Статья опубликована в № 3984 от 18.12.2015 под заголовком: Вопросы без ответов

Пресс-конференция Путина прошла под лозунгом «вопросы острее, чем ответы»

Ответов на острые вопросы по резонансным темам их авторы не дождались
  • Петр Козлов

На большинство заданных в четверг вопросов Владимир Путин уже не раз отвечал и лишь повторил ранее сказанное. С экономикой у нас хуже, чем ожидалось, но в следующем году ожидается рост. Правительство работает в целом удовлетворительно, существенных кадровых изменений в нем не предвидится, хотя «можно и нужно работать лучше». Перспектив налаживания отношений с Турцией на межгосударственном уровне президент не видит, а их мотивов в инциденте со сбитым Су-24 по-прежнему не понимает, допуская, что «кто‑то в турецком руководстве решил лизнуть американцев в одно место». Авиаудары в Сирии продлятся до тех пор, пока наступает сирийская армия, деньги на это выделяются из бюджета, предусмотренного на военные учения, поэтому мы там «достаточно долго можем тренироваться».

Итог в цифрах

11-я пресс-конференция Путина длилась 3 часа 7 минут, за это время он ответил на 44 вопроса. Это уступает и прошлогоднему выступлению (3 часа 10 минут), и рекорду 2008 г., когда за 4 часа 40 минут президент ответил более чем на 100 вопросов.

Но на некоторые вопросы, касающиеся резонансных скандалов уходящего года, Путину пришлось отвечать впервые.

В ответ на вопрос о «мутнейшем бизнесе» детей генпрокурора Юрия Чайки, описанном в расследовании Алексея Навального, президент не стал говорить об Уильяме Браудере, которого называли заказчиком этого компромата и сам Чайка, и пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. Путин предложил понять, нарушали ли закон дети Чайки и есть ли в работе генпрокурора элементы конфликта интересов, – а для этого «есть Контрольное управление президента». «Мне не хотелось об этом говорить, но это не значит, что мы этим не занимаемся», – заверил Путин.

Отвечая на вопрос о псковском губернаторе Андрее Турчаке, о причастности которого к нападению на журналиста Олега Кашина сообщали многие СМИ, президент неожиданно заявил, что «речь идет не о нем самом, речь идет о том, что якобы его отец вмешивался». Хотя давнего друга Путина Анатолия Турчака в связи с этим делом никто никогда не упоминал. «Мне кажется, это та же логика, что у Чайки с Браудером. Если кого-то в чем-то обвиняют, то это обязательно заказ. Если Путин упомянул два раза отца Турчака, он думает, что это заказ на него, хотя его в деле нет, – говорит Кашин. – Не думаю, что Путин врал, это просто такая логика, наверное». Хотя журналист уверен, что Путин знаком с материалами дела: «Я знаю, что на пике этой истории в администрацию президента ежедневно докладывали о развитии событий, поэтому Путин должен быть в курсе всех дел».

Недостоверным посчитали заинтересованные комментаторы и ответ Путина на вопрос о платных парковках в Москве: приведя в пример западные мегаполисы, где приняты похожие меры, президент заявил, что эти решения принимаются «не директивным указанием мэрии Москвы», а по согласованию с муниципальными депутатами и с одобрения проживающих в этих районах жителей. Путина ввели в заблуждение его помощники, считает депутат Госдумы от КПРФ Валерий Рашкин: ни в федеральном, ни в местном законодательстве согласование депутатами платных парковок не прописано, это происходит по распоряжению заместителя мэра Максима Ликсутова.

Была затронута и проблема расследования дела об убийстве Бориса Немцова, главные фигуранты которого – офицеры чеченского батальона «Север» Геремеев и Мухудинов – скрываются «то ли в Чечне, то ли за рубежом». На вопрос, обсуждал ли президент с главой Чечни Рамзаном Кадыровым эти проблемы, Путин решительно заявил, что никогда с региональными лидерами эти вопросы «не обсуждал и обсуждать не собирается». Хотя Немцов был оппозиционером, «это совсем не факт, что человека надо убивать», добавил он: «Я никогда этого не приму. Считаю, что это преступление должно быть расследовано, а участники – изобличены и наказаны, кто бы это ни был». «Меня огорчает, что президент сам не дал указание Следственному комитету, чтобы эти подозреваемые быстро были найдены, – говорит адвокат семьи Немцова Вадим Прохоров. – Но, с другой стороны, он в этом своем ответе не взял Кадырова под защиту и даже не упомянул его фамилию, хотя из контекста вопроса следует, где их надо искать. Поэтому после такого выступления Путина не исключена возможность эффективного развития следствия».

В этом году был выбран консервативный формат пресс-конференции, при котором постарались избежать прошлогодних ошибок, полагает политолог Михаил Виноградов. Тогда слова президента о том, что экономический кризис – это не так страшно, прозвучали резонансно и не совпали с общественными ощущениями и тревогой на фоне девальвации, напоминает эксперт: «В данном случае он показал, что не боится вопросов, стремится сохранить форму, но поворотов в последние годы было так много, что делать пресс-конференцию еще одним поворотным событием не стали. Формат «вопросы острее, чем ответы» в последние годы прижился, и его не стали ломать».