Статья опубликована в № 4178 от 10.10.2016 под заголовком: «Роснефть» рассчитала риски

«Роснефть» рассчитала риски

«Ведомости» выяснили, как «Роснефть» насчитала 3 млрд руб. ущерба от статьи в РБК: она создает риск снижения деловой стоимости «Роснефти» из-за потенциального ухода BP

В конце сентября «Роснефть» через суд потребовала взыскать с медиахолдинга РБК и трех его журналистов – Тимофея Дзядко, Людмилы Подобедовой и Максима Товкайло – более 3,1 млрд руб. в качестве компенсации за ущерб деловой репутации, якобы нанесенный их статьей. Эта оценка и ее расчет изложены в «кратких выводах» Центра профессиональной оценки (ЦПО), переданных представителями «Роснефти» суду. «Ведомости» ознакомились с документом; представитель РБК подтвердил достоверность его содержания.

Предмет иска – статья «Сечин попросил правительство защитить «Роснефть» от BP», опубликованная в газете РБК в апреле 2016 г., а также телепередача на канале РБК, основанная на этой статье. Авторы заметки утверждали: одним из условий продажи приватизируемого пакета стало требование, чтобы покупатель не заключал акционерное соглашение с BP, владеющей 19,75% «Роснефти». «Роснефть» назвала статью «ложной» и потребовала опровержения, а позднее ее представитель заявил в суде о требованиях на 3,1 млрд руб.

Как следует из «кратких выводов» ЦПО, возможный ущерб деловой репутации компании связан прежде всего с «потенциальной потерей крупнейшего контрагента». Единственный контрагент, упомянутый в этом документе, – нефтяная компания BP (см. врез). Чтобы подсчитать ущерб «Роснефти» от потери BP как партнера, специалисты ЦПО оценили влияние этого потенциального риска на ставку дисконтирования (используется для расчета будущих денежных потоков компании). Здесь они употребили такие стандартные показатели для анализа, как премия за риск инвестирования, страновой риск и т. д., но повысили «премию за специфический риск» за счет «дополнительного риска» (т. е. потери контрагента). Для расчета этого дополнительного риска ЦПО использовал две ставки – 0,007 и 0,045%. Применив эти ставки к стоимости инвестированного и собственного капитала, а также к гудвиллу компании, ЦПО заключил, что «минимальное снижение стоимости деловой репутации может составить не менее 3,12 млрд руб.», а максимальное – 20,2 млрд руб. Хотя согласно отчетам «Роснефти» оценка ее гудвилла до и после публикации РБК не менялась – 227 млрд руб. на конец 2015 г. и на 30 июня 2016 г.

Нефтяные партнеры

BP не только акционер «Роснефти» – компании сотрудничают и в добычных проектах. В декабре 2015 г. BP выкупила у «Роснефти» 20% в «Таас-Юрях нефтегазодобыче» за $750 млн. Летом, уже после статьи в РБК, «Роснефть» и BP объявили о новом проекте – СП «Ермак», где BP получит долю в 49% и выделит СП до $300 млн на геологоразведку. Кроме того, в июне 2014 г. «Роснефть» и BP подписали контракт, по которому в течение пяти лет «Роснефть» поставит партнеру 12 млн т нефтепродуктов. Контракт заключен на условиях предоплаты: спустя месяц «Роснефть» получила $1,9 млрд аванса.

Почему использованы именно эти значения ставок дисконтирования, в документе не объясняется. Как оценщики выявили, что из-за риска ухода партнера денежные потоки «Роснефти» нужно дисконтировать на 0,007%, точно сказать нельзя, замечает гендиректор Berkshire Advisory Group Ирина Вишневская, стандартизированной методики оценки такого фактора нет.

ЦПО также исследовал сценарий снижения уровня капитализации «Роснефти» из-за публикаций РБК, следует из документа. Выводов о том, повлияли ли статья и передача на котировки нефтяной компании, в документе нет. Также в нем нет утверждения, что «Роснефть» после публикации испытала какие-либо трудности в отношениях с контрагентами, в том числе с BP, а ее репутация пострадала. ЦПО лишь оценил «потенциальные потери» нефтяного гиганта.

BP, лишь отметил ее представитель, заинтересована в развитии сотрудничества и взаимодействия с «Роснефтью» как на корпоративном уровне, так и путем реализации совместных проектов. Представитель «Роснефти» отказался от комментариев. Связаться с представителем ЦПО не удалось.

Компенсация в 3,1 млрд руб. за ущерб деловой репутации – рекордная сумма в российской практике. Неаудированная выручка холдинга РБК по МСФО за первую половину 2016 г. составила 2,4 млрд руб., операционная прибыль – 56 млн руб.

Понятие «убытки» состоит из двух вещей – реальный ущерб и упущенная выгода, иск «Роснефти» ни под одно из определений не подходит: компания пытается взыскать деньги за возникший риск ущерба, указывает партнер «Юков и партнеры» Марк Каретин.

Крайне маловероятно, что суд удовлетворит требование «Роснефти» взыскать ущерб, который еще не был понесен, считает управляющий партнер «Лосев и партнеры» Вячеслав Лосев. Суд может взыскать убытки, но в существенно меньшем размере: скорее речь пойдет о миллионах, чем о сотнях миллионов, считает советник BGP Litigation Сергей Лисин.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать