Статья опубликована в № 3495 от 16.12.2013 под заголовком: Человек недели: Владимир Путин

Человек недели: Владимир Путин

М.Стулов / Ведомости

Незадолго до оглашения послания парламенту Владимир Путин назначил «начальником пропаганды» Дмитрия Киселева, чья журналистская позиция созвучна той части спича, где говорится о консерватизме, опоре на традицию и отказе от «бесполой» толерантности. Киселев вскоре после назначения объявил базовый принцип деятельности людей, призванных нынче принимать и толковать решения от имени государства: Россия нуждается в любви. Если интерпретировать послание человека, принимающего главные решения как разговор с любимой, то смысл такого разговора - в переводе с бюрократического на семейный - примерно в следующем: дорогая моя, начинаем жить скромно и по средствам.

Новых источников для пополнения семейного бюджета (продолжая эту метафору) нет и не предвидится. Почему - он любимой не объясняет, не ее это ума дело. Но из речи ясно, что для получения больших доходов государственному мужу потребовалось бы изменить привычки и род занятий, перенять что-то у соседей, стать современнее. Но не тот у него возраст и характер, чтобы меняться. Жить лучше по домострою, бедно, но независимо, ходить в старом, но прочном. И постараться вернуть в дом ушедших на заработки детей - пусть все отдают родителям, а не то запрем в чулане.

Президент лишь однажды произносит слово «модернизация»: применительно к оборонно-промышленному комплексу. И ни разу не говорит о реформе институтов - если не считать судебной контрреформы: по подчинению более современных арбитражей начальству общей юрисдикции. Почти ничего из того, что предлагают эксперты для улучшения инвестклимата, почти ничего для креативного класса. Этот электорат все равно потерян.

Иностранных инвесторов не ждем, но наших заставим вернуть деньги в страну. На излишки федерального бюджета не рассчитываем, а потому регионы пусть устраивают налоговые каникулы за свой счет и раскулачивают крупные города, подчиняя их напрямую губернаторам. Денег пока хватит на армию, но к 20-му году и этот ручеек иссякнет, и тогда начнем конверсию, как в лучшие перестроечные годы. Везде, где можно, подкрутим гайки и подтянем пояса. Но ни слова о борьбе с коррупцией: хватит уже ограничивать в правах тех, кто умеет любить Россию.

Любить в самом традиционном, патриархальном смысле: не давать ей никакой самостоятельности (даже выборы мэров признаны чрезмерной вольностью). Не то выйдет из-под контроля и изменит с другим. А это главное, чего не могут позволить государственные мужи и отчего на корню пресекают любые разговоры о реформах.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать