Статья опубликована в № 3767 от 09.02.2015 под заголовком: Чиновники-миллионеры

У кого из российских чиновников и госменеджеров были счета в HSBC

Расследование «Ведомостей», Международного консорциума журналистов-расследователей и Le Monde
  • Роман Шлейнов
В предместье Женевы - Колоньи - рядом с представителями фамилий Chopard и Cerutti обосновались бывший первый вице-президент «Роснефти» Анатолий Локтионов и Геннадий Тимченко с семьей
Fabrice Coffrini / AFP

Информацию о клиентах швейцарского банка группы HSBC примерно из 200 стран французская газета Le Monde и Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ) получили от источников в правительственных кругах Франции. Эти клиенты открывали счета в 1990-2007 гг. и держали на них более $1,8 млрд. В госструктуры данные попали лет восемь назад - их похитил и передал властям Германии за вознаграждение в 2,5 млн евро бывший сотрудник IT-отдела банка Эрве Фальчиани. Несмотря на протесты Швейцарии, сначала немецкие правоохранители, а затем прокуроры Франции и Бельгии заинтересовались попавшими в списки гражданами своих стран, заподозрив некоторых из них в уклонении от налогов.

«Ведомости», участвуя в совместном проекте с ICIJ и Le Monde, проанализировали российскую часть списка, состоящую более чем из 740 имен, и не обнаружили там первых лиц государства и крупных политических фигур. Однако помимо десятка участников российского списка Forbes там оказались бывшие чиновники, руководители «Роснефти», госбанкиры, а также их родственники. У некоторых из них в 2006-2007 гг. на счетах было более $1 млн. «Ведомости» заинтересовались, как люди, большую часть жизни работавшие на госслужбе или в госкомпании, стали владельцами счетов в HSBC.

Данные о клиентах

В 2006-2007 гг. $11 млн было на счетах компаний, связанных с ныне ликвидированными английскими Forehold Limited и Finahold Limited (здесь и далее - исходя из списков, полученных ICIJ и Le Monde). Бенефициаром первой в документах HSBC значился бывший замминистра энергетики Петр Нидзельский, а второй - Лидия Нидзельская, названная бизнес-консультантом. В июне 2004 г. Нидзельский ушел с госслужбы, а в конце того же года у компаний появились счета в швейцарском банке. Связаться с Нидзельскими «Ведомостям» не удалось.

Член совета директоров «Газпрома», бывший глава Мингосимущества Фарит Газизуллин открыл счет в HSBC в конце 1990-х. На счете, к которому имел отношение Газизуллин и его супруга Татьяна, в 2006-2007 гг. было $3,6 млн. В банковских бумагах Газизуллин назван «инженером», хотя он больше известен как чиновник: сначала работал первым зампредседателя госплана в Татарстане, а затем - в Госкомимуществе. Газизуллин закончил карьеру в 2004 г. министром имущественных отношений. С конца 1990-х он входит в совет директоров «Газпрома», а в 2004 г. был в советах директоров ФСК ЕЭС и СО-ЦДУ ЕЭС. Газизуллин не ответил на вопросы «Ведомостей», переданные через «Газпром». Представитель «Газпрома» не стал их комментировать.

Бывший председатель Фонда социального страхования и замруководителя Федерального агентства по здравоохранению Юрий Косарев открыл счет в HSBC в мае 2005 г., в 2006-2007 гг. на нем было $2,5 млн. Связаться с Косаревым не удалось.

Сын бывшего зампреда правления «Газпрома» Вячеслава Шеремета Вадим открыл счет в швейцарском банке в июле 2006 г., и к 2006-2007 гг. на нем было $10,4 млн. Во времена, когда «Газпромом» руководил Рэм Вяхирев, Вадим Шеремет владел долей в некоторых поставщиках и подрядчиках «Газпрома» вместе с детьми Вяхирева и тогдашнего премьера Виктора Черномырдина. Например, Вадиму Шеремету, Виталию Черномырдину и Татьяне Дедиковой (дочери Вяхирева) в 1998 г. отошла компания «Интергазкомплект», которая была крупным поставщиком импортного оборудования для «Газпрома». За свои доли дети топ-менеджеров заплатили тогда по 1620 руб. Вадим Шеремет также входил в совет директоров агрохимической корпорации «Азот», созданной на паях «Газпромом» и «Интерхимпромом».

Шеремет подтвердил «Ведомостям», что у него был такой счет, но он его закрыл «лет пять назад». Он отметил, что за давностью лет не помнит компанию «Интергазкомплект», подчеркнув, что не зарабатывал на контрактах с «Газпромом». Шеремет говорит, что занимался логистикой и недвижимостью и деньги на счете никак не были связаны с бизнесом в газовой сфере. «Я занимаюсь полимерной продукцией. Этот счет перестал быть мне нужен. Я эти деньги инвестировал и уже давно работаю с российскими банками», - объяснил он.

Супруга начальника отдела по защите гостайны «Роскосмоса» Александра Дегтяря Татьяна согласно спискам имела отношение к счету на $1,2 млн, который был открыт в феврале 2005 г. Александр Дегтярь объяснил «Ведомостям», что его супруга давно перестала заниматься бизнесом и если такой счет вообще существовал, то он был закрыт.

А у супруги бывшего зампредседателя Государственного таможенного комитета Валерия Шпагина (в 1997-2004 гг.) Ирины, судя по клиентским спискам, был счет на $4,1 млн. Счет был открыт в конце 2005 г. - через год с лишним после того, как Шпагин покинул госслужбу, объяснила «Ведомостям» Ирина Шпагина. Кроме того, к тому времени супруги разошлись. В материалах банка Шпагина указана как основатель таможенного брокера «Компания Квота», работающего с 1998 г. Сама она говорит, что между ее бизнесом и работой Валерия Шпагина не было никакой связи. Бизнес таможенного брокера никогда не был легким, а Шпагин всегда работал честно и сейчас живет на свою пенсию, отмечает она.

HSBC, судя по спискам, нравился нефтяникам. Так, экс-президент «Роснефти» Сергей Богданчиков стал его клиентом в марте 2007 г., когда еще руководил госкомпанией. А бывший директор коммерческого департамента «Роснефти» Николай Каплун завел счет в январе 2007 г. С 1998 по 2007 г. он работал в «Роснефти», а в 2008 г. перешел в бизнес-структуры. Данных о деньгах на их счетах нет.

Богданчиков не ответил на переданные для него вопросы «Ведомостей». Связаться с Каплуном через принадлежавшие ему компании не удалось.

Данные о домах

В материалах, полученных ICIJ и Le Monde, есть и другая информация об имуществе владельцев счетов.

Например, бывший министр обороны Украины из правительства Виктора Януковича - Дмитрий Саламатин, державший на счетах в HSBC в 2006-2007 гг. $11,4 млн, занесен в списки как российский клиент. Это потому, что своим адресом он указал дом в самом дорогом поселке Москвы - Серебряном Бору, по соседству с бывшими руководителями ФСБ. По данным Росреестра, участок по адресу Центральный проезд Серебряного Бора, вл. 73, д. 8, принадлежит его жене Наталье Саламатиной.

Саламатин перебрался из России на Украину в 1999 г. и получил гражданство Украины в 2004 г. С 2006 г. он был депутатом Верховной рады от Партии регионов Виктора Януковича, в 2010 г. возглавлял украинскую госкомпанию по экспорту и импорту продукции и услуг военного назначения, а в 2011 г. - «Укроборонпром». С февраля по декабрь 2012 г. Саламатин был министром обороны Украины, а затем - советником Януковича. Депутаты Верховной рады обвиняли Саламатина в связях с российскими спецслужбами, он же заявлял, что обвинения безосновательны: он давно живет на Украине и является гражданином этой страны.

По словам человека, близкого к Саламатину, он с 90-х гг. занимался бизнесом, инвестировал в финансовые инструменты и деньги заработал задолго до начала карьеры депутата и госслужащего.

Бывший вице-президент «Роснефти» Анатолий Локтионов согласно спискам своим адресом указал дом в фешенебельном предместье Женевы - Вандовре на Рут-де-ля-Капит, 140. Информация женевского реестра подтверждает, что земля принадлежит Локтионову и его супруге. На участке неподалеку от Женевского озера расположен двухэтажный особняк с небольшим искусственным прудом.

Через несколько километров - на Рамп-де-Колоньи, 10, расположен трехэтажный особняк еще одного клиента HSBC, попавшего в списки, - давнего знакомого российского президента и бывшего совладельца нефтетрейдера Gunvor Геннадия Тимченко.

Неподалеку - на берегу Женевского озера на Шмен-де-ля-Тур-Карре, 1, «Ведомости» нашли дом его дочери Ксении Тимченко, которая также являлась клиентом банка согласно спискам. Ксения Тимченко занимается благотворительностью, вместе с матерью Еленой Тимченко входит в руководство швейцарского фонда «Нева» (Foundation Neva), созданного Геннадием Тимченко и его супругой для развития проектов в области образования, искусства, науки и спорта. В швейцарской телефонной книге и на сайте фонда она упоминается как Ксения Франк, поскольку замужем за Глебом Франком - сыном руководителя государственного «Совкомфлота». Глеб Франк также был указан в списке как клиент банка. Информации о суммах на счетах Тимченко и его родственников нет. Представитель Тимченко не ответил на запрос «Ведомостей».

Кому нужны данные HSBC

Представитель группы HSBC отказался комментировать данные о российских клиентах банка. А на запрос ICIJ ответил, что «культура комплайнс-контроля и стандарты due diligence» в швейцарском банке группы в прошлом «были значительно ниже, чем сейчас». «Швейцария и ее банковская система довольно долго противились нормам FATF [межправительственная организация Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег] в том, что касается проверки данных публичных должностных лиц, отвечая, что в ряде случаев невозможно подтвердить легитимность средств, которые вносят на свои счета должностные лица. Но в последнее время Швейцария исправилась», - говорит председатель правления Transparency International в России Елена Панфилова.

В России до сих пор не могут даже сформулировать, кого считать публичным должностным лицом, а значит, и проверять с особой тщательностью, отмечает она. От чиновников потребовали декларировать банковские счета в 2008 г., от менеджеров госкомпаний - в 2012-2013 гг. Запрет же на счета в иностранных банках для чиновников и менеджеров госкомпаний вступил в силу в январе 2015 г. «Закон обратной силы не имеет, поэтому госслужащим и руководителям госкомпаний, бывшим и действующим, в данном случае ничего не грозит», - считает Панфилова.

Российские правоохранительные органы могли бы заинтересоваться списками, полагает бывший генпрокурор Юрий Скуратов: проверить, законно ли были получены средства на этих счетах. «Считаю, что этот канал нужно использовать, но с соблюдением законодательства об оперативной работе», - советует Скуратов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать