Статья опубликована в № 3579 от 28.04.2014 под заголовком: Россия опустилась

Россия опустилась

Экономика получила двойной удар. Агентство Standard & Poor's (S&P) понизило рейтинг России из-за геополитического кризиса, ЦБ отреагировал повышением ставки
Standard & Poor's оценило последствия геополитического кризиса
А. Махонин / Ведомости

Конфликт с Украиной отбросил рейтинг платежеспособности России на 10 лет назад: S&P понизило суверенные рейтинги России до ВВВ- по обязательствам в иностранной валюте и до ВВВ по долгосрочным обязательствам в национальной валюте. Рейтинг по валютным обязательствам теперь в одном шаге от спекулятивного (ВВ+). Прогноз по рейтингам - «негативный», что означает вероятность их дальнейшего снижения.

Через несколько часов ЦБ внезапно объявил о повышении ключевой ставки на 50 б. п. до 7,5%. Оба решения стали сюрпризом. «И оба негативны для экономики», - замечает Олег Кузьмин из «Ренессанс капитала».

Причинами изменения рейтинга S&P называет значительный отток капитала, в I квартале вдвое превысивший профицит по текущему счету, и низкие темпы роста экономики, в 2013 г. сократившиеся до минимальных за последние 15 лет 1,3% (не считая спада в 2009 г.). С 2008 г. цена нефти для бездефицитного бюджета выросла более чем вдвое; платежи по долгам будут съедать львиную долю поступлений по текущему счету, который обнулится в 2015 г., если только не новая девальвация. Геополитическая напряженность может привести к еще большему оттоку капитала - как иностранного, так и российского - и ухудшить и без того слабые перспективы роста экономики, говорится в сообщении S&P.

Повышению темпов роста препятствуют высокая коррупция, слабое соблюдение принципа верховенства закона, преобладающая роль государства в экономике и неблагоприятный деловой климат, перечисляет S&P. В течение текущего президентского срока перспектив улучшения условий для развития экономики S&P не видит: «Мы не ожидаем, что в 2014-2017 гг. правительство будет решительно и эффективно устранять долгосрочные структурные проблемы, которые препятствуют повышению темпов экономического роста».

«Российские политические институты остаются сравнительно слабыми, сохраняется высокая степень централизации власти. Протестующие, оппозиция, неправительственные организации и представители либерального политического крыла находятся под усиливающимся давлением», - констатирует S&P.

На уровне ВВВ- российский рейтинг находился с июля по декабрь 2005 г., но прогноз тогда был «стабильный». Последний раз S&P снижало рейтинг России в конце 2008 г., Fitch - в начале 2009 г., Moody's в кризис ухудшило только прогноз с «позитивного» до «стабильного». Позитивных прогнозов России после кризиса больше не выставляли.

Не ценят

Министр экономического развития Алексей Улюкаев назвал снижение рейтинга ожидаемым. Об этом S&P предупреждало в конце марта, понизив прогноз до «негативного» из-за геополитических рисков. Вслед за S&P изменило прогноз на «негативный» Fitch Ratings, а Moody's Investors Services поместило рейтинг России на пересмотр с возможностью понижения. Одной угрозы санкций в отношении России будет достаточно, чтобы подорвать доверие инвесторов и снизить кредитоспособность российских заемщиков, предупреждало в начале марта Moody's.

«Понятно, что это отчасти политически мотивированное решение, а отчасти, возможно, реакция на действительно ухудшение макроэкономической ситуации», - сказал Улюкаев (цитата по «Интерфаксу»). Первый вице-премьер Игорь Шувалов в пятницу провел совещание по созданию собственного рейтингового агентства в России, передает «РИА Новости», ранее он объяснял, что это нужно, дабы избежать рейтинговой монополии Запада.

Впрочем, политики многих стран похожи в своей реакции на снижение рейтингов. Счетная палата Италии обвиняла S&P в незаконности снижения рейтинга страны, минфин Кипра - в волюнтаризме и бездоказательности. Чиновники Австрии и Германии предлагали создать европейские агентства, чтобы не полагаться на американские. Доставалось S&P и от США: Белый дом был недоволен ухудшением прогноза по рейтингу и называл это ошибкой, а за завышенные, по его мнению, перед кризисом рейтинги долговых обязательств даже подал на S&P в суд.

Не реагируют

Вряд ли решение S&P повлияет на инвесторов, считают Улюкаев и Шувалов. «Оно уже было заложено в инвестиционные ожидания», - полагает Улюкаев.

Индекс ММВБ опустился за день на 1,6%, РТС - на 2,3%. Сильнее просел рубль: к 20.00 пятницы его курс был ниже на 29 коп. к доллару (36,06 руб.) и на 45 - к евро (до 49,93 руб.). Риск уже учтен в котировках бумаг - рынок учел снижение рейтинга российских эмитентов на две ступени, говорит сотрудник «ТКБ БНП париба инвестмент партнерс». В том числе суверенных бумаг, добавляет аналитик Промсвязьбанка Игорь Голубев.

«Есть вероятность, что мы получим рейтинг ниже инвестиционного в скором будущем, - опасается Сергей Суверов из УК «Русский стандарт». - Это приведет к дальнейшему падению отечественных биржевых индексов и росту стоимости заимствований для российских компаний». Доходность по российским евробондам уже выше, чем у стран, имеющих более низкий рейтинг (см. график); а соотношение рыночной капитализации российских компаний к их активам, по расчетам Morgan Stanley, уже почти год на уровне 60% - как в ноябре 2008 г.

Очередное снижение рейтингов может произойти в ближайшие два года, предупреждает S&P: если правительство не сможет координировать экономическую, фискальную и денежно-кредитную политику, инфляция превысит 10%, среднесрочные темпы роста экономики окажутся ниже 2,3% в среднем за 2014-2017 гг. К снижению рейтинга также может привести ужесточение санкций или приостановка перехода России к более гибкому обменному курсу.

Перестарался

Внезапное повышение ключевой ставки Центробанком на 50 б. п. до 7,5% - ответ на понижение рейтинга, не сомневается Наталья Орлова из Альфа-банка: ранее ЦБ говорил о вероятности снижения ставки и никогда - об условиях ее повышения. Кузьмин, ранее работавший в ЦБ, сомневается: «S&P не могло выступить триггером - у ЦБ не было времени на подготовку». Правительство никаких уведомлений от S&P не получало, говорит высокопоставленный чиновник правительства.

Свое решение ЦБ объяснил возросшими инфляционными рисками и сдвинул прежнюю цель по инфляции с 5 до 6% к концу года. В ближайшие месяцы ставка снижена не будет, уведомил он. Ускорение инфляции регулятор связывает с ослаблением рубля, влияние этого фактора оказалось сильнее, чем ожидал ЦБ. Кроме того, отток капитала и повышение ставки ЦБ привели к росту рублевых ставок как по депозитам, так и по кредитам, хотя этот рост ограничен низким спросом на кредиты, указывает ЦБ. Скорее всего, ЦБ перепугался, что влияние девальвации оказалось сильнее, и перестарался - консенсус по инфляции - 5,6%, говорит Кузьмин: «К 2015 г. ЦБ должен войти в режим инфляционного таргетирования с уровнем инфляции, не катастрофически превышающей его ориентир».

До мартовского повышения ключевой ставки ЦБ реальная ставка по кредитам реальному сектору была на уровне 6% - как в кризис, указывает Кузьмин: «Для России это очень жестко. А теперь еще 200 б. п. добавилось - не уверен, что экономика сможет функционировать длительное время в таких условиях». Экстренное - на 150 б. п. - повышение ставки в начале марта было вызвано стремлением ЦБ защитить валютный рынок, на котором началась паника после того, как Совет Федерации удовлетворил просьбу президента разрешить ему ввести на Украину войска.

Новый «кнут» ЦБ сопроводил «пряником» - аналогом LTRO: кредитами на срок до трех лет под 6,5% годовых на финансирование инвестпроектов стоимостью от 5 млрд руб. Банков, подходящих под требования регулятора (капитал свыше 50 млрд руб.), сейчас 17. Пока ЦБ настроит этот механизм, пройдет немало времени, замечает Орлова: сейчас на ставки фондирования для банков влияет повышение ключевой ставки, снижение суверенного рейтинга от S&P, а также новости о санкциях.

Экономике новый инструмент вряд ли поможет, сомневается Владимир Тихомиров из ФК «Открытие»: «Замедление связано с фундаментальными причинами». ЦБ отводит от себя критику за повышение ставки в неподходящий момент, считает он: «Возможно, деньги пойдут на рефинансирование внешних долгов компаний, а может, этот инструмент вовсе окажется мертвым». Вряд ли этот «пряник» внесет перелом в динамику инвестиций, согласен Кузьмин. Новых инвестпроектов в целом на рынке не так много, замечает член правления Райффайзенбанка Оксана Панченко: судя по статистике за I квартал, компании предпочитают оптимизировать структуру баланса, удлинять сроки заимствований, чтобы снять нагрузку с текущих периодов и упростить обслуживание долга.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать