Статья опубликована в № 3800 от 30.03.2015 под заголовком: Российская амнистия идет на принципы

FATF потребует изменить законопроект об амнистии капиталов

Так говорят участвующие в обсуждении чиновники, об этом предупредил представитель Совета Европы
  • Маргарита Папченкова
Авторам законопроекта придется как-то согласовать христианское всепрощение Владимира Путина и бескомпромиссную позицию FATF
Д. Абрамов / Ведомости

Правительство внесло в Госдуму законопроект об амнистии капиталов («О добровольном декларировании имущества и счетов в банках», см. врез на стр. 05). Амнистируемые получают надежные гарантии, но в таком виде амнистия, скорее всего, нарушает один из четырех базовых принципов FATF и грозит России включением в черный список FATF, говорят участвующие в обсуждении проекта чиновники.

О рисках Россию уже предупредил исполнительный секретарь экспертной группы Совета Европы по оценке мер противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма (Moneyval) Джон Рингут. В четверг он встречался в Москве с руководителем Росфинмониторинга Юрием Чиханчиным, представителями Минфина, администрации президента и правоохранительных органов, рассказали «Ведомостям» два участника встречи. Факт встречи подтвердили представитель Росфинмониторинга и сам Рингут. Официальные консультации с FATF начнутся на этой неделе, говорил первый зампред правительства Игорь Шувалов.

На консультациях будет обсуждаться перечень преступлений, на которые распространится амнистия, в частности легализация преступных доходов и мошенничество. Законопроект признает содержание деклараций налоговой тайной: его нельзя будет использовать ни для возбуждения уголовного, налогового или административного дела, ни как доказательство. Хранит декларации Федеральная налоговая служба, истребовать их может только сам декларант, налоговики могут отказаться от дачи показаний по декларациям. Разглашение данных, отнесенных к налоговой тайне, или их утрата влечет уголовную ответственность (до трех лет лишения свободы, при тяжких последствиях – до семи).

Безусловный запрет на раскрытие данных станет маленькой революцией, констатирует партнер юридической фирмы «Деловой фарватер» Роман Терехин. Сейчас правоохранители по решению суда имеют право на выемку документов, содержащих любые тайны, в том числе налоговую, говорит партнер юридической фирмы «Щекин и партнеры» Денис Щекин.

Если поправить Налоговый и Уголовно-процессуальный кодексы, гарантии секретности будут высокие, уверен Щекин.

Такая повышенная секретность нарушает один из ключевых принципов (третий) FATF – это и обсуждалось на встрече в четверг, говорят участники встречи с Рингутом. Рингут подтвердил «Ведомостям»: «Разработчики законопроекта должны внимательно прочитать документ «Передовая практика», иначе FATF будет придираться».

Проект амнистии

В декларации нужно предоставить сведения об имуществе с указанием индивидуализирующих признаков каждого объекта, но не нужно раскрывать структуру активов; нужно приложить копию соглашения о передаче права собственности от номинального владельца к декларанту. Не нужно раскрывать источник происхождения активов и подтверждать права на них, но сделать это можно. Амнистия распространяется только на деяния, совершенные до 1 января 2014 г.

Подразделения финансовой разведки, налоговые, таможенные, правоохранительные, надзорные органы и прокуратура – все они должны обмениваться информацией, чтобы выявлять и расследовать любые попытки воспользоваться амнистией для отмывания денег или финансирования терроризма, следует из документов FATF. А чтобы этого не произошло, налоговики обязаны либо сами проверить происхождение задекларированных активов и денег, либо передать материалы компетентным органам. Особенное значение FATF придает именно передаче данных, указывает Рингут. Попытаться определить происхождение возвращенного капитала должны и банки, на счета которых он поступает (второй принцип).

Косвенно, по словам Рингута, может быть нарушен и четвертый принцип – данные должны быть доступны по соглашениям об обмене информации госорганам других стран. Закон об амнистии не затрагивает и не ограничивает международные обязательства России (это прямо указано в проекте), но обмен будет осложнен – у правоохранительных органов может не оказаться необходимых данных.

Прежняя версия законопроекта не нарушала третий принцип FATF: она позволяла ФНС и Росфинмониторингу передавать правоохранительным органам информацию из деклараций, если она касалась преступлений, не подпавших под амнистию. Но эта версия не понравилась Шувалову, рассказывали участники совещаний, ставилась задача: данные из деклараций не должны попасть к правоохранителям.

Представители FATF и Шувалова не ответили на запрос. «Противоречий нормам FATF быть не должно, консультации начнем как можно быстрее», – комментировал представитель Минфина: противоречия можно снять поправками в парламенте. Принципы FATF нарушены не будут, обещал президент.

Но противоречия есть, признает чиновник финансово-экономического блока правительства: концепция полной амнистии, которой требовал президент, изначально не отвечает принципам FATF. Если Россия будет настаивать, FATF включит ее в черный список.

Главный принцип FATF – страна должна сделать все возможное, чтобы проверить законность происхождения капиталов, а конкретные меры вправе определить сама, говорит Терехин. Но многое будет зависеть от воли FATF, нужно учитывать политический конфликт России с Западом, продолжает он.

Нельзя давать поводов для очередных санкций, тем более со стороны FATF, говорит федеральный чиновник: они могут быть жестче политических. Это не только запрет привлекать фондирование, но и ограничение корреспондентских отношений, суммы переводов, разрешаются платежи только для компаний определенных отраслей, объясняет эксперт по комплаенс Дмитрий Чистов, возможно и предварительное согласование сделок, проходящих через банки стран-изгоев.

На совещании у президента во вторник два с половиной часа спорили, в итоге выбрали вариант «христианского всепрощения», вспоминает один из чиновников. Законопроект был внесен в Госдуму в безумной спешке – депутаты хотели увязать его с переносом сроков подачи уведомлений о контролируемых иностранных компаниях, объясняет другой чиновник.

Вариант всепрощения даже политически неверен: правительство заподозрят в желании помочь близким бизнесменам, переживает один из чиновников.