Статья опубликована в № 3704 от 27.10.2014 под заголовком: Агенты обойдутся без грантов

Агенты обойдутся без грантов

Сегодня будет объявлен список правозащитных организаций, которые получат президентские гранты. НКО из реестра «иностранных агентов» в этот перечень не вошли
Заменить американские гранты российскими получается не у всех НКО
Jens Meyer / AP

Получателей грантов отбирал фонд «Гражданское достоинство». Всего на конкурс поступило более 300 заявок (большинство из Моск­вы), общая сумма грантов в 182 млн руб. будет разделена между 101 организацией. Известных правозащитных НКО среди грантополучателей почти нет. Член конкурсной комиссии, председатель президентского Совета по правам человека (СПЧ) Михаил Федотов поясняет, что на этот раз предпочтение отдавали региональным НКО и тем, кто ранее не получал гранты: «Кроме того, по опыту многих грантодателей, пока организация не отчиталась за один грант, новый ей не дают».

По словам источника в конкурсной комиссии, единственная известная организация в списке - Московская Хельсинкская группа (1,8 млн руб.). Зато, например, 1 млн руб. получит редакция газеты «Пионерская правда» (на проект всероссийского творческого конкурса «Я имею право жить, развиваться и дружить»), 2,7 млн - Мос­ковский союз садоводов (проект «Луч права в садовом царстве»). По словам одного из членов жюри, многие НКО просили небольшие суммы - до 1 млн руб. «В ходе распределения грантов выяснилось, что правозащитная деятельность не становится популярнее», - констатирует собеседник.

Член конкурсной комиссии Ирина Ясина говорит, что достойных заявок было немного: «Те, кто дважды получал гранты и еще не отчитался за второй, на этот раз грант не получали. На статус иностранного агента мы не обращали внимания». По словам члена комис­сии Яны Яковлевой, в этом году упор делался на региональные организации, поэтому громких имен в списке нет. Отклоняли же заявки благотворительных организаций или те, где были технические ошибки: «Большинство организаций, получивших гранты, разъясняют права в области ЖКХ, получения льгот и др. Могу точно сказать, что политических отказов не было». Ранее экс-руководитель «Гражданского достоинства», а ныне омбудсмен и член конкурсной комиссии Элла Памфилова говорила, что статус «иностранного агента» никак не будет влиять на выдачу грантов. Однако правозащитники заметили, что в грантах отказано НКО, официально признанным таковыми, - правозащитному центру «Мемориал» (проект сети «Миграция и право»), организации «Голос-Урал» (член включенной в реестр агентов ассоциации «Голос»).

Сопредседатель движения «Голос» Григорий Мельконьянц говорит, что «Голос-Урал» отчитался только за первый грант в 7 млн руб., а использование второго гранта в 5 млн руб. только началось: «Нас не предупреждали, что организация не может получить грант, если у нее есть действующий грант. Таких ограничений формально не существует». Тем не менее в то, что в «Гражданском достоинстве» могут быть какие-то политические ограничения, Мельконьянц не верит.

Как признается руководитель комитета «Гражданское содействие» и сети «Миграция и право» Светлана Ганнушкина, они предполагали, что им могут не дать грант, хотя в администрации президента ее заверяли в обратном. До этого Ганнушкина получала грант на сеть «Миграция и право», дважды гранты получало «Гражданское содействие», и за все деньги они уже отчитались. Источник в конкурсной комиссии пояснил, что гранта Ганнушкиной не дали из-за «раздутой заявки». Нет в «списке 101» и проекта «Гражданский омбудсмен» движения «За права человека»: по словам его руководителя Льва Пономарева, на этот проект заявку подавали впервые, но до этого грант получал возглавляемый им фонд «В защиту прав заключенных». «Не давать деньги правозащитным организациям - это значит противоречить распоряжению президента, чтобы НКО могли получать гранты в России», - говорит Пономарев.

По словам члена СПЧ Елены Тополевой-Солдуновой, не давать гранты тем, кто еще не отчитался за ранее полученные деньги, - обычная практика, но есть, к примеру, программа поддержки социально ориентированных НКО Минэкономразвития, где гранты получают в основном одни и те же. По ее словам, у крупных правозащитных НКО мало шансов получить в России другое финансирование, кроме президентских грантов: «Мы им говорим переходить на российское финансирование, но источников финансирования для них очень мало».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать