seed-проекты, только если есть ведущий инвестор - тот или иной акселератор или бизнес-ангел, признается Галицкий. Уклон же в интернет-проекты он объясняет недостаточно высоким уровнем развития прикладной науки: чтобы создать проект в интернете, достаточно знать базовые законы интернет-экономики, а для сложных технологий требуются специальные знания. С этим согласен управляющий партнер фонда Runa Capital Дмитрий Чихачев.

Большие венчурные фонды редко инвестируют в seed-проекты, чаще в этой нише встречаются частные инвесторы, действующие, например, совместно с университетами, говорит он.

В пайщики новых фондов РВК планирует привлекать помимо частных инвесторов также другие институты развития. В seed- и pre-seed-фонды, где риски выше, институты развития могут вносить до 75% капитала, а в отраслевые фонды - до 50%, говорится в стратегии. У РВК уже есть фонды, созданные совместно со структурой ВЭБа - банком малого и среднего предпринимательства (МСП-банк), а также с Фондом Бортника, напомнил «Ведомостям» гендиректор РВК Игорь Агамирзян. Компания готова привлекать и другие институты развития, говорит он, но детали не уточняет.

Помимо этого РВК хотела бы привести на венчурный рынок непрофильных институциональных инвесторов, в том числе пенсионные фонды и страховые компании. «В развитых странах пенсионные фонды имеют право вкладывать определенную долю находящихся под их управлением средств в венчурные фонды», - говорится в стратегии РВК. Было бы неплохо, чтобы и в России они посодействовали «кратному расширению объема доступного капитала», считает компания и проявляет готовность создать «специализированные инструменты» для «обеспечения комфортного и безопасного выхода институциональных инвесторов» на венчурный рынок.

Пока законодательство попросту запрещает негосударственным пенсионным фондам участвовать в рисковых инвестициях, оговаривается Агамирзян. Но он рассчитывает добиться изменения законодательства: во-первых, «без решения проблемы институциональных инвесторов на венчурном рынке вряд ли стоит ожидать таких темпов развития, как в последние годы», а во-вторых, если разрешить пенсионным фондам, как на Западе, вкладывать хотя бы незначительную часть инвестиций в публичные технологические компании, это повысит и их доходность.

Венчурный бизнес высокорискованный, поэтому пока нет оснований предполагать какое-либо участие в нем средств пенсионных накоплений или страховых резервов, констатирует член совета директоров группы «Ренессанс страхование» Сергей Рябцов. А возможности обеспечить сохранность капитала в подобных проектах, как того требует действующее законодательство, еще нет, добавляет он (структуру инвестиций средств страховщиков регламентируют особые приказы Минфина). Страховые компании являются консервативными инвесторами, которые предпочитают активы с низким уровнем риска, вторит ему первый заместитель гендиректора «Либерти страхования» Сергей Тихонов: они могут инвестировать в венчурные проекты разве что какую-то очень маленькую часть капитала - и то не напрямую, а через специальный механизм коллективных инвестиций, например путем покупки паев венчурных фондов. Но общий капитал всех страховых компаний России невелик и, даже если вложить, например, 1% от этой суммы в паи венчурных фондов, выйдет менее $30 млн, рассуждает Тихонов.

РВК существует с 2006 г., но эффективность инвестиций фондов, созданных с ее участием, до сих пор трудно оценить: первая волна выходов из портфельных компаний придется только на 2014-2016 гг., гласит стратегия. Предыдущие пять лет были для семи ПИФов венчурных инвестиций, учрежденных с участием РВК, в основном инвестиционным периодом, объясняет Агамирзян, следующие пять должны стать периодом выходов. Сколько из них могут оказаться успешными, он предсказать не берется, но предупреждает: ждать, что РВК станет на фондах зарабатывать, неправильно, ей «никогда не ставилась задача быть высокодоходной коммерческой компанией».

Для частного венчурного фонда оптимальный срок инвестиции в проект - 3-5 лет, говорит управляющий партнер iTech Capital Глеб Давидюк. Но для государственного института развития, каким является РВК, возможно, приемлемы и более поздние сроки выхода, допускает он. Впрочем, поскольку РВК инвестирует в проекты не напрямую, а через фонды, задача корпорации - выбирать правильных портфельных менеджеров, а не участвовать в формировании самого портфеля.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать