Статья опубликована в № 3824 от 05.05.2015 под заголовком: Девальвация бюджетного правила

Минфин придумал, как выйти из ловушки бюджетного правила

Способ позволит не только не тратить весь резервный фонд, а даже, возможно, пополнить его
  • Филипп Стеркин,
  • Маргарита Папченкова
Министр финансов Антон Силуанов нашел изящный способ защитить резервный фонд от законного опустошения
A.Petrov / Reuters

Минфин придумал, как выйти из ловушки бюджетного правила, которое сам же и придумал. Сейчас расходы бюджета рассчитываются исходя из средней цены на нефть за несколько прошедших лет (см. врез) плюс не более 1% ВВП. В 2016 г. базовая цена барреля нефти Urals для таких расчетов составит $89, а по прогнозу Минэкономразвития – всего $60. Разницу придется покрыть из резервного фонда, заявил министр финансов Антон Силуанов и предупредил, что есть план корректировать правило.

Другие варианты

Для расчета средней цены на нефть берутся цены за 5–10 лет (период каждый год нарастает на год, в 2015 г. – за 7 лет) либо за три года. Меньшая принимается за базовую.

В Минфине рассматривали несколько вариантов (см. врез на стр. 05) и решили учесть девальвацию, рассказали «Ведомостям» два чиновника финансового блока и человек, участвующий в обсуждениях. Для расчета базовой цены будет браться не долларовая, а рублевая цена барреля по курсу на момент продажи, объясняет один из собеседников «Ведомостей». К примеру, в 2015 г. базовая цена $94, умноженная на текущий курс, даст 5790 руб. за баррель, а на исторический курс – 2874 руб., подсчитали в Экономической экспертной группе (см. таблицу на стр. 05). Согласно макропрогнозу, в 2015 г. цена на нефть в рублях составит 3075 руб., т. е. меньше, чем выходит при действующем правиле, а после его корректировки прогнозируемая цена окажется даже выше, чем расчетная средняя, указывает руководитель направления «Фискальная политика» Экономической экспертной группы Александра Суслина.

Как считают

Кроме варианта учесть курсовую разницу рассматривался вариант установить предельный лимит на годовое использование резервного фонда (к примеру, не более 30–50%) при сохранении лимита на заимствования. Но второй вариант означал бы еще большее ужесточение правила, считает один из участников обсуждений, был еще вариант изменить период расчета цены, но это могло бы не дать нужных результатов.

Минфину по обновленному правилу не придется тратить резервный фонд, а наоборот – теоретически он сможет даже направить туда излишек, радуется Суслина. Расчеты Экономической экспертной группы показывают: в следующие три года в долларах базовая цена будет гораздо выше фактической, в рублях – ниже.

Это не уловки Минфина, а единственное верное решение, согласна с министерством Суслина. Когда бюджетное правило разрабатывалось, никто не мог представить таких скачков курса, казалось логичным зафиксировать цены в долларах, объясняет Суслина. Искажается изначальная идея, продолжает она, – контрцикличность бюджетной политики: при резком падении цены излишки тучных лет идут на финансирование расходов, которые не приходится резко сокращать год к году.

Но из-за девальвации в рублевом выражении расходы, рассчитанные по правилу, не только не сокращаются по сравнению с предыдущим годом, а даже растут, резкая девальвация дает гигантский скачок, указывает Суслина.

В 2014 г. расчетная цена нефти в рублях выросла с 2884 до 3553 руб., а в 2015 г. – до 5790 руб.

Сейчас правительство обсуждает новые бюджетные проектировки на 2016–2018 гг. В 2016–2017 гг. Минфин предлагает заметно сократить расходы (в февральских проектировках – на 3,1 трлн руб.; на 7,7% в 2016 г. и на 10,6% в 2017 г.) и заморозить их на уровне 2015 г. – около 15 трлн руб. Бюджет-2017 может быть бездефицитным.

При соблюдении бюджетного правила расходы должны быть гораздо выше 15 трлн руб., корректировка может позволить уложиться в эту сумму, считает Владимир Назаров из Института Гайдара: «Иначе полное исчерпание резервного фонда уже в 2016 г. и дальше – два года чудовищного сокращения расходов». «Если применить бюджетное правило к следующей трехлетке, дефицит резервного фонда составит почти 1,5 трлн руб.», – говорила недавно замминистра финансов Татьяна Нестеренко.

Выбранный Минфином вариант – скорее не изменение правила, а его новая трактовка, говорит эксперт, участвующий в обсуждении бюджета. Потребуются минимальные поправки в регулирующие документы, согласен Назаров.

Два участника обсуждений говорят, что это один из вариантов, а высокопоставленный чиновник сказал, что решение уже принято.

Представитель Минфина не ответил на запрос, представитель первого вице-премьера Игоря Шувалова отказался от комментариев.

Министр экономразвития Алексей Улюкаев против корректировки: «Правило, даже плохое, должно соблюдаться». Если правило не менять, можно наращивать стимулирование экономики за счет госрасходов, объясняет Суслина, но новая версия больше соответствует макроэкономической ситуации.

Помощник президента Андрей Белоусов, рассказывает один из чиновников, считает правило анахронизмом и предлагает просто фиксировать ненефтегазовый дефицит.

В прошлом году корректировки бюджетного правила требовало Минэкономразвития, правда в сторону смягчения: увеличить дефицит свыше 1% при сильном оттоке капитала. Но президент поддержал Минфин, который был против. «Он всегда скорее поддержит Минфин – для него реальные сбережения всегда понятнее виртуального стимулирования экономики», – объяснял участник встреч у президента.