Статья опубликована в № 3797 от 25.03.2015 под заголовком: Вкладчики забрали больше триллиона

Из банков в прошлом году забрали на 1 трлн рублей больше, чем считалось

Новую оценку оттока вкладов из банков приводит в своем отчете АСВ
  • Дарья Борисяк,
  • Анна Еремина,
  • Ольга Кувшинова
  • / Ведомости
В декабре атаке вкладчиков подвергся даже Сбербанк
A. Rudakov / Bloomberg

В прошлом году россияне забрали из банков около 1,3 трлн руб., следует из данных, приведенных в отчете Агентства по страхованию вкладов (АСВ) за 2014 г.

За год вклады населения в банках увеличились на 9,4%, до 18,55 трлн руб., но этот рост обеспечила валютная переоценка (курс доллара вырос на 72%, евро – на 52%): без нее, по данным АСВ, банки потеряли 1,5% средств населения.

На самом деле отток был намного больше. «Влияние капитализации процентов в 2014 г. оценивается в 6,1 п. п. роста вкладов», – говорится в отчете агентства. Прирост вкладов за счет накопленных процентов – это не новые деньги для банка, а просто увеличение его обязательств. «Это скорее бухгалтерская процедура», – говорит аналитик S&P Сергей Вороненко.

Если вместе с валютной переоценкой вычесть еще и капитализацию процентов, то реально вкладчики могли забрать 7,6%.

«Даже отток 1,5% вкладов – это катастрофа, учитывая, в каких условиях он происходил: внешние рынки закрыты, а депозиты населения – стратегически важный источник ресурсов для банков», – говорит главный экономист МТС-банка Евгений Надоршин.

Большая часть этих денег пошла на покупку валюты, покупки в конце года и в кубышку. «За прошлый год на руках населения стало на $34 млрд больше наличной иностранной валюты, люди снимали валютные депозиты и перекладывали средства в банковские ячейки. Еще часть средств ушла в пользу потребления», – сказал Надоршин.

За первые девять месяцев население купило $20 млрд валюты, это могло дать приток на депозиты в районе 5–7%, однако эти деньги на депозитах банков не появились, а значит, фактически ушли из системы, говорит Вороненко.

В декабре реальный оборот розничной торговли вырос на максимальные с середины 2012 г. 5,3% (за 2014 г. – на 2,5%), в том числе непродовольственного ритейла – на 10,5%. «Кровавая баня», – характеризовал декабрьскую ситуацию на авторынке президент Renault и Nissan Карлос Гон: люди скупали все машины подряд. Продавцы бытовой техники фиксировали рекорды продаж: рост на 30–70% после трех кварталов стагнации.

Стабильность депозитной базы была критична для банков в декабре, когда население активно забирало вклады, говорит Вороненко. Тогда набегу вкладчиков внезапно подвергся даже Сбербанк.

После повышения ключевой ставки до 17% население впало в панику, это подогревалось еще слухами и рассылками, рассказывал тогда человек, близкий к руководству Сбербанка, клиенты массово снимали деньги с карт и счетов.

В прошлом году был значительный отток вкладов в марте, потом ситуация стабилизировалась и деньги вернулись в систему, вспоминает вице-президент «ВТБ 24» Ашот Симонян. В декабре из-за скачков курса население забирало деньги из банков. Люди конвертировали сбережения в валюту, перекладывали в сейфовые ячейки. В начале 2014 г. депозиты размещались в основном на год и больше, в IV квартале средний срок размещения сократился до трех месяцев. Сейчас ситуация стабилизировалась, вкладчики готовы размещать средства на бо́льшие сроки, отмечает Симонян.

Банки сами виноваты в таком оттоке, считает Надоршин: «Ошибка была допущена еще до декабря. Все случилось гораздо раньше: в середине 2014 г. ставки по вкладам были даже ниже, чем в начале 2013 г., а риски в экономике выросли на порядок – банки должны были бы давать премию за риск. В 2014 г. из-за роста ключевой ставки и стоимости привлечения средств в остальных сегментах рынка вклады стали для банков самым дешевым ресурсом, но из-за неготовности предложить высокую ставку банки потеряли часть средств физлиц. Параллельно росли ставки по валютным депозитам, поскольку доступ на внешние рынки был ограничен и экономика испытывала дефицит валюты. Рост ставок по валютным вкладам сделал сбережения в рублях еще менее привлекательными».

Насколько критичен отток вкладов для банка, зависит от его профиля, говорит Вороненко, розничные банки в 2015 г. не планируют наращивать кредитный портфель, поэтому и увеличивать депозитную базу им не нужно: они снижают ставки по вкладам.

В 2013 г. на капитализацию процентов пришлось 6,4 п. п. из 19,1% прироста вкладов (см. график), но тогда валютная переоценка была минимальной.