Статья опубликована в № 4204 от 16.11.2016 под заголовком: По $14,5 млн за голову

По $14,5 млн за голову

Музыкальный сервис Zvooq через суд требует от «Яндекса» выплатить $29 млн. Это компенсация за то, что «Яндекс» якобы переманил из Zvooq двух ключевых сотрудников
  • Екатерина Брызгалова,
  • Анастасия Голицына,
  • Ксения Болецкая
  • / Ведомости

Музыкальный сервис Zvooq подал иск к российской интернет-компании «Яндекс», рассказал «Ведомостям» источник в Zvooq. Представитель «Яндекса» Ася Мелкумова подтвердил это «Ведомостям»: «Мы получили уведомление о судебном процессе и крайне удивлены этим иском». От любых других комментариев она отказалась. Гендиректор Zvooq Михаил Ильичев заявил «Ведомостям», что «ничего официально комментировать не будет».

Прежде Zvooq сообщал, что в среду, 16 ноября, проведет пресс-конференцию, где расскажет об иске к «крупнейшей российской публичной корпорации» на сумму в $29 млн. Как рассчитана эта сумма, неизвестно.

Zvooq подал иск к «Яндексу» в суд Лимассола на Кипре, поисковик якобы нарушил обязательство не переманивать сотрудников из Zvooq, соответствующий запрет сроком на полгода был специально оговорен в соглашении между компаниями, рассказал «Ведомостям» источник, знакомый с деталями иска. Что это за соглашение, он не раскрывает, ссылаясь на то, что стороны приняли на себя обязательства по неразглашению деталей этого документа (non-disclosure agreement, NDA). По словам собеседника «Ведомостей», спустя пару месяцев в «Яндекс» перешел работать технический директор Zvooq Константин Рябинин (с июля 2016 г. руководитель проектов поиска «Яндекса», указано в профиле Рябинина на LinkedIn) и директор по маркетингу Zvooq Варвара Семенихина (теперь руководитель отдел маркетинга в «Яндекс.Музыке»).

Союз джентльменов

В конце 2012 г. компания Parallels объявила, что заключила неформальное «джентльменское соглашение» о непереманивании сотрудников с «Яндексом», Epam, Acronis и «Лабораторией Касперского». Компании согласились не «рассылать «письма счастья» на корпоративную почту, не прибегать к прямому хантингу через кадровые агентства, не вербовать потенциальных соискателей через социальные сети, писал CNews.

Zvooq входит в структуру Dream Industries (основана в 2009 г.), этот сервис запущен в 2011 г. Также Dream Industries управляет сервисом для чтения электронных книг Bookmate, образовательной платформой «Теории и практики», центром для стартапов DI Telegraph и онлайн-сервисом Exchang.es. Около 40% акций Zvooq принадлежит ритейлеру «Юлмарт», еще 25% – у фонда Koshigi бывшего совладельца «Ленты» Августа Мейера и совладельца «Юлмарта» Дмитрия Костыгина, 31% – у основателей и менеджеров сервиса Саймона Данлопа и Виктора Фрумкина, 4% – у финансовых инвесторов, говорил представитель Zvooq и уточнял, что сервис уже привлек $25 млн инвестиций. Это меньше, чем компания требует от «Яндекса». Совокупная годовая выручка Bookmate и Zvooq приблизилась к $10 млн, сообщал недавно Костыгин.

Летом этого года Zvooq вел переговоры о продаже с несколькими потенциальными покупателями, в том числе с сотовыми операторами и «Яндексом», рассказал «Коммерсанту» Ильичев. Чтобы предоставить таким компаниям информацию о своем бизнесе, Zvooq подписал с ними NDA, в котором был пункт о непереманивании сотрудников.

Управляющий партнер московского офиса хедхантинговой компании Odgers Berndtson Роман Тышковский говорит, что не знает других судебных исков к компаниям по нарушению запрета о переманивании сотрудников. Российские компании порой договариваются между собой о непереманивании сотрудников, но все это неформальные соглашения, юридически их прописать невозможно, поскольку это может трактоваться с точки зрения законодательства как сговор с целью ограничения конкуренции и как ограничение трудовых прав работников, рассуждает Тышковский (см. врез). С другой стороны, компании при подготовке к сделке или в рамках партнерского соглашения могут вписать в договор юридически обязывающий пункт о непереманивании сотрудников, указывает он: «Ведь в такой ситуации партнеры получают непосредственный доступ к сотрудникам друг друга и это еще один способ защитить свои интересы в рамках сделки». Тышковский подчеркивает, что такие пункты относятся к конкретному соглашению или сделке и к конкретным сотрудникам, которые участвуют в такой сделке и работают с партнером.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать