Статья опубликована в № 4205 от 17.11.2016 под заголовком: Кому поможет агентство

Кому поможет агентство

Максим Шерейкин

История с «АвтоВАЗом», с теми убытками, которые у него были, сгенерированные его валютными издержками на автокомпоненты для топовых моделей, – она в целом характеризует историю о том, что долгосрочную конкурентоспособность отрасли и долгосрочный экспортный потенциал – не конъюнктурный, а долгосрочный – в значительной степени определяет уровень локализации.

Один производитель автомобилей [завод которого на Северо-Западе России] получает алюминиевые пороги со специальным покрытием для своих автомобилей из Новосибирска. Алюминий для этих порогов делается в районе Красноярска или Иркутска «Русалом», а штампуются эти пороги в Центральной России. Вопрос: какой экспортный потенциал у продукции, которая сшивается вот таким образом, т. е. какие транспортные издержки лежат в себестоимости производства этого автомобиля?

Проблема возникает из-за того, что большинство автопроизводителей и поставщиков первого уровня до сих пор испытывают проблемы с поиском конкурентоспособных российских поставщиков с рублевыми издержками, с нормальным качеством и стабильной серией.

Миссия агентства

Российская Федерация, видя эту проблему не только в автомобильной промышленности, но и в иных отраслях, решила, что ряду компаний, которые не обладают достаточными компетенциями по поиску и внедрению технологических решений мирового уровня, чтобы стать достойными поставщиками для крупных, в том числе иностранных компаний, в том числе в автопроме, пришедших в Россию, – таким компаниям нужна помощь. И инструментом такой поддержки было призвано стать Агентство по технологическому развитию. И наша главная миссия – это содействие российским компаниям во внедрении технологических решений мирового уровня, от поиска этих решений до внедрения этих решений в России, и дальнейшее сопровождение этих инвестиционных проектов.

Инструментов у нас пока немного. Пока мы скорее консалтинговая лоббистская организация, которая должна помогать на федеральном уровне таким компаниям. В наших руках находится ряд инструментов, которые мы можем использовать.

Целевая аудитория агентства

Здесь присутствуют не только производители автокомпонентов, не только якорные заказчики. Что мы предлагаем разного рода компаниям? С одной стороны, я вижу своими заказчиками те компании, которые требуют технологической модернизации. Если они могут ее сами сделать – слава богу; если им нужна помощь – для этого призвано агентство. С другой стороны, своими заказчиками, партнерами я вижу крупные компании, которые работают с поставщиками и у которых есть необходимость развития сетей своих поставщиков и системы аутсорсинга. К нам уже поступают запросы от «Русских машин», и с Sollers мы эту историю обсуждаем. И я рассчитываю, что калужские производители станут ключевыми партнерами, потому что не может быть по-другому. Калуга для агентства и для меня лично будет приоритетным регионом по реализации и программ модернизации существующих компаний, чтобы они могли стать вашими поставщиками; и по программам развития сетей поставщиков и систем аутсорсинга. Потому что это замкнутый круг, который призвано разорвать агентство.

Максим Шерейкин

Окончил МГТУ (Калужский филиал) по специальности «инженер-системотехник».
Участвовал в создании Калужской ипотечной корпорации. С 2008 г. – министр экономического развития Калужской области. В 2010–2013 гг. – заместитель губернатора Калужской области.
В 2013–2016 гг. – заместитель министра по развитию Дальнего Востока.
15 июня 2016 г. назначен генеральным директором Агентства по технологическому развитию.

Есть третья целевая аудитория. Долгое время я занимался индустриальными парками, в том числе с территориями опережающего развития на российском Дальнем Востоке, и вынес оттуда одну интересную историю. Она относительно новая, хотя очень очевидная. С какого-то момента инвесторы все меньше и меньше стали «покупать» земельные участки, обеспеченные инфраструктурой, и систему региональной и федеральной государственной поддержки. А самым популярным вопросом стал: «Пожалуйста, покажите нам нишу и покажите нам проект, который мы можем в Российской Федерации реализовать».

В поиске новых ниш

Почему так происходит – очевидно: все более-менее явные ниши уже захвачены компаниями, в том числе с иностранным участием, а более очевидных ниш инвесторы пока не видят. Но тем не менее эти ниши есть, и агентство готово давать ответы на вопросы иностранным компаниям, российским компаниям. Какие эти ниши? Эти ниши требуют агрегации, потому что, если сегодня для Fuyao Glass мы пригласим компанию, которая будет производить сырье, первое, что она скажет: «У Fuyao Glass небольшой объем, давайте думать, как мы сможем выпускать это сырье не только для Fuyao Glass, но и в Нижний Новгород на Борский завод», и т. д. И конечно же, это уже проблема и вопрос национального уровня – собирать эти ниши. Именно поэтому Агентство по технологическому развитию – это скорее такой федеральный институт, который, собрав эту нишу, сможет эту нишу предложить инвесторам.

В одиночку – дорого

И вторая просьба, с которой начали обращаться инвесторы: «Дайте нам партнера». Потому что слишком дорого стало заходить одним. Раньше просто боялись заходить одни, сейчас не боятся, но стало дорого. То есть нужен местный партнер. И в этом смысле у нас очень хорошо смыкается история, когда компания, с которой мы работаем по ее технологической модернизации, становится партнером для иностранного провайдера технологического решения, для иностранного соинвестора, и мы открываем двери в российскую большую крупную сборочную компанию, локализуя таким образом для нее ее валютные издержки, конвертируя в рублевые.

Вот коротко функции Агентства по технологическому развитию. Автопром и Калужскую область мы видим для нас первым приоритетом.

Автор – гендиректор Агентства по технологическому развитию