3,3 млрд рублей на поддержку экспорта

Россия постепенно начинает строить экспортоориентированную экономику, переходит к созданию и участию в международных цепочках добавленной стоимости. Объективно, с учетом тех тенденций, которые наблюдались и в нашей экономике, и в глобальной экономике, – замедления темпов международной торговли и сужения рынков, в частности нашего внутреннего рынка, – тема экспорта в автопроме начинает звучать отдельно.

Экспорт – проверка для производителя

Опыт автомобильной промышленности, особенно здесь, в Калужской области, это очень наглядно показывает. Мне кажется, ни у кого не остается сомнений, что ориентация на экспорт – это конечная цель любого производителя, любого бизнесмена, потому что умение и способность работать на внешних рынках – это показатель того, что твоя продукция качественная, что она конкурентоспособная по-настоящему, что она востребована. Продается продукция на внешние рынки – значит, все в этой продукции есть. И не надо отдельно создавать [критерии], которые сложно измеряются, с одной стороны, а с другой стороны, дают право эту продукцию предлагать и на внутреннем рынке. Потому что часто мы говорим о том, что просто такое прямое импортозамещение может привести к потере качества. В этом случае мы о потере качества не говорим. А мы говорим о том, что на внутреннем рынке мы предлагаем такую же конкурентоспособную продукцию.

[Недавно] прошел экономический форум в Сочи. Там тоже тема экспорта звучала достаточно громко. И мне кажется, мы перешли Рубикон в том смысле, что от задач правительства, федеральных программ тема экспортоориентированных производств, выхода на внешние рынки также спускается на уровень региона. Осуществлены практические шаги. Звучали даже такие интересные идеи: давайте тему экспорта сделаем одной из KPI губернаторов, местных руководителей, местных органов власти; давайте, может быть, в систему рейтингов, которую ведет АСИ, введем и тему экспорта.

Специально, наверное, делать ничего не надо. Это естественным образом должно произойти. Но мы четко видим, что именно на региональном уровне эта тема тоже стала звучать – не как дополнение к чему-то, а как самостоятельная тема. В этом плане я однозначно могу сказать, что Калужская область – один из лидеров, если не абсолютный лидер и с точки зрения направленности на эту задачу, и с точки зрения конкретного результата. Даже цифры об этом говорят. Понятно, что в 2016 г., наверное, будет самый низкий уровень экспорта из России в стоимостном выражении – в силу конъюнктурных причин. Но если взять Калужскую область и сравнить первые полгода 2016 г. с таким же периодом 2015 г., то экспорт из Калужской области вырос на 16%.

Да, может быть, это не за счет автопрома, а за счет других предприятий машиностроения и электроники. При этом очень важная тенденция наблюдается, и она касается и автомобильной промышленности: меняется структура географическая экспорта. Падает доля так называемой «комфортной зоны» – стран СНГ, и падает достаточно активно. Это очень важно. Потому что умение работать на новых для себя рынках, на более сложных рынках – это основное качественное изменение. Сейчас доля стран СНГ сократилась за небольшой период времени с 70 до 45% в целом в экспорте продукции Калужской области. За счет роста в «некомфортных» регионах. Там, где по-настоящему надо уметь работать, где надо применять лучшие практики и т. д. Ни в коем случае нельзя умалять, конечно, важность наших партнеров по Евразийскому союзу, по странам СНГ. Но если мы хотим системно поддерживать экспорт продолжительное время и его иметь, то, конечно, надо ориентироваться на растущие рынки: это Азиатско-Тихоокеанский регион, это страны АСЕАН, это Латинская Америка, страны Европы.

Предпосылки для роста

С другой стороны, сложились объективные хорошие предпосылки. Да, девальвация рубля, хотя я абсолютно не считаю, что это такой стопроцентный аргумент «за». Потому что, понятно, есть импортные комплектующие, есть нюансы, которые с этим связаны. Да, конъюнктура рынков. Но мне кажется [что это и результат того, что] несколько лет назад начали строительство государственной системы поддержки экспорта – и она сейчас начинает давать свои плоды. Принято считать, что страны – имея в виду, несомненно, уровень конкурентоспособности у всех плюс-минус одинаковый, – на внешних рынках на самом деле конкурируют не товарами как таковыми, а государственными системами поддержки экспорта. И ничего крамольного в слове «государственный» (потому что часто бывает логика, что государство излишне участвует в экономике) в этом случае, мне кажется, совершенно нет. Потому что самые открытые экономики – Германия, США и остальные – с точки зрения процедур имеют сильнейшую систему поддержки экспорта.

И в этом плане сошлись два важных момента. С одной стороны – развивающаяся система поддержки экспорта, с другой стороны – тот потенциал, который есть в промышленности, созданный, в частности, в автопроме.

Фантастика стала реальностью

В этом году заработали программы, которые готовились давно: не буду скрывать, мы их обсуждали долго. И более того, года три назад звучали как достаточно фантастические, но тем не менее сейчас это работает: программы по поддержке приоритетных отраслей промышленности на экспорт. К приоритетным отраслям промышленности в этом году отнесено две: это автопром и сельхозмашиностроение. В следующем году будет отнесено чуть больше отраслей – добавятся железнодорожное машиностроение – и вагоны, и локомотивы – и авиапром.

Петр Фрадков

Окончил МГИМО по специальности «мировая экономика». Начал карьеру во Внешэкономбанке. С 2011 г. – директор Российского агентства по страхованию экспортных кредитов и инвестиций. В январе 2015 г. был назначен первым заместителем председателя Внешэкономбанка. С 2015 г. – генеральный директор Российского экспортного центра.

Поддержка – это в первую очередь субсидирование различных видов расходов, с которыми сталкиваются экспортеры при выходе на внешние рынки. В части автопрома в этом году выделено 3,3 млрд руб. на субсидирование логистики, на субсидирование сертификации, включая омологацию, на субсидирование патентования, если необходимо, и выделены средства соответствующие на субсидирование процентных ставок при кредитовании предприятий, которые требуют экспортного финансирования.

Российский экспортный центр является агентом правительства по распределению этих средств. В этом году эти средства должны быть освоены в пилотном режиме. Со всеми крупными автопроизводителями, причем не только производителям как таковыми, а с производителями автокомпонентов тоже мы ведем разговор. И к концу года мы должны по факту понесенных расходов подвести итог: как это работает, какой есть интерес со стороны предприятий, эффективность использования этих ресурсов. Потому что это в чистом виде бюджетные ресурсы, которые, конечно, должны использоваться целевым образом, и эффективность этих ресурсов должна подтверждаться.

Я еще не видел последних цифр – их пока нет, потому что еще идет бюджетный процесс. Но на следующий год мы заложили средства с увеличением относительно этого года на те же продукты: это и логистика, это та же сертификация, омологация. Причем сертификация, как я уже сказал, не только российской части, но это и проведение собственно исследований и т. д. Мы заложили большие средства на продвижение (это мы называем «выставочная деятельность») – больше 2 млрд руб. Пока это процесс переговорный, но на последних совещаниях я не услышал «нет». Наоборот – большую поддержку на самом высоком уровне.

Механизмы поддержки

Мы осуществляем поддержку через Российский экспортно-импортный банк (Росэксимбанк). У нас уже есть хороший опыт новых продуктов, которые раньше не использовались, – это предоставление кредитов покупателю под субсидирование процентной ставки. Мы такую схему применили с коллегами из «Камаза». Когда мы предоставляем кредит покупателю, эта схема полностью соответствует всем нормативам: и ВТО, и ОЭСР. Раньше этого не было. Мы можем эту логику развивать и дальше.

И под субсидирование процентной ставки в следующем году также выделены ресурсы, которые мы будем использовать. Плюс механизм страхования экспорта, когда идет работа по рассрочке платежа, по отсрочкам и т. д. Специалисты понимают: это рабочий механизм, который активно используется и как раз поощряет в хорошем смысле инвесторов иностранных как минимум сохранять производство и расширять экспортную деятельность.

Во Владивостоке на форуме была очень интересная встреча с генеральным директором компании Hyundai Motor. Он прямым текстом сказал: «Мы не просто пользуемся инструментарием соответствующим, для поставок мы в страны СНГ и в некоторые страны дальнего зарубежья, но даже готовы дополнительно инвестировать в свои линии (завод, который находится в Петербурге) для подготовки уже чисто экспортно-ориентированных производств». Им это совершенно комфортно.

И последнее, на чем хотел бы остановиться, – это вопрос о торговой политике. Тоже давайте про это не забывать. Действует Евразийский союз, его никто не отменял. Подписано соглашение о зоне свободной торговли с Вьетнамом. Этим надо уметь пользоваться. Пока я, честно скажу, не вижу сильной активности стран и компаний к использованию этого механизма. Тем не менее механизм есть.

Экспортный потенциал у отрасли огромный, и эти возможности надо использовать. Мы, конечно, здесь рассчитываем на обратную связь с вами. Потому что все эти механизмы должны работать влет, быстро, эффективно.

Автор – генеральный директор Российского экспортного центра

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать