Статья опубликована в № 4213 от 29.11.2016 под заголовком: Советы консультанта: Предлагаемые консультантами решения не снимают налоговые риски

Советы консультанта: Предлагаемые консультантами решения не снимают налоговые риски

Дмитрий Кленов

С начала активной кампании по взиманию в России налогов с зарубежных доходов российских граждан и компаний консультанты не устают придумывать многочисленные способы обойти новое законодательство.

В арсенале менеджеров по продажам юридических компаний и налоговых консультантов быстро появились безотзывные трасты, страховые оболочки для инвестиционных портфелей, хитрые фонды, компании без акционеров, учреждение которых возможно в ряде юрисдикций.

Но все эти решения либо слишком дорогие, либо не снимают всех налоговых рисков. А чаще всего сочетают в себе оба недостатка.

Основная особенность большинства решений заключается в том, что реальный владелец передает владение структурой третьим лицам и таким образом формально перестает иметь к ней отношение. При этом зачастую упускается из внимания, кого именно квалифицируют банки в качестве реального выгодоприобретателя – экономического бенефициара, о котором в итоге и узнает налоговая служба после внедрения автоматического обмена информацией (CRS).

Так, безотзывные трасты все равно имеют бенефициара, и именно он раскрывается банку. А если говорить совсем честно, то ни один разумный бизнесмен, рожденный в Советском Союзе, никогда не отдаст все свое состояние в управление малознакомому иностранцу, даже если он работает в компании с мировым именем. Попытки же приладить чуждый нашему менталитету инструмент чаще всего носят абсолютно притворный характер, т. е. бенефициары фактически сохраняют контроль за трастом.

Страховые оболочки, которые предлагают страховые компании, действительно обладают великолепными свойствами сохранения активов и передачи их по наследству. Но только человек, по сути, должен расстаться со своими деньгами и забыть про них на долгие годы. Решение же, когда страховая компания выступает номинальным держателем активов, вряд ли можно считать достойным, поскольку страховая компания как финансовая организация является участником автоматического обмена информацией и должна будет отчитаться обо всех выгодоприобретателях наравне с банками, брокерами и другими агентами автоматического обмена.

Фонды, разделенные на ячейки под разных инвесторов, как и компании без акционера, крайне скользкий путь обойти законодательство, поскольку и в одном и другом случае очевиден бенефициарный собственник и сохранение контроля.

Это вовсе не значит, что вышеперечисленные инструменты бессмысленны: каждый из них может решить много иных задач и быть полезным для структурирования активов, если его использование имеет в первую очередь экономический смысл.

Стоит учитывать и то, что квалификация сотрудников налоговой службы сильно выросла. В госорганы уже несколько лет привлекаются люди из бизнеса: аналитики, консультанты, которые прекрасно знают все тонкости работы в низконалоговых юрисдикциях. Вместе с понятием экономического бенефициара российские налоговые органы начали успешно использовать так называемую концепцию substance, или наполнение компании. Об этом говорят последние громкие дела. В ноябре появилось отрицательное решение по делу ПАО «Северсталь», в рамках которого доначисления налогов составили практически 1 млрд руб. Успешно концепция фактического получателя дохода была применена в делах по АО «Банк «Интеза», ЗАО «Кредит Европа банк», ПАО «МДМ банк».

Основной подход, который используется при применении норм о контролируемых иностранных компаниях (КИК), – превалирование содержания над формой. Какой бы хитроумной ни была схема владения активом, правоприменение будет отталкиваться от экономической сути деятельности компании, претендующей на налоговые льготы.

Если иностранная компания ведет бизнес в России и иностранный элемент присутствует в целях налоговой оптимизации, то и налоги эта компания обязана платить в России. В противном случае компания должна представлять собой не только запись в реестре, а иметь офис, работающий персонал, достаточно квалифицированный для конкретного вида бизнеса.

Расходы на содержание такого офиса могут существенно превышать издержки, которые компании ранее несли на поддержание своих западных структур.

Безусловно, офшоры и офшорные компании не перестанут существовать для российского бизнеса, просто с их доходов резиденты России должны будут платить налоги или принимать решение о смене места жительства, менять налоговое резидентство, т. е. уезжать из России, как уже сделали многие состоятельные граждане. Что касается предлагаемых дешевых решений по КИК – не верьте, их нет.

Автор – партнер UFG Wealth Management

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать