Статья опубликована в № 3781 от 02.03.2015 под заголовком: Резервы закончатся к выборам

Резервный фонд закончится к выборам

Провести секвестр в этом году не получилось, теперь это предстоит сделать в предвыборный период

  • Ольга Кувшинова,
  • Филипп Стеркин
Д.Абрамов / Ведомости

Из-за падения цен на нефть, рецессии и ограничения доступа на внешний финансовый рынок резервный фонд может быть практически исчерпан за 2015–2016 гг., следует из материалов Минфина (есть у «Ведомостей»). В 2015 г. из фонда может потребоваться 3,7 трлн руб., в 2016 г. – еще 1,2 трлн. Таким образом, по расчетам Минфина, к началу 2017 г. в фонде останется лишь 0,5 трлн руб. – примерно 3% годовых доходов 2017 г. (сейчас – почти половина уточненных доходов 2015 г.).

Средства резервов понадобятся на финансирование «двойного дефицита» бюджета: нехватки (в сравнении с прежним планом) доходов, а также выпадения источников финансирования дефицита – средств от приватизации, займов и возврата бюджетных кредитов. Дефицит в 2015 г. составит 2,76 трлн руб. (3,8% ВВП) вместо планировавшегося осенью 431 млрд (0,6%), в 2016 г. – 994 млрд руб. (1,2%) вместо 476 млрд (0,6%).

Расчеты сделаны исходя из среднегодовой цены нефти в $50/барр. в этом году и $65/барр. в 2016 г. В 2017 г. при подорожании нефти до $70/барр. резервный фонд можно будет снова пополнить, посчитал Минфин: на 111 млрд до 0,6 трлн руб.

По материалам Минфина, на начало 2015 г. в резервном фонде было 5,35 трлн руб. К началу февраля фонд увеличился до 5,86 трлн руб. ($85 млрд) при ослаблении рубля к доллару на 13%.

ДВОЙНОЙ ДЕФИЦИТ

Действующий закон о бюджете на 2015 г. позволяет потратить до 0,5 трлн руб. из резервного фонда. Правительство впервые сразу же включило такую возможность в пакет переданных осенью в Госдуму бюджетных законов: бюджет, основанный на цене нефти в $100/барр., был заведомо нереалистичен, о чем предупредил депутатов министр финансов Антон Силуанов. Новые проектировки бюджета (есть у «Ведомостей») Минфин представит в правительство в среду. Двукратное снижение прогнозируемой цены нефти, спад экономики и финансовые санкции в отношении России потребуют израсходовать 3,1 трлн руб. из резервного фонда в лучшем случае, следует из материалов министерства.

Из 3,1 трлн руб. три четверти средств (2,3 трлн) пойдут на компенсацию нехватки доходов, остальное – на замещение источников финансирования дефицита.

Доходов в сравнении с принятым осенью законом о бюджете будет меньше на 2,6 трлн руб., или на 17,2%: 12,45 трлн руб. (см. таблицы). При этом расходы сократятся всего на 1,9% – на 298 млрд руб., несмотря на объявленный 10%-ный секвестр. Расходы сокращены на 1 трлн руб., говорила замминистра финансов Татьяна Нестеренко, – за счет отказа и переноса инвестпроектов, пропуска индексации зарплат бюджетникам. Но этого мало, считает она. Пришлось увеличить другие траты – в том числе антикризисные, объяснял чиновник финансово-экономического блока. В соотношении к ВВП, который тоже сократится в сравнении с прежними проектировками, доходы в 2015 г. будут минимальными за последние 15 лет – 17%, расходы же даже вырастут: с 20%, планировавшихся осенью, до 20,8% – максимум без учета 2009 г.

Дефицит предполагалось профинансировать за счет займов, возврата бюджетных кредитов и приватизации. План приватизации сокращен со 158,5 млрд до 3 млрд руб. План размещений на внутреннем рынке в 1 трлн руб. не изменился, но погашение будет больше и чистое поступление в бюджет уменьшится более чем на треть до 180 млрд руб. А чистые заимствования за рубежом поменяли знак с плюса на минус: из-за девальвации выплаты в рублях возросли, а новых займов не будет. Регионам Минфин одолжит тоже больше, чем они вернут ему (раньше планировалось, что возврат будет на 0,8 млрд руб. больше): кредиты увеличены более чем вдвое (до 314,9 млрд руб.), а объемы возврата сокращены в 1,5 раза (до 104,2 млрд).

Если осенью Минфин планировал выручить 411 млрд руб. на покрытие дефицита, то вместо этого, по уточненному проекту, дефицит источников составит 430,5 млрд руб.: т. е. разрыв – 841,5 млрд руб. Эти средства также будут взяты из резервного фонда.

При этом Минфин не исключает, что из резервного фонда потребуется еще 0,5 трлн руб., если реализуются дополнительные риски, связанные с займами на внутреннем рынке. Из этого следует, что привлечено может быть втрое меньше запланированного 1 трлн руб., т. е. примерно как в прошлом году. В 2014 г. Минфин разместил лишь 349 млрд руб. (без учета 1 трлн руб., направленного на докапитализацию банков). Есть еще риски – большее снижение доходов, увеличение бюджетных кредитов, сказала Нестеренко: к концу года в резервном фонде может остаться примерно 1 трлн руб.

План по займам амбициозный, риски невыполнения велики, но, возможно, ситуацию улучшит немного более высокая инфляция, говорит человек, близкий к Минфину. В январе Минфин разместил 3,6 млрд руб., в феврале – 52,2 млрд руб., причем спрос на февральских аукционах в 2–4 раза превышал предложение. Но это пока не те объемы, чтобы делать какие-то выводы, заметил руководитель среднего банка: скорее, демонстрация того, что рынок госдолга еще не умер. Состояние внутреннего рынка не позволяет привлечь 1 трлн руб. в этом году, уверен экономист ФГ БКС Владимир Тихомиров.

ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЙ СЕКВЕСТР

В 2016–2017 гг. Минфин планирует сократить расходы на 3,1 трлн руб., на 7,7% в 2016 г. и на 10,6% в 2017 г.; финансирование проектов на эти годы уже заморожено. Бюджет-2017 уже может быть бездефицитным (прежний план – дефицит в 0,6% ВВП), как и бюджет 2018 г. – года президентских выборов.

Минфин был поставлен в жесткие условия – сейчас ему не позволили пойти на радикальное сокращение расходов, включая оборонные, говорит Тихомиров, остался лишь один выход – резервный фонд. Но тратить резервы с такой скоростью – рискованная ставка в надежде, что нефть подорожает. Если этого не произойдет, то правительству и Кремлю придется очень радикально резать расходы, заключает Тихомиров. Непонятно, на что рассчитывает правительство, говорит человек, близкий к Минфину: состояние экономики не позволяет рассчитывать на улучшение бюджета. Как раз сейчас надо было бы пойти на резкое сокращение расходов, чтобы иметь возможность нарастить их перед выборами, согласен он: иначе пик секвестра может прийтись на предэлекторальный период.