Статья опубликована в № 3601 от 02.06.2014 под заголовком: Познается в сравнении: В ловушке сознания

Познается в сравнении: В ловушке сознания

Новая информация воспринимается нами лишь тогда, когда не угрожает нашим политическим взглядам или целостности нашего мировоззрения: это ловушка сознания
Роман Денисов / РИА Новости

На фоне замедления экономики рейтинги Путина и Медведева неуклонно растут. На прошлой неделе они снова побили очередной рекорд, достигнув четырехлетнего максимума. По опросу «Левада-центра», в мае деятельность Путина на посту президента страны одобрили 83% респондентов (в начале марта было 72%). Имя Путина граждане вспоминают гораздо чаще других, когда их просят назвать 5-6 политиков, которым они больше всего доверяют. При такой постановке вопроса Путин набирает 53% против 34% в начале года (опрос «Левада-центра» от 23-26 мая 2014 г.). Почему популярность власти растет на фоне ухудшения экономической ситуации? Ответ, вероятно, нужно искать в области психологии, а не экономики.

Ученых давно интересуют психологические механизмы поддержки власти. Еще в 1950-60-е гг. психолог Милтон Рокич выявил два базовых типа восприятия действительности, которые он описал в книге «Открытый и закрытый разум» (The Open and Closed Mind, 1960). Ученый определил набор характеристик, отличающих «закрытый» тип сознания: сознания, склонного к догматизму и беспрекословному подчинению авторитетам. Главным отличием догматиков оказалась «неспособность отделять содержание информации от источника этой информации и оценивать их по отдельности». Иными словами, при оценке и анализе информации догматики охотно опираются на авторитеты и неохотно подвергают авторитеты сомнению.

В роли авторитета не обязательно выступает некое лицо. Эту роль могут играть и ранее усвоенные идеи и установки. Келли Герретт и Брайан Уикс в работе 2013 г. показали, что уязвимость сознания зависит от исходных убеждений людей. В ходе исследования Герретта - Уикса участникам была предложена ложная информация по поводу того, кто имеет доступ к их электронной медицинской истории. Затем была внесена поправка, и участники получили верные сведения. Исправленную информацию восприняли лишь те участники эксперимента, кто в силу своих убеждений или политических взглядов уже изначально был не расположен верить исходной (лживой) информации. Напротив, оставшиеся участники не поверили исправленным сведениям и стали с большим подозрением относиться к их источникам.

Эксперимент свидетельствует о том, что новая информация воспринимается нами лишь тогда, когда не угрожает нашим политическим взглядам или целостности нашего мировоззрения. Это ловушка сознания: нам трудно отказаться от идей (пусть и ложных), которые лежат в основе нашего мировоззрения. Грем Робертсон показывает, что восприятие фальсификаций в авторитарных системах сильно зависит от отношения опрошенных к режиму. Те россияне, которые голосовали за оппозиционных кандидатов, считали уровень нарушений на думских выборах 2011 г. более высоким, чем те, кто голосовал за провластных кандидатов.

Однако, по Робертсону, в авторитарных системах ситуация усугубляется тем, что правдивая информация о режиме не находится в открытом доступе (основные СМИ контролируются властью). Чтобы ее найти, нужно прилагать усилия. Граждане, которые охотнее ищут дискредитирующую режим информацию, - это люди, которые уже изначально негативно настроены к режиму. И наоборот, сторонники режима не склонны заниматься поисками компрометирующей режим информации. Более того, негативные факты, доведенные до сведения сторонников режима, как правило, ими не усваиваются и не меняют их взглядов.

Выводы довольно пессимистичны. Во-первых, в силу особенностей нашего сознания наличие независимых СМИ и интернета само по себе не решает проблемы. Люди лучше воспринимают те сведения, которые не составляют угрозы их мировоззрению, и отфильтровывают все остальные. Во-вторых, подобные ментальные ловушки сознания ведут ко все большей поляризации общества. Оппонентам режима трудно найти общий язык с его сторонниками, поскольку две эти группы буквально живут в разных ментальных мирах.

Не только индивиды, но и целые страны попадают в ментальные ловушки. Как показывает Брайан Каплан (в работе The Idea Trap), плохие идеи ведут к плохой политике, но и обратное тоже верно: неправильная политика ведет к неправильным идеям. Во-первых, в кризисные моменты людям свойственно паниковать и искать козлов отпущения, вместо того чтобы анализировать сделанные ошибки. Во-вторых, признать тупиковость изначально избранного пути развития политикам и народам бывает безумно трудно, так как резкая смена курса подрывает всю существующую систему мировосприятия: включается тот же механизм, который работает и на индивидуальном уровне. Удобнее решить, что исходная стратегия была недостаточно последовательной, чем признать ее ошибочность. Осознав, что избранный политический курс не приводит к ожидаемым результатам, страны часто не разворачивают его на 180 градусов, а повышают интенсивность реализации исходной программы. Неправильная политика еще ухудшает экономическую ситуацию в стране, что ведет к еще большему ужесточению неправильного политического курса и т. д. В итоге экономический кризис, плохие идеи и неправильная политика только усиливают друг друга. Ментальная ловушка заводит страну в порочный круг.

Подобный порочный круг существует и в современной России. Особенности мировоззрения, в том числе раздувание угроз со стороны НАТО и Запада в целом, привели российское руководство к проблемному (для мирового сообщества) решению по присоединению Крыма. Это решение ускорило отток инвестиций из страны и внесло еще большее напряжение в отношения с мировым бизнесом, что ухудшило экономическую ситуацию. Но рейтинги властей выросли, поскольку и сами россияне находятся в плену тех же ошибочных идей. В силу ментальной ловушки, в которой находится Россия, ошибочная политика ведет ко все более ошибочным идеям. В ответ на ухудшение экономики, чтобы снизить зависимость России от внешних инвестиций, не меняя при этом избранного курса, власти России начинают курс на импортозамещение (см. выступление Владимира Путина на Петербургском экономическом форуме), а затем могут последовать и радикальные самоизоляционные меры, которые давно предлагает советник президента Сергей Глазьев. Богатый опыт латиноамериканских стран доказывает, что реакция такого рода лишь усугубляет экономический кризис и ведет к новому витку неправильных идей и решений.

За неправильные решения и неспособность учиться на ошибках общества платят очень высокую цену. Но, как показывает опыт, некоторые страны по-прежнему готовы платить ее ради краткосрочной иллюзии собственной правоты.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать