Статья опубликована в № 3541 от 04.03.2014 под заголовком: Наказание за контроль

Наказание за контроль

Налоговикам мало уголовной ответственности за создание однодневок. ФНС предлагает наказывать и за незаконное использование через подставных лиц уже существующих фирм
ФНС будет бороться с использованием брошенных фирм
А. Астахова / Ведомости

Существующих механизмов борьбы с однодневками недостаточно, нужны дополнительные, следует из письма замруководителя ФНС Сергея Аракелова территориальным налоговым органам (копия есть у «Ведомостей»). Поправки в Уголовный кодекс (УК) обсуждаются со Следственным комитетом России (СКР) и МВД, рассказал он «Ведомостям».

1 января 2014 г. в России было 4,6 млн компаний, из которых 1,16 млн не сдают отчетность более года, приводит данные начальник управления регистрации и учета налогоплательщиков ФНС Виталий Колесников. Большинство из них просто брошены, но часть может быть задействована в схемах по уклонению от налогов, не исключает он.

Однодневки часто используются для незаконного обналичивания, возмещения НДС и искусственного создания цепочки поставщиков - чтобы увеличить цену товара и уменьшить налоги, рассказывает главный редактор газеты «Учет. Налоги. Право» Илья Данилкин. Но с 2011 г. их создание через подставных лиц и по поддельным документам стало преступлением (по ст. 173.1 и 173.2 - штраф до 500 000 руб. или лишение свободы до пяти лет). После этого регистрация новых однодневок стала рискованной, говорит Данилкин, и вырос спрос на компании с историей, которые были созданы для ведения бизнеса, а потом стали не нужны.

Поэтому и потребовалось уточнить уже действующие статьи УК, объясняет Аракелов, но поправки еще не сформированы в виде законопроекта. Необходимо и дополнительное наказание, считает он: запрет заниматься коммерческой деятельностью на определенный срок. Представитель МВД не смог ответить на вопрос, обсуждаются ли поправки с его ведомством. С представителем СКР связаться не удалось.

Случаи покупки для махинаций компаний с историей распространены, знает налоговый менеджер иностранной компании, она может использоваться год-два. Изначально компания может быть вполне рабочей, рассказывает гендиректор Центра развития коллекторства и гуманитарно-правовых технологий Дмитрий Жданухин, но из-за накопленных долгов у собственников и менеджмента может возникнуть желание ее «слить», например продать. Такая компания легко встроится в любую схему с однодневкой и не привлечет внимания налоговиков, говорит он. Она вызовет меньше подозрений и у контрагента, добавляет налоговый менеджер.

Бизнес и юристы по-разному оценивают риски от ужесточения УК. Их не будет, спокоен директор налогового департамента крупной российской компании: доказать преступный умысел при создании однодневки может регистратор (т. е. ФНС), раскрыв подлог, а выявить преступные намерения при покупке компании сложнее - переход прав регистрирует нотариус. Вряд ли сильно напугает и дисквалификация, полагает он: разве что на время выведет из оборота конкретного номинального директора. Расширение состава преступления все же может навредить бизнесу, предупреждает Галина Акчурина из «ФБК право»: он окажется под давлением силовиков, которые могут «творчески» подойти к толкованию новых норм, если они не будут четко прописаны в законе.

Пока, впрочем, мало уголовных дел и по уже действующим ст. 173.1 и 173.2, следует из письма Аракелова: за девять месяцев 2013 г. налоговики направили в МВД 1340 материалов, а возбуждено было лишь 25 дел. Практика только вырабатывается, объясняет представитель МВД, с новыми полномочиями по экономическим преступлениям всегда такая задержка. Во время регистрации проверяется только заявление о госрегистрации и комплект документов, рассказывает Колесников: «Если эти условия соблюдены, мы обязаны зарегистрировать предприятие».

По действующим статьям УК нужно доказать, что однодневка создавалась умышленно для финансовых преступлений или подставной директор не знал, что на него регистрируется фирма, говорит Акчурина. А налоговики не умеют собирать доказательства умысла, считает Данилкин, они передают в МВД материалы с формальными признаками преступлений, которые часто не подходят для возбуждения уголовных дел.

Бороться нужно не с симптомами, а с причинами болезни, считает партнер Taxadvisor Дмитрий Костальгин: усилить контроль при создании компаний и за нотариусами, развивать субсидиарную ответственность и провести чистку ЕГРЮЛ. «Уголовное преследование для нас не самоцель», - заверяет Аракелов, важнее выявить лиц, которые остаются теневыми организаторами незаконных схем - реальных выгодоприобретателей. А для этого и нужно проводить оперативно-розыскные мероприятия, объясняет он. Существующие нормы не работают, так как нет воли, считает Акчурина: в судебных делах номиналы сами нередко раскрывают бенефициаров, но ими никто не занимается.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать