Статья опубликована в № 4179 от 11.10.2016 под заголовком: Сечин страдает из-за яхты

Сечин страдает из-за яхты

Достоинство руководителя «Роснефти» Игоря Сечина пострадало из-за публикации «Новой газеты» о дорогой яхте St. Princess Olga, решил суд. Ведь в статье «скрыто» утверждается, что Сечин живет не по средствам, объяснил в суде адвокат топ-менеджера
  • Ксения Болецкая,
  • Екатерина Брызгалова
  • / Ведомости

Басманный суд Москвы удовлетворил иск о защите чести и достоинства президента «Роснефти» Игоря Сечина к «Новой газете» и журналисту Роману Анину, сообщил «Интерфакс». Суд обязал «Новую» опубликовать опровержение на сайте «Новой» и в печатной версии газеты, а также удалить материал с сайта. «Новая» будет обжаловать решения суда, сообщается на сайте издания.

Поводом для иска Сечина стала статья о яхте St. Princess Olga, опубликованная в «Новой газете» в начале августа 2016 г. Стоимость этого огромного судна с вертолетной площадкой, спа и лифтом эксперты газеты оценили не менее чем в $100 млн. St. Princess Olga ходит под флагом Каймановых островов и принадлежит местной фирме Serlio Shipping Ltd., писала «Новая газета». Изучив с помощью специальных сайтов о морских судах маршрут яхты и фотографии в аккаунте Instagram жены Игоря Сечина Ольги Сечиной, издание предположило, что St. Princess Olga либо собственность семьи Сечиных, либо они часто арендуют это судно. Газета нигде в тексте не утверждает, что это так.

Но адвокат Сечина на суде заявил, что Анин использовал форму «скрытого утверждения» и с помощью вопросов и слов «возможно» и «предположительно» распространил недостоверную информацию, что Сечин владеет одной из самых шикарных яхт в мире, живет не по средствам, а значит, как глава госкомпании скрывает истинные доходы (его слова приводит «Интерфакс»). Сама публикация не является общественно значимой, так как Сечин не публичный человек и не влиятельный общественный деятель, заявил в суде представитель руководителя «Роснефти». Он добавил, что это «удовлетворение праздного интереса», написала после заседания суда сама «Новая».

Серийный истец

«Роснефть», как и сам Сечин, в последние годы регулярно судится с журналистами. Сейчас компания требует 3,1 млрд руб. от РБК в качестве компенсации ущерба деловой репутации за статью «Сечин попросил правительство защитить «Роснефть» от BP». С 2013 г. суды признали порочащими честь Сечина и репутацию «Роснефти» несколько текстов журнала Forbes и два текста «Ведомостей», в том числе текст о его строящемся доме в Барвихе.

«Мы считаем, исковые требования были абсурдны. Нас просили опровергнуть то, что в публикации не содержалось. По фактурной части материала у истца не было претензий. Оспаривалось то представление, которое могло сложиться после прочтения», – цитируются на сайте «Новой» слова заместителя главного редактора «Новой» Сергея Соколова.

На суде адвокат «Новой» Ярослав Кожеуров указал, что автор статьи сопоставил фотографии Сечиной и их геотеги из личного аккаунта Сечиной в Instagram с публичными данными о местонахождении яхты и задался вопросом, какое отношение Сечин и его супруга имеют к такой дорогостоящей яхте, пишет «Интерфакс». Сечин в прошлом – влиятельный политик и высокопоставленный чиновник, сейчас – руководитель крупнейшей нефтегазовой компании, большой пакет акций которой принадлежит государству, напомнил адвокат «Новой». Кожеуров уверен, что информация о доходах элиты может быть предметом общественной дискуссии, тем более в кризис, когда доходы населения падают.

Устоявшейся судебной практики по использованным в тексте оборотам «по всей видимости», «предположительно», «возможно» в России нет, указывает управляющий партнер Коллегии медиа-юристов Федор Кравченко. Журналисты таким образом предупреждают, что событие может не состояться, а приводимая информация может оказаться неточной, говорит Кравченко. С другой стороны, некоторые СМИ злоупотребляют такими оборотами для распространения недостоверной информации, указывает юрист. Для проверки восприятия читателями текста суды и назначают лингвистическую и психолингвистическую экспертизу, объяснил Кравченко.

«Фраза «скрытое утверждение» в принципе допустима, если мы говорим, например, о риторических вопросах, и изредка такие выводы в решениях судов встречаются, – рассуждает главный юрист ИД «Коммерсантъ» Георгий Иванов. – Но до сих пор журналист знал, что его мнение, выраженное в форме подозрения (о чем он честно сообщает читателю), вполне укладывается в рамки закона о СМИ». Опасность такого вердикта суда по иску Сечина очевидна, указывает Иванов: «Любого журналиста можно запугать тем, что его рассуждения подпадают под «скрытое утверждение», и привлечь к ответственности. СМИ в итоге просто не смогут реализовывать свои права».