«В контакте» ли Щербович с Сечиным

Основатель «В контакте» Павел Дуров убежден, что за совладельцем сети фондом UCP Ильи Щербовича стоит президент «Роснефти» Игорь Сечин. «Ведомости» разобрались, есть ли основания для столь категоричного утверждения
  • Роман Шлейнов,
  • Анастасия Голицына
Основатель «В контакте» опасается цензуры в соцсети
Д. Абрамов / Ведомости
Дуров дошел до первых лиц

Перед тем как заявить об отъезде из России, основатель социальной сети «В контакте» Павел Дуров провел две встречи на высшем уровне, уверяют источники «Ведомостей». В начале года Дуров и Алишер Усманов виделись с президентом Владимиром Путиным, говорит источник «Ведомостей», близкий к правительству. Факт встречи подтвердил и высокопоставленный правительственный чиновник, представитель Усманова не отрицал, что такая встреча была. Дуров произвел на президента благоприятное впечатление, уверяет чиновник: «По моей информации, Дуров понравился президенту и он несколько раз давал команду оставить Дурова в покое». У самого Дурова, как слышал его знакомый, о встрече сложилось не очень хорошее впечатление. Дуров присутствовал на ней только в качестве слушателя, диалога не было, и позиция президента сводилась к тому, что социальные сети должны быть «острым орудием государства». Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков не стал комментировать информацию о встрече Путина и Дурова. В начале года Дуров встречался и с премьер-министром Дмитрием Медведевым, рассказал «Ведомостям» источник в Белом доме. Однако пресс-секретарь Медведева Наталья Тимакова отказалась это комментировать, сославшись на то, что премьер проводит рабочие встречи с представителями самого разного бизнеса, о чем не всегда сообщается СМИ. Сам Дуров также это не комментирует.

«Мы никуда не торопимся»

Илья Щербович впервые рассказал, зачем его фонд покупал долю во «В контакте» и какие цели он преследует. UCP он называет финансовым инвестором, заинтересованным «в максимальном возврате на свои инвестиции»: «Мы никуда не торопимся и готовы ждать полного раскрытия потенциала ВК». Щербович говорит, что не так давно UCP привлекла Deutsche Bank и еще один международный банк, которые оценили социальную сеть примерно в $4-7 млрд в зависимости от сценариев развития. «Сейчас, после коррекции на рынках, справедливая стоимость ВК, наверное, несколько меньше», - рассуждает Щербович. Он признает, что несколько месяцев назад USM предложила ему продать долю в ВК, но стороны не сошлись в условиях. «Потом мы со своей стороны предложили рассмотреть возможность выкупа доли Mail.ru Group в ВК или выкупа USM из Mail.ru Group, но ответа так и не получили, - продолжает бизнесмен. - Больше никаких переговоров не было». «У нас есть рабочий контакт с командой USM, но, скажу откровенно, мы не всегда понимаем друг друга», - продолжает Щербович. Но проблемы в этом никакой не видит: «Двигаемся дальше - работаем на благо компании, совместно растим бизнес и увеличиваем акционерную стоимость. Только так должны действовать акционеры и менеджмент компании». При всех претензиях к Дурову Щербовичу не нравится то, как произошла его отставка. По его словам, такие решения должны согласовываться с акционерами, а не приниматься единолично сотрудниками самой компании только потому, что якобы истек срок, за который заявление об отставке могло быть отозвано. «Мы хотим, чтобы совет директоров четко определил статус того, что у нас произошло с этой чехардой заявлений [об отставке] и отзывов, - говорит Щербович. - В том числе позиция совета зависит и от Павла: считает он себя легитимным гендиректором или нет. Мы отправили ему письмо, в котором попросили прояснить ситуацию: кому и когда он отправлял заявление и отзывал ли его. Пока ответа не получили. Ждем уже несколько дней». В случае если отставка Дурова подтвердится, на смену ему Щербович предлагает назначить независимого от обоих акционеров кандидата. «Не исключаю, что мы не быстро согласуем нового руководителя», - предупреждает он. Сейчас и. о. гендиректора сети - Борис Добродеев. Но он не нравится Щербовичу: «Очевидно прослеживается его связь с USM и Mail.ru Group, и сложно всерьез признать его независимым».

Таким образом, сегодня «В контакте» переходит под полный контроль Игоря Сечина и Алишера Усманова», - написал Дуров в своем блоге 21 апреля, когда узнал, что его отставка с поста гендиректора соцсети утверждена. Он сейчас за границей и, по собственным словам, не намерен возвращаться, считая, что интернет-бизнес не может здесь развиваться из-за проблем с деловым климатом. Некоторые проблемы Дуров проиллюстрировал, опубликовав на своей странице адресованные ему письма Генпрокуратуры и петербургского УФСБ: первая под угрозой блокировки всего ресурса требовала от «В контакте» закрыть группу Алексея Навального, вторая - предоставить личные данные организаторов многочисленных групп евромайдана.

Почему на первое место в списке своих гонителей Дуров ставит руководителя «Роснефти», которого воспринимают как одного из близких к президенту Владимиру Путину людей, а не Усманова, который через Mail.ru Group контролирует 52% «В контакте», и не совладельца других 48% соцсети - инвестфонд United Capital Partners (UCP) Ильи Щербовича, который предъявляет основателю «В контакте» судебные претензии? По мнению Дурова, именно Сечин стоит за UCP. О том, что Щербович может быть связан с президентом «Роснефти», «Ведомостям» говорят и другие - знакомый самого Сечина, бывший сотрудник президентской администрации и совладельцы двух телекоммуникационных компаний.

Слухи про Сечина разносятся Павлом Дуровым и его братом Николаем, «видимо, как красочное добавление к их новому имиджу диссидентов», UCP никто не дает указаний, а покупка доли «В контакте» и претензии к Дурову со стороны фонда связаны исключительно с бизнесом, говорит в ответ на все это Щербович (см. интервью с ним на www.vedomosti.ru).

«Ведомости» решили разобраться, что общего у Щербовича с Сечиным.

Интересы силовиков

«Если у тебя нет доступа к бывшим и действующим высокопоставленным чиновникам и госкомпаниям, ты не можешь называться инвестбанкиром. Как ты будешь добывать деньги? Разумеется, с интересами этих чиновников приходится считаться», - объясняет принципы работы владелец одной из российских инвесткомпаний.

Выпускнику Академии им. Плеханова Щербовичу с нужными связями везло. Начав карьеру в подразделении Всемирного банка - Международной финансовой корпорации (IFC), консультировавшей правительство, в 1995 г. Щербович познакомился с бывшим российским вице-премьером и экс-министром финансов Борисом Федоровым. Тот годом ранее покинул госслужбу и основал вместе с Чарлзом Райаном Объединенную финансовую группу (UFG). Федоров и Райан пригласили Щербовича на работу, и он стал сначала гендиректором, а позднее совладельцем, президентом и главой инвестбанковского департамента UFG.

В UFG Щербович провел 12 лет. «Как японец», - шутил он. Но не все годы работы в UFG были веселыми.

В начале 2000-х у правоохранительных органов возникли претензии к схемам, по которым UFG покупала акции «Газпрома». Еще в 1997 г. Борис Ельцин своим указом запретил продавать их иностранцам, они могли покупать только депозитарные расписки. В UFG придумали схему, позволяющую нерезидентам обойти этот запрет, не нарушая российских законов, - через систему фирм, в начале которой располагались российские компании.

Летом 2000 г. Федоров вошел в совет директоров «Газпрома», а следователь следственного управления при УВД САО Елена Свиридова возбудила уголовное дело № 87022. В своем письме в «Газпром» она сообщала, что обнаружила кипрские компании, учредившие больше десятка российских фирм, которым принадлежало около 5% «Газпрома». В 2001 г. прошли обыски и выемки документов в 28 «дочках» UFG в поселке Агинское Читинской области, где действовала льгота по налогу на прибыль. По мнению следствия, эти фирмы владели акциями «Газпрома» по поручению нерезидентов, что давало основание подозревать «организованную группу и преступный сговор» при покупке иностранцами акций «Газпрома».

Щербович тогда называл следствие ангажированным.

Дело могло обернуться серьезными проблемами. Аналогичные претензии правоохранительных органов к инвестфонду Hermitage Capital привели к тому, что в 2005 г. его руководителю Уильяму Браудеру запретили въезд в Россию, а в 2009 г. сотрудник фонда Сергей Магнитский погиб в сизо. Уголовное дело тянется до сих пор. В марте 2013 г. Браудеру предъявили заочное обвинение по делу о незаконной скупке акций «Газпрома».

Между тем для UFG в отличие от Hermitage все закончилось хорошо. «Удалось договориться с властью и начать действовать в «интересах государства», как их понимают Сечин и Путин», - делится мнением близкий к следствию человек.

Знакомый Щербовича называет эту версию «теорией заговора». По его словам, претензии к UFG были инициированы прежним руководством «Газпрома», в частности возглавлявшим в то время корпорацию Ремом Вяхиревым, а Сечин к ним отношения не имел.

«У нас была война с командой Вяхирева, пик пришелся на 2001 г. Вяхирев хотел не допустить избрания Федорова в совет директоров «Газпрома». В ход пошел весь возможный арсенал методов, которыми пользовались в 90-е. Заводились уголовные дела, арестовывались акции и велась пиар-война. Мы тоже в долгу не остались и защищались достаточно креативно. Мне не известно ни о какой роли Игоря Ивановича в том конфликте. Примирение с «Газпромом» произошло сразу после назначения [Алексея] Миллера руководителем. Все взаимные иски были сняты, и Федоров вошел в совет директоров в качестве представителя акционеров. Как мне рассказывал Борис Григорьевич, решающую роль в урегулировании ситуации сыграли именно Миллер и президент Путин. Федорову удалось их убедить, что наша борьба за прозрачность в компании не противоречит интересам «Газпрома» и государства», - рассказывает Щербович.

А еще сотрудники UFG объяснили следователям, что группа строго следовала законодательству, ее бенефициарами всегда были россияне, тогда как у Hermitage бенефициары - иностранцы, и в итоге с UFG были сняты все претензии, уверяет знакомый Щербовича.

Интересы «Роснефти»

К 2006 г. Deutsche Bank полностью выкупил UFG у ее основателей, и Щербович, проведя интеграцию группы в банк, начал новое дело. Вместе с несколькими бывшими акционерами и сотрудниками группы он создал инвестгруппу UCP. Щербович говорил, что ему принадлежало в новой структуре более половины, а имена своих партнеров не называл.

Вскоре сотрудники новой группы, вместе с другими выходцами из UFG, упоминались в истории, связанной с Сечиным.

В 2007 г., после ареста основателя ЮКОСа Михаила Ходорковского, нефтяная компания была признана банкротом и все ее имущество пошло с молотка. Большую часть активов на торгах скупила «Роснефть», председателем совета директоров которой вплоть до мая 2012 г. был вице-премьер Сечин. Но в мае 2007 г. случилось нечто странное. На торги за лот № 13, включавший торговый дом ЮКОС, его трейдерские структуры и его штаб-квартиру, помимо «внучки» «Роснефти» - ООО «Нефть-актив» заявилось неизвестное ООО «Прана» и устроило настоящую битву. Торги длились без малого три часа, а цена лота выросла в пять раз - со стартовой цены в 22,1 млрд руб. до 100,09 млрд руб. Таким образом, этот лот оказался самым дорогим из всех активов нефтяной компании. Но эта победа не смутила Сечина, который, по данным источников, лично контролировал распродажу имущества ЮКОСа. «Роснефть» в итоге выкупила большую часть приобретенных «Праной» активов за 87,58 млрд руб. Ради этого госкомпании даже пришлось продать 50% акций «Томскнефти» за 88,2 млрд руб. «Газпром нефти».

Эксперты посчитали, что «Прана» была нужна для того, чтобы акционерам ЮКОСа было сложнее предъявить юридические претензии «Роснефти», которая теперь становилась добросовестным приобретателем.

Кто стоял за «Праной» - до сих пор не известно. Но менеджеры ЮКОСа рассказывали, что накануне аукциона знакомиться с конкурсной документацией по доверенности от «Праны» приходили сотрудники UCP и UFG. По данным «Коммерсанта», UCP принадлежал телефонный номер, по которому в ЮКОС звонили от фирмы «Прана». А гендиректор «Праны» Владимир Есаков учился с Щербовичем на одном курсе в Плехановской академии, вспомнил один из их однокурсников.

Щербович объяснил «Ведомостям», что UCP не имела никакого отношения к «Пране». Активами ЮКОСа сотрудники UFG действительно интересовались - но в интересах Deutsche Bank, в который в то время интегрировалась группа. «Мы с банкирами тогда действительно занимались тематикой ЮКОСа и интересовались его активами. В определенный момент наши аналитики подсчитали, что стоимость компании с учетом всех претензий значительно ниже стоимости ее чистых активов <...> развития эта история не получила», - говорит он, подчеркивая, что тогда еще даже не был знаком с Сечиным.

Знакомство, по словам Щербовича, состоялось незадолго до того, как его кандидатура была предложена в совет директоров сразу нескольких госкомпаний энергетического сектора - «Роснефти», «Транснефти» и ФСК ЕЭС: «Уже после моего выдвижения в кандидаты у меня был краткий разговор с Сечиным, в котором он спрашивал меня про мои экономические и рыночные взгляды. Я сказал, что счел бы за честь поработать в совете директоров и готов позаниматься вопросами капитализации компании и увеличения ее инвестиционной привлекательности».

Щербович считает, что попал в списки кандидатов в ходе кампании по замене в советах директоров госкомпаний чиновников на независимых директоров: «Я к тому времени давно руководил инвестиционными структурами на фондовом рынке, был членом совета директоров Сбербанка. Вот меня и включили».

Источник «Ведомостей», работавший в то время в президентской администрации, вспоминает, что кандидатуру Щербовича в совет директоров «Роснефти» внесло правительство Путина. Список кандидатур готовил лично вице-премьер Сечин, курировавший энергетический сектор. В администрации сторонников Щербовича не было, но и аргументов против него тоже не было - так он и вошел в совет директоров «Роснефти», а чиновники стали считать его «человеком Сечина», поскольку тот продвигает только доверенных людей, рассказывает собеседник «Ведомостей». «Горжусь этим знакомством и ценю наши рабочие отношения», - говорит Щербович про отношения с Сечиным. Он был в совете директоров «Роснефти» до июня 2013 г. Сейчас UCP и «Роснефть» связывают «отношения по группе проектов», продолжает Щербович (о проектах UCP см. во врезе). Но он особо подчеркивает, что «В контакте» никогда в их число не входила.

Интересы государства

В апреле 2013 г., еще когда Щербович работал в совете директоров «Роснефти», стало известно о том, что UCP договорилась о выкупе 48% «В контакте» у партнеров Дурова, Вячеслава Мирилашвили (40%) и Льва Левиева (8%).

Как рассказал Щербович, с Мирилашвили и Левиевым он познакомился через общих знакомых в Израиле. По его словам, отношения между акционерами «В контакте» в тот момент были сложными.

«Мирилашвили и Левиев хотели, чтобы компания росла, развивалась и сделала IPO. Другие акционеры, думаю, хотели того же самого, но только после выкупа Славы и Льва по минимальной цене. Нам достоверно известно, что был план поделить их пакет, увеличив долю Дурова в компании. План сомнительный с юридической и моральной точки зрения. Тут появились мы и договорились с продавцами», - говорит Щербович. Кто именно познакомил его с Мирилашвили и Левиевым и за сколько были выкуплены акции, Щербович не говорит. В конце 2012 г. эксперты оценивали всю соцсеть в $1,5 млрд.

Дуров посчитал сделку недружественной: у акционеров сети было приоритетное право выкупа, а ни он, ни USM Advisors Усманова не получили даже уведомления о готовящейся продаже.

Щербович ничего враждебного в сделке не видит. «Наша ситуация была уникальна: да, наша покупка не была согласована с другими акционерами (они бы все равно не согласились). Но после того, как сделка закрылась, мы дали понять нашим партнерам, что нам не нужен контроль и что наша цель - капитализировать и растить компанию», - уверяет он, подчеркивая, что не хочет вмешиваться ни в креативную, ни в техническую сферу, а интересуется только акционерной стоимостью.

«Обе стороны по нашей сделке консультировали лучшие юридические фирмы, которые дали однозначное заключение о законности сделки», - добавляет Щербович, напоминая, что Дуров продал свои 12% в «В контакте» Ивану Таврину, а тот в свою очередь продал ее Mail.ru Group, не ставя в известность других акционеров.

Один из бывших топ-менеджеров «В контакте» передал «Ведомостям», что выкуп «В контакте» у Левиева и Мирилашвили обсуждался с Сечиным, чье одобрение было необходимо. В начале 2013 г. купить соцсеть хотел Marshall Capital Partners Константина Малофеева, но подход UCP понравился Сечину больше, и тот одобрил этот вариант. Это неправда, утверждает Малофеев. Сечин не имел отношения к сделке UCP по покупке «В контакте», уверяет Щербович: «Мы финансовый инвестор и заинтересованы в максимальном возврате на свои инвестиции. Мы никуда не торопимся и готовы ждать полного раскрытия потенциала «В контакте». Сейчас нужно всем выдохнуть и стабилизировать ситуацию. Слишком много шума вокруг компании в последнее время».

Представители «Роснефти» взаимоотношения Сечина с Щербовичем и ситуацию с «В контакте» не комментируют.

Интересы крупной рыбы

Щербовича неправильно считать человеком Сечина или кого бы то ни было, уверяет знакомый бизнесмена: «Илья Щербович работает много лет с самыми разными людьми. У него много знакомых, в том числе и среди высокопоставленных лиц, но это не означает, что он их человек или что он выполняет их предписания».

Например, Щербович давно знаком и с премьером Дмитрием Медведевым. Как сообщало Bloomberg, Медведев был гостем компании Щербовича Ponoi River Co, которая устраивает рыбалку на Кольском полуострове. Англоязычный сайт компании сообщает, что неделя отдыха в рыбацких деревнях компании обойдется от $6000 в начале августа при самом дешевом варианте размещения, до $16 000 в конце мая - начале июня в самом дорогом варианте размещения. Компания принадлежит Щербовичу с 2006 г.

Инвестбанкир говорит, что рыбалка - очень важная часть его жизни.

«Я всегда повторяю, что у меня в жизни есть три приоритета: моя семья, работа и рыбалка. Вид рыбалки, который мне нравится, называется fly fishing, или нахлыст по-нашему. Это когда рыбу ловят на искусственную муху и для этого используется специальный шнур. Таким способом можно поймать практически любую рыбу», - рассказал «Ведомостям» Щербович.

Фотография Щербовича и Медведева есть на сайте компании. Другими гостями компании были глава президентской администрации Сергей Иванов, бывший вице-президент США Дик Чейни и бывший глава федрезерва Пол Волкер.

Как ему удалось завлечь таких высокопоставленных гостей?

«Тут дело не во мне, а в уникальности наших рыболовных баз», - скромно замечает Щербович и добавляет, что единственное, о чем говорил с Медведевым во время его рыбалки на Поное, - пожаловался на законопроект о любительском рыболовстве: чиновники хотели ввести свободный и неконтролируемый вылов семги, что привело бы к уничтожению уникальных популяций за два-три года.

«Дмитрий Анатольевич тогда попросил внимательно разобраться в этом вопросе. Это позволило нам сохранить существующую систему охраны рек, за что Медведеву до сих пор благодарны все рыбаки на Кольском», - говорит Щербович.

История сделок UCP

2007 г. UCP контролирует несколько компаний, владеющих разведочными лицензиями в Западной Сибири. Три из них в 2007-2010 гг. выкупил «Новатэк» за 4,7 млрд руб. приобретает 10% ОАО «Модный континент» - управляет сетью магазинов женской одежды Inсity. На март 2013 г. доля UCP в «Модном континенте» составляла 26,62% 2008 г. выступал организатором сделки и был готов финансировать часть покупки 100% акций «Сибура» топ-менеджерами компании у Газпромбанка. Сделка не состоялась приобретает менее чем 5% биржи РТС, представители UCP входили в совет директоров РТС. Щербович называет это одной из самых удачных сделок: менее чем через два года акции были проданы в 10 раз дороже продает 10% в производителе соков «Лебедянский» во время сделки с PepsiCo, удваивает до 8% долю в ОАО «Прогресс капитал», производителе детского питания и минеральной воды, выделенном из «Лебедянского» 2010 г. в июне вместе с МК «Уралмаш» объявляет о создании крупнейшей в России компании по производству бурового оборудования - «Уралмаш нефтегазовое оборудование холдинг» (ООО «Уралмаш НГО холдинг») становится миноритарием «Монокристалла» (производство искусственных сапфиров). В марте 2011 г. увеличивает долю, а в феврале 2012 г. выходит из компании 2011 г. приобретает 36% обувной сети «Монарх». Компания испытывает финансовые проблемы, закрывает магазины. «Это единственная инвестиция в частном секторе, в которой мы потеряли наши деньги. Сейчас уже можно сказать, что эта инвестиция списана», - говорит Щербович приобретает 24,99% акций «Газпром нефтехим Салават» - одного из крупнейших нефтехимических и нефтеперерабатывающих предприятий. В 2012 г. снижает долю до 18,48% покупает 9,97% акций Санкт-Петербургской биржи 2013 г. в марте вместе с топ-менеджерами Архангельского тралового флота пытается выкупить компанию у государства. Но та достается рыболовной компании «Вирма» в апреле покупает 48% «В контакте» в июле заявляет о намерении приобрести госпакет акций Новороссийского морского торгового порта (НМТП). За месяц до этого Игорь Сечин обращался к Путину с просьбой передать этот пакет «Роснефти». По словам Щербовича, подготовка к приватизации затянулась, UCP больше не рассматривает возможность покупки в сентябре приобретает 100% компании «Администратор фондов», а через нее - контроль над НПФ «Норникель» (с этим объемом стал третьим на рынке пенсионного страхования, впереди только НПФ РЖД и «Открытие»). Позже выяснилось, что партнером UCP в фонде стал председатель наблюдательного совета ГК «Алор» Анатолий Гавриленко вместе с другими миноритариями продает акции «РН-холдинга» (ранее «ТНК-ВР холдинг») «Роснефти» в ноябре во главе консорциума инвесторов покупает долю Санкт-Петербургской биржи (в 2011 г. покупал 9,97% обыкновенных акций биржи, на начало 2013 г. UCP владел 7%) 2014 г. в феврале покупает 15,46% Челябинского цинкового завода, основные акционеры которого - УГМК Искандера Махмудова и Русская медная компания Игоря Алтушкина