Статья опубликована в № 3574 от 21.04.2014 под заголовком: Налоговые схемы подведут под статью

Налоговые схемы подведут под статью

Многие налоговые схемы могут быть приравнены к злоупотреблению правом и стать преступлением: правительство обсуждает поправки, расширяющие возможности налоговиков и следователей
Проект составлен так, что как преступление может быть расценено любое действие или бездействие
А. Махонин / Ведомости

В распоряжении «Ведомостей» оказался проект поправок в Налоговый кодекс, называющий многие способы налоговой оптимизации злоупотреблениями и расширяющий полномочия налоговиков. Инициатор - Совет Федерации, он подготовил первую версию проекта, которую изменила ФНС, и теперь документ обсуждается на ведомственном уровне, говорит высокопоставленный чиновник правительства. Представитель ФНС документ не комментирует, его подлинность подтвердили два федеральных чиновника.

Идея старая, но сейчас это не просто пожелания, рассказывают участники совещаний в правительстве. В апреле премьер Дмитрий Медведев поручил проработать вопрос расширения возможностей налоговиков (копия протокола совещания есть у «Ведомостей»). В ближайшее время документ будет направлен на межведомственное согласование, говорит федеральный чиновник.

Конец схемам

Налоговая база может занижаться за счет применения льгот, вычетов, пониженных ставок, создания условий для использования спецрежима, перечисляются способы злоупотребления налоговыми правами в проекте и пояснительной записке к нему. Также это могут быть любые «действия (бездействие), направленные на уклонение от уплаты налогов». Если сделки и операции совершаются лишь для вида или прикрывают другие, то налоговых преференций быть не должно, говорится в проекте.

Злоупотреблением может быть совершение фиктивных и притворных сделок, без деловой цели, а формулировка «действия (бездействие)» позволяет назвать злоупотреблением любые сделки, объясняет управляющий партнер «Щекин и партнеры» Денис Щекин: пусть в них нет обмана, но налоговая выгода, которой они позволяют достичь, важнее деловой цели. Это удар и по многим офшорным схемам, а не только по фиктивным сделкам, уверен он.

Признаки необоснованной налоговой выгоды уже сформулированы и активно используются ФНС, но на уровне постановлений пленума и президиума Высшего арбитражного суда (ВАС), нужно закрепить их в Налоговом кодексе, объясняет чиновник: это способ борьбы с однодневками.

Многие юристы считают, что решений ВАС достаточно. Но после слияния ВАС и Верховного суда практика может поменяться, не ясно, будет ли новый суд так же отстаивать прецедентность решений, как это делал ВАС, обеспокоен чиновник.

Суды, тем более общей юрисдикции, имеют право не учитывать рекомендации ВАС, согласен партнер «Налоговика» Роман Терехин. К тому же Налоговый кодекс рассчитан на добросовестных налогоплательщиков и ФНС вынуждена ссылаться, доказывая нарушения, не на закон, а на судебную практику, рассказывает чиновник.

Запретить в законе злоупотребление налоговым правом впервые предложил Следственный комитет России (СКР). Без прямого запрета нельзя привлекать создателей схем к уголовной ответственности, объясняет старший инспектор СКР Георгий Смирнов. По Уголовному кодексу (УК) это возможно только в прямо перечисленных случаях: например, фальсификация отчетности, предоставление недостоверных сведений, невыполнение обязанностей налогового агента. Потребуются и поправки в УК, говорит Смирнов: список должен стать открытым. Поправки в УК обсуждаются, признает руководитель экспертной группы Совета Федерации по разработке законодательства о деофшоризации Сергей Шугаев (он подтвердил, что СФ посылал в ФНС свой законопроект), «цель - криминализация офшорных схем».

И сейчас ничто не мешает, если доказан умысел, возбудить уголовное дело за фиктивные или притворные операции, сложнее - за сделки, в которых нет деловой цели (т. е. за компании-прослойки), объясняет Щекин. Если будет прямое указание в НК, возбуждать дела станет проще.

Новые полномочия

Если налоговики заподозрят компанию в злоупотреблениях, то срок давности и глубина налоговой проверки по проекту могут вырасти с трех до 10 лет. Срок давности по налоговым преступлениям - 10 лет, правоохранители часто хотят инициировать налоговую проверку по таким преступлениям, но она ограничена тремя годами, говорит Терехин. Госдума уже приняла в первом чтении президентский законопроект, возвращающий следователям возможность самостоятельно возбуждать налоговые дела без учета позиции налоговиков. Сейчас обсуждаются поправки, регулирующие взаимодействие СКР и ФНС.

Проверка и за три года испытание для компании, а за 10 лет - может парализовать ее работу, говорит Терехин. Это будут исключительные случаи, точечные проверки, а решение примет вышестоящий налоговый орган, говорит федеральный чиновник. Такие проверки были бы редкостью, если бы определение злоупотребления в законе было более четким, а не просто указанием на действия и бездействие, настаивает Щекин.

Кроме того, законопроект обязывает проявлять «должную осмотрительность» при выборе контрагентов. Если однодневка не заплатит НДС или налог на прибыль, ее партнер может лишиться права уменьшить свои налоги, если он не проверил контрагента, следует из проекта. Оценивать репутацию контрагента и использовать базы данных ФНС - это уже норма в деловом обороте и если компания этого не делает, то ее действия можно рассматривать как «косвенный умысел» (знала или могла знать о нарушении), предупреждает ФНС в пояснительной записке. Инструменты уже сформулированы в судебной практике, говорит чиновник.

Минфин в целом поддерживает идею законодательно запретить злоупотребление правом, но должны быть урегулированы все вопросы, говорит его представитель. «Версия закона ФНС еще сырая, это только первые подходы. Но есть принципиальная позиция - презумпции из судебных доктрин уже должны перейти в НК», - подчеркивает чиновник Минфина.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать