Статья опубликована в № 4281 от 16.03.2017 под заголовком: Почему не выходят реформы

Почему не выходят реформы

Реформы в России придумывают технократы, а проводят бюрократы, общество из процесса исключено, поэтому реформы и проваливаются, считают эксперты

«Здравствуйте, Ольга Аркадьевна! Пишу вам от профессионального отчаяния», – зачитала в начале своего доклада на Грушинской социологической конференции ВЦИОМа замдиректора по научной работе Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Ольга Александрова. Письмо ей написал врач отделения для новорожденных, он объясняет, почему младенцам так часто ставят диагноз «внутриутробная пневмония»: страховые компании перечисляют клиникам больше – по нормативу, придуманному чиновниками. А клиникам требуется зарабатывать: руководители медицинских учреждений подвергаются запредельному прессингу – они обязаны выйти на необходимые показатели по зарплатам, рассказала Александрова.

Главврачи главным показателем эффективности назвали поступления от платных услуг, обнаружила профессор МГУ им. Ломоносова Наталья Григорьева: «Я коллегам из Японии не смогла объяснить ни на японском, ни на английском, как в государственном медучреждении могут быть платные услуги».

Реформа, начатая во исполнение майских указов президента о повышении зарплат бюджетникам, называлась способом повысить качество и доступность услуг – но уже на этапе планирования стало очевидно, что выйдет наоборот: рост доли платных услуг, снижение доступности и качества бесплатных услуг, сокращение рабочих мест и «ползучая приватизация» имущества учреждений медицины и образования, говорит Александрова, к таким выводам привели опросы руководителей медицинских и образовательных учреждений, проведенные за полтора года до старта реформы и непосредственно перед ее запуском: 83% были уверены, что декларируемые цели не совпадут с реальностью. Основная причина пессимизма – неверие в готовность властей устранить истинную проблему отраслей социальной сферы: их хроническое недофинансирование.

Первые два года

Реформу здравоохранения критиковала Счетная палата: экономии не вышло, а качество и доступность услуг снизились – 17 500 населенных пунктов не имеют к ним доступа, смертность выросла на 3,7%. Платных услуг стало больше на 25%. За четыре года реформы нужно ликвидировать 11% больниц и 7% поликлиник.

Негативные прогнозы сбываются, констатирует Александрова. Задача экономии бюджетных средств частично решается, но может обернуться снижением уровня здоровья и образования значительной части населения. Решения надо искать в изменении бюджетных приоритетов, считает Александрова. Свои материалы и прогнозы социологи отправляли властям, но они не слышат, продолжает она, а если услышат, выходит еще хуже: ознакомившись с опросом директоров школ, представитель одного из министерств заключил, что с такими директорами реформы точно не сделать, – и их стали менять.

Качество социальных сфер по итогам первых двух лет реформ (2012–2014 гг.) население оценило на двойку, рассказал руководитель департамента социологии Финансового университета при правительстве Александр Тюриков. Ни одна реформа, задуманная при сегодняшней структуре власти, не будет успешна, убежден он. Среди причин – отсутствие согласованности у власти и общества по поводу целей, ресурсов, рисков, результатов реформ, перечислил Тюриков, население не включено в обсуждение и реализацию реформ, общество солидарных рисков не формируется. С экспертами советуются, но, если прогноз не совпадает с целью, тем хуже для прогноза, иронизирует Александрова.

Реформу МВД проводит МВД, Министерство обороны реформируется Министерством обороны, удивляется Тюриков, нет и анализа уже проведенных или идущих реформ.

Кандид
16:30 16.03.2017
Если реформы не идут, значит, они не нужны. Как писал поэт «если звезды зажигают, значит это кому-то нужно». Вот Путину не нужны, Медведеву не нужны, Сечину, Миллеру, Дерипаске не нужны, Госдуме не нужны. Дело в том, что реформа по своей сути – слом существующей системы и замена ее другой. Это тяжелая и рискованная работа, порождающая множество конфликтов и недовольных. Судьба реформаторов, как правило, печальна. Вспомним успешного по результативности реформ Александра II, и безуспешного Николая II. или близкого к нам М.С. Горбачева. Тяжелые реформы 90-х, проведенные под патронатом Ельцина правительством Егором Гайдаром, спасшие Россию и от голода, и гражданской войны, народ в своем большинстве не оценил. Гайдар заплатил своим здоровьем и жизнью, Ельцин ушел с просьбой простить его. Путину досталась реформированная Россия, пережившая ломку старой системы и вышедшая на экономический рост. Дорогая нефть позволяла «царствовать лежа на боку», продолжать реформы стало не нужно, а надо было делать еще очень много. Шальные нефтедоллары привели к нынешнему застою, причем не только в экономике, но и к моральному разложению. Россия быстро стала возвращаться в советское прошлое (доля госсектора выросла с 35% до 70%, агитпроп заменили РПЦ, КПСС – «Единой Россией», ряд можно продолжить). Реформы начнутся тогда, когда станет совсем плохо. В нынешней элите реформаторов нет. Есть желание сохранить власть и богатство, о народе, его сбережении, как писал Солженицын, мыслей у власти нет.
00
Комментировать