Статья опубликована в № 3617 от 26.06.2014 под заголовком: «Лукойл» на честном слове

«Лукойл» на честном слове

Руководители и крупнейшие владельцы «Лукойла» Вагит Алекперов и Леонид Федун не имеют акционерного соглашения
  • Михаил Серов
Крупнейшей частной нефтяной компанией России руководят «друзья по жизни»
С. Портер / Ведомости
Сколько осталось до контроля. $1,3

млрд примерно столько при текущей капитализации «Лукойла» ($52,08 млрд) нужно менеджерам компании на покупку 2,5% акций, недостающих до контрольного пакета

Я никогда не был сторонником соглашений, которые ограничивают моих друзей или партнеров. Это их заработанные деньги», - заявил «Ведомостям» Алекперов (интервью с ним см. на стр. 08). Он признает, что Федун при желании может продать свои акции кому угодно, но «уверен, что, если кто-то из моих соратников примет решение о продаже, он все равно мне об этом заранее сообщит». Получить комментарии Федуна вчера вечером не удалось.

На конец 2013 г. Алекперов согласно отчетности «Лукойла» прямо и косвенно владел 22,23% акций компании, Федун - 9,73%, остальные менеджеры - около 2%. Еще 11,25% акций принадлежало самому «Лукойлу», остальные бумаги находились в свободном обращении.

Таким образом, менеджмент и сама компания контролируют почти 45% «Лукойла». Кроме того, контролируемый менеджерами «Лукойла» пакет может увеличиться в результате конвертации принадлежащих самой компании облигаций примерно в 2,5% акций, напоминает портфельный управляющий ИК «Анкоринвест» Сергей Вахрамеев.

При этом Алекперов и Федун продолжают скупать акции с рынка.

Они, очевидно, выбрали стратегию собрать контрольный пакет, чтобы избежать недружественного поглощения, в том числе из-за потенциального интереса со стороны «Роснефти», считает директор АК Small Letters Виталий Крюков.

В основном менеджмент тратит на акции дивиденды. За 2013 г. они могут составить 93,56 млрд руб. ($2,75 млрд). Доля менеджмента - $923 млн. В следующем году дивиденды могут возрасти, поэтому для консолидации контрольного пакета (см. врез) может потребоваться еще около года, заключает Вахрамеев.

Но именно при угрозе недружественного поглощения, даже гипотетической, отсутствие акционерного соглашения выглядит как минимум странным, особенно при отсутствии у самого Алекперова контрольного пакета, удивляется управляющий директор Arbat Capital Юлия Бушуева.

С некоторыми партнерами Алекперов действительно готов работать без подписания бумажек, рассказывает его знакомый, но назвать его излишне доверчивым нельзя, он не со всеми будет готов договариваться только на словах.

«Мы (с Федуном. - «Ведомости») друзья по жизни», - уверяет президент «Лукойла».

Федун пришел в «Лукойл» в 1993 г., сразу после его акционирования. В 1994 г. начались первые приватизационные торги и торговля акциями «Лукойла» на вторичном рынке. 51% акций компании было обменяно на ваучеры, продано частным инвесторам и распределено среди трудового коллектива.

Государство окончательно вышло из «Лукойла» в 2004 г. продав свой последний пакет в 7,6% американской ConocoPhillips. В рамках этой сделки, которую одобрял президент Владимир Путин, акционерное соглашение все-таки было заключено. При этом американцам, рассказывал в 2005 г. Алекперов, все равно приходилось по ряду вопросов верить ему на слово. В тот момент шел раздел активов ЮКОСа, что пугало инвесторов. «Многие документы подписывались под мое честное слово. Для Джима Малвы [главы ConocoPhillips] и его совета директоров этого хватило», - говорил президент «Лукойла».

По соглашению с ConocoPhillips менеджмент «Лукойла» не мог продавать свои акции, чтобы не потерять контроль над компанией, рассказывал в октябре 2004 г. в интервью «Ведомостям» Федун. Conoco же получала право увеличить свой пакет не более чем до 20%, докупив бумаги с рынка. По ее настоянию были внесены поправки в устав, которые давали американцам право блокировать крупные сделки, связанные с отчуждением активов.

Conoco также не могла консолидироваться с другими акционерами для изменения системы управления «Лукойлом», рассказывал Федун, называя это механизмом защиты от недружественного поглощения.

В 2010 г. Conoco, владевшая 20% «Лукойла», решила продать акции. К февралю 2011 г. она вышла из капитала «Лукойла», причем 12,6% акций выкупил сам «Лукойл» (оставшийся пакет был продан на рынке). После этого устав компании вновь был изменен, а влияние миноритариев уменьшено.

За все это время между Алекперовым и Федуном не было ни одного акционерного конфликта, ставшего публичным, отмечает Бушуева. Хотя полемика возникала. Федун, в частности, выступал против участия «Лукойла» в разработке Арктики, считая это слишком затратным для компании делом. Алекперов же придерживается противоположной позиции, всеми силами добиваясь возможности работать на арктическом шельфе.

Но даже если предположить, что оба менеджера имеют консолидированную позицию, мало ли что случится - и не известно, как с акциями могут поступить их наследники, продолжает Бушуева. После смерти Бадри Патаркацишвили его партнер Борис Березовский остался ни с чем, тяжело делили активы и Михаил Прохоров с Владимиром Потаниным, напоминает она.

«С другой стороны, Федун всегда считался человеком Алекперова, а не его полноценным партнером, как в случае других громких разводов», - резюмирует управляющий одного из инвестиционных фондов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать