Статья опубликована в № 3770 от 12.02.2015 под заголовком: Банки: Дискуссия

Банки: Дискуссия

Оценка банкиров

Во время форума топ-менеджеры банков обсуждали проблемы, с которыми столкнулась и еще столкнется финансовая система, и какие действия следует предпринять регулятору. Экономическая ситуация изменилась, банки вынуждены менять свои бизнес-модели, признавали банкиры, и ЦБ, роль которого в финансировании сектора резко выросла, должен учесть эти изменения и, в свою очередь, корректировать регулирование. Модель, которая работала в условиях растущей экономики, не подходит для периода кризиса, настаивали банкиры. С тех пор ситуация только ухудшилась...

Илка Салонен, председатель правления банка «Уралсиб»: Вопрос - «Должна ли банковская система постоянно расти?» - еще пару-тройку лет назад мог показаться не совсем корректным и в чем-то даже крамольным. Мы все за последние годы привыкли к тому, что ежегодный экстенсивный рост, увеличение числа клиентов и объема портфеля - непременное условие развития банковского бизнеса. Собственно, сам термин «развитие» и подразумевает увеличение масштабов и освоение новых направлений бизнеса.

Но насколько этот посыл - расти в обязательном порядке год от года - правилен и целесообразен в современных экономических реалиях? В широком смысле на рост банковской системы оказывают влияние два взаимосвязанных фактора. Первый - экономическая ситуация (а в настоящий момент - объективно - еще и геополитическая). В системе риск-менеджмента любого банка, при стресс-тестировании, заложена чувствительность к изменению макрофакторов и условий внешней среды. Таким образом, бизнес-модель, предусматривающая экстенсивный рост в ущерб оценке рисков как в периоды экономического бума, так и спада, несет в себе угрозы для устойчивости банка. И мы видим, в какой сложной ситуации оказались ряд нишевых банков, которые еще полгода-год назад показывали лучшие результаты по отрасли, а сейчас вынуждены сокращать масштабы бизнеса и существенно корректировать бизнес-модели. И если в 2012-2013 гг. одним из ключевых тезисов большинства стратегий банков было углубление специализации, то сейчас упор вновь делается на универсальность.

Второй фактор - достаточность капитала. В условиях нехватки внутренних источников пополнения капитала (прибыль) или ограниченных внешних источников (допэмиссия, суборды) рост активов автоматически будет ограничен регуляторными требованиями. В свою очередь, возможности докапитализации напрямую зависят от макроэкономической и геополитической ситуации.

Что мы видим на рынке? При усилении не только внешних, но и системных рисков (кредитного, риска ликвидности, валютного, процентного) совокупные активы банковской системы продолжают расти - и даже с ускорением. При этом драйверами роста в части ресурсной базы стали средства, предоставляемые ЦБ, а в части активов - кредиты, выданные госбанками корпоративным клиентам. Причем растет кредитование крупных клиентов, о чем свидетельствуют рост концентрации кредитных рисков (норматив Н7) и сокращение совокупной задолженности предприятий малого и среднего бизнеса. Но повышенный спрос крупных компаний вызван «санкционными» факторами, а не улучшением делового или инвестиционного климата.

Таким образом, происходящий рост банковской системы в условиях фактической остановки роста экономики сложно оценить как качественный. Скорее это рост вынужденный, ведущий к накоплению рисков на балансах и создающий угрозу стабильности развития банковской системы. Подтверждением этому служит негативная динамика показателей эффективности и прибыльности. Рентабельность остается на минимальных за последние несколько лет уровнях. Сумма прибыли сокращается относительно прошлогодних значений.

В условиях, когда перспективы развития и экономики, и банковского рынка зависят от большого числа факторов неопределенности, первостепенная задача банков - сохранение устойчивости при реализации любого сценария. А значит, фокусом внимания становится не масштаб бизнеса, а его эффективность. А роста эффективности нужно добиваться не только за счет оптимизации бизнес-процессов и сокращения издержек, но и за счет улучшения взаимодействия с клиентами и повышения качества обслуживания.

Тимур Авдеенко, председатель правления «МДМ банка»: Полностью согласен с тезисами Илки. Да, есть проблемы с ликвидностью, да, ставки выросли.

Все банки, которые работают в секторе ритейла, должны серьезно пересмотреть свое отношение к нему. Мы должны проанализировать и изменить подход к потребительскому поведению. Модели, ориентированные на средний класс, уже не будут работать, потому что эта целевая группа сокращается. Не будут работать модели скоринга, построенные на истории. Нужны модели, построенные на предсказании будущего.

Роста ритейла банковская система не ждет. Наоборот, будет рост числа проблемных заемщиков, которые сегодня еще воспринимаются как качественные.

Основная проблема - недокапитализация банковской системы. Качество экономики, заемщика, предприятий, финансового состояния заемщика резко упало. Мы живем в другой стране, но с прежней системой регулирования, которая формировалась начиная с 2011 г., когда экономика развивалась после кризиса.

Отношение к заемщику в период экономического роста и спада должно быть разным. Часто при ухудшении финансовых условий качество заемщика падает, хотя он все еще способен расплатиться, если реструктурировать кредит. Однако при существующем регулировании любая реструктуризация в пользу заемщика в большинстве случаев автоматически приводит к ухудшению его качества и к увеличению резервов. Банк теряет капитал. Хотя в действительности качество заемщика в случае его рефинансирования улучшается. Позиция банка тоже улучшается: он начинает контролировать большую часть кредиторской задолженности.

Еще одна проблема - ценные бумаги. Многие бумаги сильно потеряли в цене. Банки не имеют возможности спокойно классифицировать их в портфелях. Они вынуждены проводить переоценку, которая влияет на финансовый результат и на капитал.

Пути докапитализации банков: влить деньги со стороны или высвободить капитал изнутри. Ситуация с внешней докапитализацией банков усложнилась. Помощь из ФНБ, ЦБ поддержит - но надолго ли? Боюсь, что нет. При существующей системе регулирования эти деньги пойдут на дорезервирование старых проблем. И через какое-то время мы снова столкнемся с недостатком капитала.

Хочу отдать должное регулятору. ЦБ проводит консультации и с отдельными банками, и с банковским сообществом, обсуждаются инструменты, которые вводились в 2008-2010 гг.: изменения в указании по созданию резервов, в инструкции по оценке качества заемщиков, в принципах бухгалтерского учета по реклассификации портфелей ценных бумаг, подходы к чистым активам, к соотношению собственных и заемных средств.

Можно вспомнить не всеми признаваемого сегодня классика: «Вчера было рано, завтра будет поздно» (высказывание Владимира Ленина. - «Ведомости»). Сегодня, мне кажется, тот момент, когда можно не дать банковской системе пройти точку невозврата. Необходимо смягчение регулирования. Мы должны себе дать отчет, что находимся в других экономических условиях.

Артем Констандян, председатель правления Промсвязьбанка: Я поддерживаю оздоровление банковской системы. И особо хочу отметить шаги ЦБ по поддержке системы в период кризиса - так, были скорректированы требования к достаточности капитала, что значительно снизило остроту проблемы, которая была наиболее болезненной для финансового сообщества в конце 2014 г. Для того чтобы банковская система росла на 10-15% в год (не запредельные цифры), банкам нужно до триллиона рублей нового капитала. Где его взять? Зарубежные рынки закрыты. В текущих экономических условиях поддержка существующих акционеров и государства является единственным возможным источником пополнения капитала большинства банков России. Поэтому действия государства по докапитализации банковской системы, безусловно, правильные. Промсвязьбанк, безусловно, будет рассматривать возможность участия в этой программе.

Иван Свитек, бывший председатель правления банка «Хоум кредит» (форум проходил до ухода Свитека с поста предправления банка): Я попытаюсь доказать, что у развития розницы есть перспективы. По отношению долга физлиц к ВВП Россия находится на достаточно низком уровне даже в сравнении с другими странами БРИК, как и по отношению долга физлиц к доходу (см. графики). Проблема в том, что это кредиты не ипотечные, а короткие, поэтому нагрузка высокая. Есть, правда, и плюсы: гораздо проще разобраться с плохими кредитами, когда они короткие.

В России кредиты есть у 32% домохозяйств, в Европе ненамного больше - 43%, в США - уже 75%. Самые богатые россияне практически не загружены кредитами. Это значит, что либо им деньги не нужны, либо банковская система не способна предложить продукты, которые бы они хотели покупать.

Линейка продуктов, которыми пользуются люди в России, короткая. В основном зарплатная карта, кредитная карта, депозиты. Страхование жизни, инвестиционные счета, пенсионные счета, мобильные платежи не распространены. Это вина банкиров, которые не способны предложить продукты, которые бы люди хотели покупать.

Я согласен с тем, что финансовая розница в следующие два года не должна расти. Размер розницы должен соответствовать состоянию экономики. Сейчас розничным банкирам надо разобраться с качеством портфеля. Но в то же время есть очень много работы, которой банкиры могут заняться, чтобы выйти на более качественный уровень.

Наталья Николаева, и. о. президента Ситибанка: По закону о потребительском кредитовании Банк России должен регулировать предельные ставки по кредитам в разбивке по определенному списку категорий кредитов. Начинание замечательное, но есть определенные сложности. С I квартала 2015 г. ЦБ вводит рекомендации по ставкам, расчеты же были сделаны по средним ставкам, действующим на рынке с 1 сентября по 30 октября. А эти ставки уже не соответствуют рыночным условиям. Поменялась ставка ЦБ, соответственно, изменилась стоимость фондирования.

Достаточно большое влияние на расчет этих ставок оказывают крупнейшие банки, которые часто применяют сниженные процентные ставки для своих зарплатных клиентов. И это серьезно искажает расчет регулируемых ставок для многих категорий кредитов. Чтобы приблизить расчеты к реальности, нужно устранить влияние ставок крупнейших банков.

Еще одна особенность данного вопроса. На рынке появилось очень много микрофинансовых организаций. Получается, что банки конкурируют с игроками, чьи ставки ограничены совсем по-другому, у них другие требования к капиталу, другие нормативы. Создается очень неприятный прецедент регуляторного арбитража.

В сферу регулирования полной стоимости кредита попали и кредитные карты. Это продукт, который используется клиентами как краткосрочный кредит. Очень редко клиенты получают с кредитной карты наличные деньги, а используют их в основном как средство платежа. Нужно пересмотреть механизм расчета полной стоимости кредита (ПСК) для кредитных карт или исключить из расчета плату за обслуживание. По сути дела, это не стоимость кредита, а плата за предоставление этого платежного инструмента. В сложившейся экономической ситуации Банк России принял решение отложить ограничение ПСК, что положительно воспринято участниками рынка.

При регулировании часто игнорируется экономическая суть отношений. Мы прекрасно понимаем, что в нынешних условиях для банков очень большое значение имеет качество кредитного портфеля. Но почему проверка реальности деятельности клиента возлагается исключительно на банки? Почему реальность деятельности не может быть проверена налоговой инспекцией? Иногда доходит до смешного. ЦБ проводит проверку и пишет, что «мы не проверили реальность деятельности», что «наш клиент зарегистрирован по адресу массовой регистрации». Адрес массовой регистрации - Краснопресненская набережная, д. 16, где расположен «Москва-сити». Как мы знаем, там много финансовых и других организаций, осуществляющих реальную деятельность.

Другой пример. Наши клиенты используют револьверные кредитные линии. В международной практике это стандартный банковский продукт. Но если буквально читать 254-П (положение ЦБ о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам. - «Ведомости»), то получается, что револьверные кредитные линии - это перекредитовка клиента, т. е. это реструктуризация кредита. И тогда ухудшение качества заемщика неминуемо.

Мне кажется, что нужно применять мотивированные суждения, а не формально для галочки проверять качество оценки заемщика и обслуживание им долга. Возможно, необходимо дать банкам право самим определять, насколько они доверяют клиентам. А потом проверять, как банки справляются с этой функцией.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать