Аналитика / Extra Jus
Статья опубликована в № 3770 от 12.02.2015 под заголовком: Extra Jus: Адвокатская монополия - за и против

Адвокатская монополия – за и против

Сотрудник Института проблем правоприменения Екатерина Ходжаева о работе частных юристов в судебных процессах
  • Екатерина Ходжаева
Д.Абрамов / Ведомости

Госпрограмма «Юстиция», разработанная Минюстом и утвержденная правительством почти год назад (15.04.2014), в качестве одного из направлений развития юридической профессии в стране предполагает плавный переход к так называемой «адвокатской монополии» во всех судебных процессах (сейчас исключительный доступ к представительству лицензированными адвокатами закреплен лишь в уголовном процессе). Согласно плану программы к концу 2015 г. будет разработан законопроект, координирующий доступ юристов к судебному представительству на основе их членства в единой самоуправляемой организации (таковой полагается адвокатская палата региона).

Понятно, что среди юрисконсультов, правозащитников, юристов, работающих на рынке оказания частных юридических услуг, планы Минюста оцениваются негативно, если не сказать враждебно. Ведутся дебаты, многие подписывают петиции против введения этих мер. Урегулирование правил доступа к оказанию юридической помощи или услуги в пользу тех, кто имеет статус действующего адвоката, воспринимается частнопрактикующими юристами как ущемление права на профессию. Они сомневаются, что адвокатура в ее нынешнем состоянии способна обеспечить высокое качество юридической помощи, настаивают на том, что принятые в адвокатском сообществе этические правила, контроль за приемом новых членов и деятельностью адвокатов носят декларативный характер. Отмечается, что членство в адвокатской корпорации не бесплатно и основная причина установления монополии на рынке юридических услуг - это коммерческие интересы адвокатских палат.

В свою очередь элита адвокатского сообщества лоббирует установление единой саморегулирующейся организации, призванной контролировать доступ к судебному представительству. Монополия, с их точки зрения, позволит регулировать рынок путем формирования единых правил и стандартов оказания юридической помощи, а адвокатское самоуправление видится хорошим механизмом для организации внутриколлегиального контроля за их исполнением. Это повысит статус и престиж адвокатуры. Рядовые адвокаты в ситуации конкуренции с частнопрактикующими юристами также в подавляющем большинстве поддерживают установление монополии на судебное представительство. При этом конкуренты трактуются как нечестные, менее профессиональные участники рынка, никому не подконтрольные. По данным пилотного опроса, проведенного ИПП в 2014 г. в одном из российских регионов (при содействии местной региональной палаты было опрошено 23% адвокатов), 80-82% респондентов поддерживают ограничение права на участие представителей без статуса адвоката в гражданском и арбитражном процессах. Доля поддержки существующей монополии в уголовном процессе - 92%.

Высокий уровень согласия адвокатов по данному вопросу не удивляет. Интересно другое - кто те адвокаты, которые высказываются против очевидно выгодной идеи. На материалах экспертных интервью с адвокатами можно выделить следующие группы несогласных.

Во-первых, это высокопрофессиональные адвокаты, критически оценивающие деятельность адвокатских палат. Нередко они стоят во главе независимых коллегий, многие имеют опыт работы в органах адвокатского самоуправления. Зная ситуацию в региональных палатах изнутри, такие адвокаты критично воспринимают усилия по наведению порядка среди членов и чистке рядов. Они полагают, что адвокатские палаты не справляются с этой задачей и сейчас, а введение адвокатской монополии на судебное представительство лишь усугубит эту проблему, так как число адвокатов возрастет. По их мнению, должен быть выработан иной путь повышения статуса адвокатского сообщества в стране, возможно, стоит опираться не на органы самоуправления, а на сильные коллегиальные адвокатские образования. Обладая высоким профессиональным уровнем и авторитетом, они не боятся конкуренции со стороны частнопрактикующих юристов и считают, что работа в конкурентном юридическом поле - лучший стимул для повышения профессионализма адвокатов.

Во-вторых, это сильные юристы и подающая надежды молодежь, только что пришедшие в адвокатуру со «свободного» рынка или со студенческой скамьи. Они продолжают работать преимущественно в гражданском и административном производстве на коммерческой основе. Многие обрели статус адвоката не по причине того, что хотели участвовать в уголовных делах, а из статусных соображений. Встречая в судах своих бывших однокурсников или коллег из числа частнопрактикующих юристов, они высоко их оценивают и не видят принципиальных различий между собой и конкурентами ни в уровне подготовки, ни в методах работы по делу.

Третья группа несогласных - это периферийный слой адвокатского сообщества, те адвокаты, которые работают практически вне организационного контроля со стороны палаты и разворачивают свою деятельность по своему собственному усмотрению в рамках малых форм адвокатских образований (адвокатских кабинетов, небольших коллегий, в которых зарегистрировано 1-3 адвоката). Они прогнозируют, что установление адвокатской монополии обернется для них усилением контроля со стороны палаты. Уже сейчас многие отмечают, что контроль за членами сообщества, претендующими на формально независимую от палаты позицию, усиливается: вводятся особые правила распределения дел «по назначению», применяются новые правила и стандарты оказания юридической помощи. В результате многие из стремящихся к независимости представителей адвокатского сообщества, опасаясь вмешательства представителей палат в их дела вплоть до дисциплинарных производств, негативно оценивают перспективу установления монополии. Ведь это будет означать для них ненулевую вероятность запрета на профессию.

Таким образом, несмотря на то что подавляющее большинство адвокатов поддерживают идею установления адвокатской монополии, внутри адвокатской среды существуют альтернативные мнения и позиции. Часто они остаются неозвученными, и адвокатская корпорация воспринимается извне как монолитное сообщество с единым интересом. Понятны опасения тех, кто является первоочередной мишенью внутрикорпоративной чистки. Но интересно, что среди авторитетных и высокопрофессиональных адвокатов также встречается скептическое отношение к идее адвокатской монополии. Такие профессионалы критикуют несовершенство реальных практик контроля со стороны органов адвокатского самоуправления, а также ставят под сомнение наличие принципиального водораздела между организованным адвокатским сообществом и частнопрактикующими юристами. В нынешних условиях «свободный» рынок оказания юридической помощи видится им более действенным механизмом, чем внутриколлегиальный контроль при монополизации рынка.

Автор - научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать