Статья опубликована в № 3537 от 26.02.2014 под заголовком: «Раскрылся - получи»

«Раскрылся - получи»

Бизнес скоро не сможет выводить прибыль из России без налогов. Минфин хочет обязать все компании называть конечных получателей перечисляемых дивидендов и процентов по займам либо платить с них сверхналог
Минфин хочет идентифицировать тех, кто получает деньги через офшоры
Yuriko Nakao / Reuters
Налоговая арифметика

Финансирование проектов через иностранные займы позволяет сэкономить на налогах. Предположим, заем выдается с о. Джерси на Кипр (с которым у России есть соглашение об избежании двойного налого­обложения), а затем в Россию. Выплата процентов по займу на Кипр, а оттуда на Джерси ничего не стоит, выплата дивидендов на Джерси - тоже. Уплатить придется только 12,5% налога на прибыль кипрской компании (прибыль возникает из-за разницы ставок). В итоге перевод $1000 процентов из России на Кипр, а затем, допустим, $950 из них на Джерси обойдется в $6,25 (12,5% от $50). Если исключить из цепочки Джерси - то в $100, если же провести операцию между российскими компаниями - в $250-290 (20% налога на прибыль плюс 5% при переводе дивидендов на Кипр либо 9% при выплате их в России).

Надо сделать такой режим, чтобы налогоплательщик знал: для получения льготы [по соглашениям об избежании двойного налогообложения] он должен прийти в налоговый орган и раскрыть конечного бенефициара, - предложил вчера министр финансов Антон Силуанов. - Если раскрылся - получил льготу. Не раскрылся - должны начисляться налоги полностью».

Речь идет не о бенефициаре (конечном владельце), а о фактическом получателе российского дохода, уточняют два чиновника Минфина. Основной способ вывода прибыли с минимальными потерями - выплата дивидендов или процентов по займам, полученным от родственной иностранной компании, через цепочку платежей в страны с низкими налогами, а оттуда - в офшорные зоны (см. врез на стр. 04). Цель Минфина - не добраться до владельцев компании, а собрать побольше налогов, уничтожив транзитные цепочки, объясняют собеседники «Ведомостей».

Многие налоговые соглашения (с тем же Кипром) уже не позволяют получить льготу транзитным компаниям, отмечает один из них, но, пока бенефициары платежа не известны, они не работают. Поэтому Минфин и хочет заставить инвесторов раскрывать информацию.

Тем, кто этого не сделает, вероятно, придется платить самую высокую, карательную, ставку - 30%, предполагает партнер «Щекин и партнеры» Денис Щекин. Такой порядок и такая ставка действуют с этого года для торгуемых бумаг.

Эта мера получилось узкой и, по сути, беззубой, отмечает Рустам Вахитов из Baker Tilly Tax Services. Она не ликвидировала главную российскую налоговую схему: дивиденды маскируются под проценты. Масштаб этой налоговой дыры огромен: «Интерфакс-ЦЭА» оценивает фиктивный внешний долг российских компаний в $150 млрд.

Новая норма в отличие от старой будет иметь огромный эффект и значительно облегчит жизнь налоговикам, уверен Вахитов. Уже сейчас налоговики могут выяснить, что за пустышкой стоит российский бенефициар, послав запросы иностранным коллегам. Тот же Кипр эту информацию раскрывает, говорит чиновник, близкий к ФНС.

Обмен не всегда работает: хотя Кипр отвечает быстро, время уходит на то, чтобы изучить всю цепочку, добавляет человек, близкий к ФНС: «Если инвесторы сами будут приносить всю информацию о себе, это ускорит процесс». Даже если данные окажутся недостоверными, это, по его словам, даст новые «зацепки».

Сейчас, получая платежи из России, инвестор может получить льготы, показав лишь сертификат о налоговом резидентстве, теперь ему придется доказывать, что он является фактическим получателем платежа, рассказывает партнер Deloitte Геннадий Камышников. Чтобы избежать обмана, можно переложить бремя доказывания на инвестора, предлагает Вахитов.

«Зря многие компании думают, что им удастся обмануть налоговую, умолчав про иностранные схемы, - эффективность обмена налоговой информацией повышается», - говорит чиновник ФНС. Налоговики уже предъявили претензии одной компании, которая также получала кредиты из офшоров через зеркальный кредит, знает российский юрист.

Сколько доходов принесет новое ограничение налоговой льготы, Минфин пока не оценивал, говорит его сотрудник: главное сейчас - навести порядок с применением соглашений. В 2012 г. за границу было выплачено $100 млрд, из них, по данным ЦБ, около $50 млрд - в низконалоговые юрисдикции. Это и есть потенциальная налоговая база, писал Владимир Осаковский из Bank of America Merrill Lynch. По его расчетам, деофшоризация должна приносить бюджету около $5 млрд ежегодно.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать