Статья опубликована в № 3592 от 20.05.2014 под заголовком: От редакции: Китайский иероглиф

От редакции: Китайский иероглиф

Reuters

Начинающийся сегодня визит Владимира Путина в Китай предполагает не только подписание беспрецедентного количества торговых соглашений. Контракты на поставку российского сырья и необходимых Пекину технологий и вооружений подаются в России как новый вектор внешней политики.

Вряд ли стоит надеяться, что Китай ринется помогать России, противостоящей Западу. Пекин скорее воспользуется ослабевшей переговорной позицией Москвы - ведь это Москве срочно понадобились более близкие экономические отношения.

Москва, разочарованная позицией Запада по Крыму и Украине, показывает, что намерена сменить приоритеты и переориентироваться на сотрудничество с Китаем и, возможно, другими странами Азии. План Кремля предполагает более тесное сближение с Пекином. Новое объединение представляется в массовом сознании долгосрочным равноправным союзом, способным стать новым центром силы, привлекательной альтернативой Западу. Вопрос в том, насколько такие намерения соответствуют китайской внешнеполитической стратегии и, если говорить шире, мировоззренческим принципам.

Китай - одна из древнейших мировых цивилизаций с устоявшимися взглядами на внешний мир и отношения с ним. Китайцы в подавляющем большинстве (будь то философы, политики, бизнесмены или обыватели) считают свою страну центром мира. Китайцев отличает прагматическое и утилитарное отношение к внешней политике. Международная стратегия императорских династий, а потом и компартии исходит из того, что у Китая нет союзников и друзей, есть лишь временные партнеры и соперники, которые меняются местами. История Китая, в том числе зигзаги отношений с Россией и СССР, неоднократно подтверждала этот тезис.

Представления о собственной исключительности порождают неуступчивость по широкому кругу вопросов, которые китайцы считают принципиальными. Бизнесмены и политики, регулярно работающие в Китае, часто отмечают несколько расплывчатые представления контрагентов о соблюдении договорных обязательств. Совместные проекты с китайскими компаниями требуют строгого и регулярного контроля извне.

Многочисленные зарубежные предприятия китайских компаний - не только бизнес-проекты, но и часть борьбы за ресурсы и расширение влияния в мире.

Надеяться сейчас на равноправное сотрудничество с Китаем вряд ли стоит - слишком различна экономическая мощь России и Китая. В Пекине считают, что Москва больше заинтересована в расширении сотрудничества, и попытаются извлечь из создавшейся ситуации максимум выгоды. Создание альтернативы Западу и США в союзе с Китаем - иллюзия. Пекин вряд ли согласится обострять отношения с крупнейшими торговыми партнерами и будет балансировать на противоречиях между ними. Россия меняет вектор внешней политики, но на Востоке ее также ожидает самодостаточный и прагматичный партнер, в сотрудничестве с которым Москва рискует оказаться на вторых ролях.